ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

На всякий случай пошла на другой день на почту, чтобы наклеили правильную марку.
После чего ей оставалось только ждать дальше.
Ребекке не нравилось жить в городе. