ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

- И одновременно, Жизель, я решаю и ту проблему, с которой ты этим утром обратилась ко мне.
Она широко раскрыла глаза, а граф повел разговор дальше:
- Единственный способ вызволить Джулиуса из когтей мисс Клаттербак - это отвлечь его внимание другой наследницей. Она, конечно, должна быть не менее богата, но к тому же весьма привлекательна.
На секунду в спальне воцарилось молчание, а потом Жизель неуверенно сказала:
- Мне… мне непонятно… что вы… предлагаете, ваша милость.
- Я предлагаю тебе стать той наследницей, которую мы подсунем Джулиусу, чтобы отвлечь его от ухаживаний за этой невозможной Клаттербак.
Граф повернулся к капитану Сомеркоту.
- Ты, Генри, расскажешь Джулиусу, насколько эта новая наследница богата и уважаема в обществе. Да, кстати: лучше будет, если она приедет с Севера… Йоркшир - обширное графство, и, насколько я знаю, Джулиус никогда там не бывал.
- Но… такое… просто невозможно! - запротестовала Жизель.
- В моем словаре слово «невозможно» отсутствует! - высокомерно заявил граф. - Половина гостей Челтнема приезжает из далеких уголков страны. Ньюэл только вчера говорил об этом в твоем присутствии. Следовательно, богатая наследница из Йоркшира будет всего лишь одной из сотен людей, которые желают посоветоваться с врачами и попить целебные воды.
Генри Сомеркот встал.
- Клянусь Юпитером, Тальбот, ты - просто гениальный стратег! Я всегда так считал, да и герцог Веллингтон - тоже. Помнишь, как ты переломил ход боя под Викторией? В тот момент я уже был уверен, что французам удалось нас отрезать от основных сил!
- Если мы справились с французами, то ух Джулиуса мы как-нибудь переиграем! - сказал граф.
- Но… как мы сможем сделать так… чтобы он подумал… - беспомощно начала Жизель.
- Предоставь все мне, - успокоил ее граф. - Ты будешь одета так, как требуется по роли, так что тебе останется только быть любезной с Джулиусом и заставить его думать - не выходя из рамок приличий, конечно, - что ты готова принять его ухаживания.
- Я полагаю, милорд, что у меня это получится.
- У тебя это получится, и получится прекрасно! - решительно заявил граф.
- Идея определенно интересная, - сказал Генри Сомеркот. - Но где она будет жить?
После секундной паузы граф ответил:
- Здесь! Пусть я буду проклят, если соглашусь потерять мою сиделку! И потом, мне тоже интересно наблюдать, как будут развиваться события.
Рассмеявшись, он добавил:
- Полагаю, что в этом случае мы должны заручиться согласием хозяина дома.
- Я совершенно уверен, что полковник Беркли получит огромное удовольствие от нашего небольшого спектакля, - проговорил капитан Сомеркот.
- От чего я должен получить удовольствие? - спросил у двери чей-то голос.
Все трое, сидевшие в спальне, повернулись к двери, и в комнату вошел полковник Беркли.
- Легок на помине! - объявил он. - Или вы наметили для меня тяжелую роль?
Его слова были явно обращены к Генри Сомеркоту, но взгляд был устремлен на Жизель, которая при его появлении встала.
- Вы-то нам и нужны, Фиц, - заметил граф. - Нам нужно твое согласие на одно дело. Да и твоя помощь тоже была бы очень кстати - оно как раз по твоей специальности.
Полковник Беркли остановился рядом с Жизелью.
- Меня кто-нибудь представит, наконец? - осведомился он.
- Жизель, это хозяин дома, полковник Беркли. Фиц - мисс Жизель Чарт! Жизель присела в реверансе.
- Вы даже привлекательнее, чем я решил, когда мельком увидел вас сегодня утром, - заявил полковник.
У Жизели порозовели щеки, она была явно смущена проявленным к ней вниманием.
Хозяин дома несколько секунд пристально смотрел ей в лицо, и она потупилась. Тогда полковник уселся верхом на стул, положив руки на его спинку.
- Ну рассказывайте, что тут происходит, - сказал он. - С первого взгляда совершенно ясно, что вы тут устраиваете какой-то заговор.
- Именно это мы и делаем, - подтвердил граф, после чего еще раз коротко обрисовал ситуацию.
Полковник Беркли громко захохотал.
- Говорите после этого о челтнемских спектаклях! - сказал он. - Дорогой мой Тальбот, чувствую, что вы еще будете писать пьесы для моего театра!
- Для вас в этой пьесе роли нет, - парировал граф. - Все сосредоточено на Жизели. Ей надо убедить Джулиуса в том, что она - богатая наследница, в качестве которой она и будет ему представлена. Тогда он перестанет преследовать мисс Клаттербак и сосредоточит свое внимание на йоркширских миллионах, которые будет рассчитывать отправить в свой бездонный карман.
- Отказаться от верного дела ради миража? - проговорил полковник. - Определенно, дорогой мой Тальбот, здесь есть материал для неплохого первого акта. Однако гораздо важнее, что произойдет в двух последующих.
- В пьесе, которую мы хотим поставить, важнее всего, чтобы Джулиус не успел совершить решительного шага, - возразил на это граф Линдерст.
- Тут я с тобой полностью согласен, - поддержал его капитан. - Когда я уезжал из Лондона, все ждали, что помолвка вот-вот будет объявлена.
- Есть слабый шанс, что Джулиус настолько хитер, что просто решил напугать тебя, Тальбот, предполагаемым браком, чтобы ты еще раз заплатил его долги. Он уже так поступал, - напомнил полковник.
- Но я не имею намерения это делать! - резко сказал граф.
- Тогда Жизель должна быть очень достоверной, - ответил полковник. - От нее одной зависит успех этой затеи.
Он снова посмотрел на нее так пристально, что девушка почувствовала сильное смущение. От нее не укрылось и то, что, говоря о ней, он называет ее по имени. Однако она поспешила напомнить себе, что, став служанкой, не может ожидать иного обращения со стороны джентльменов.
- Ну же, Фиц, - поторопил его граф, - тут-то нам и понадобятся твои советы специалиста!
- Хорошо, - ответил полковник Беркли, вдруг став серьезным. - Если Жизели предстоит стать богачкой, то пусть она лучше будет ч вдовой. Тик не появится опасений относительно родственников, которые, несомненно, постарались бы не допустить, чтобы Джулиус имел с ней дело. А еще это позволит ей остановиться В ЭТОМ доме даже при отсутствии компаньонки.
- Лучше сделать ее дальней родственницей, - подсказал Генри Сомеркот. - Иначе вы понимаете, как будет истолковано ее присутствие в Немецком коттедже в качестве гостьи.
Три мужчины многозначительно переглянулись, но граф заметил, что Жизель явно не поняла смысла этих слов.
- Если я буду вдовой… - сказала она, - то он может задавать вопросы о моем… муже.
- Воспоминания о его смерти будут настолько тяжелы для вас, что вы не пожелаете об этом говорить, - ответил полковник. - И, бога ради, не забудьте, что вам понадобится обручальное кольцо!
Его слова зазвучали резко. Граф и его молодой друг знали, что причиной такой перемены в настроении полковника была мысль о его собственном незаконном рождении.
Дело, которое слушалось в палате лордов четыре года назад, в 1812 году, вызвало в обществе настоящую сенсацию. Мать Фица привлекла все возможные доказательства, чтобы подтвердить, что он был рожден в законном браке. Однако палата лордов приняла решение, что шестым графом Беркли на самом деле является младший брат полковника, Мортон.
Такое решение заставило полковника нести себя еще более неуемно и вольно, чем раньше. Широкая огласка, которую получило их дело, мучительное унижение, пережитое его матерью, сенсационное разбирательство, которое длилось четыре месяца и выставило на всеобщее обозрение все детали частной жизни их семьи - все это оставило свой след. Полковник испытывал немалую враждебность по отношению к обществу и не пропускал случая бросить ему вызов.
Он не признавался в том, что пережил унижение, но рубцы на его сердце остались навсегда.
- Жизели понадобится не только обручальное кольцо, - сказал граф, переводя разговор с неприятного момента, - но и модные дорогие наряды.
- Да, конечно, - согласился полковник, заговорив совершенно иным тоном. - И вот тут я смогу вам помочь. Мадам Вивьен, которая шьет костюмы для моих театральных постановок, - просто гений портновского искусства. А еще она не будет болтать, что очень важно. Иначе весь Челтнем будет знать, что Жизель получает приданое в театральной костюмерной.
- А как насчет прислуги? Особенно если она будет жить здесь? - спросил Генри.
Полковник бросил на него презрительный взгляд.
- Не думаете ли вы, что кто-то из работающих на меня людей осмелится сплетничать о ком-то из моих гостей или вообще о чем-то, что происходят в этом доме?
Сделав небольшую паузу, он внушительно добавил:
- Посторонние могут сплетничать обо мне как угодно, но, уверяю вас, все, что происходит в любом принадлежащем мне доме, остается сугубо частным делом. Хотя, конечно, повсюду есть любопытные дураки, которые готовы думать самое плохое.
- Никаких слухов о Жизели быть не должно! - твердо сказал граф. - Пригласите сюда эту мадам Вивьен. Девушку надо одеть так, как подобает богатой наследнице. Но в то же время не слишком вызывающе, респектабельно, как должна выглядеть вдова из Йоркшира.
- Вы уже придумали ей фамилию? - осведомился Генри.
Наступило молчание. Трое мужчин погрузились в раздумья. Первым заговорил полковник:
- Бэрроуфилд вполне подойдет. Помню, так звали одного персонажа пьесы, в которой я впервые играл на сцене. Он был родом из Йоркшира. А может, это был не «он», а «она»- я запамятовал.
- Прекрасно, - согласился граф. - Жизель станет миссис Бэрроуфилд, вдовой сквайра из Йоркшира, который заработал миллионы на продаже шерсти.
- Пусть ее мать будет моей дальней родственницей, - предложил полковник. - Тогда не придется объяснять разницу в фамилиях.
Внезапно Жизель осознала, что именно планируют предпринять джентльмены, и испуганно пролепетала:
- Пожалуйста, не затевайте этого! Я… боюсь за это браться! Что, если я вас подведу? А что, если… меня разоблачат?
- Тогда Джулиус женится на мисс Клаттербак, - ответил Генри, опередив остальных. - И так или иначе ничего особо страшного не произойдет. Миссис Бэрроуфилд сможет снова исчезнуть, уехав в свой родной Йоркшир.
Хотя ответил Жизели капитан, она продолжала смотреть на графа, и тот прочел в ее взгляде мольбу о помощи и поддержке.
- У тебя все прекрасно получится! - решительно сказал он. - И, по правде говоря, тебе ничего особенно и делать не надо. Я не сомневаюсь, что Джулиус явится ко мне с визитом, как только услышит от Генри, что в одном со мной доме остановилась богатая наследница. Вас друг другу представят, и он каким-то образом - тут уж придется смотреть по обстоятельствам - предложит проводить тебя к источнику. А после нескольких подобных встреч он, возможно, пригласит тебя пообедать с ним.
Еще не договорив, граф почувствовал, что эта мысль пугает Жизель, однако сказал себе, что это не важно. Главное, что благодаря его плану можно было решить как его собственную проблему и хорошенько проучить Джулиуса, так и проблему относительно денег для операции брата Жизель.
- У меня идея! - сказал полковник. - Кингли, мой управляющий, хранит коллекцию драгоценностей, которые я использую для моих постановок.
Туг он посмотрел на Жизель и, словно почувствовав, как ее пугает мысль о том, что ей придется надеть дорогие украшения, добавил:
- Камни в них исключительно полудрагоценные: гранаты, аметисты… Кажется, есть и небольшая нитка жемчуга. Было бы странно, если бы у богатой наследницы не оказалось совершенно никаких украшений.
- Да, конечно, - согласился граф. - Право, Фиц, без вашей помощи мы с нашим спектаклем не справимся. Как вы считаете, сколько времени понадобится мадам Вивьен, чтобы подготовить Жизель к выходу на сцену?
- Думаю, это можно будет сделать практически немедленно, - беззаботно заявил полковник. - Поскольку я понимаю всю срочность дела, я сам к ней схожу и попрошу немедленно прийти сюда. У нее наверняка найдется несколько готовых платьев - по крайней мере столько, что Жизель сможет совершить первый выход.
Улыбнувшись, он добавил, обращаясь к девушке:
- Какой ответственный момент! Вы должны вызвать интерес у зрителей и удерживать его до конца пьесы.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

загрузка...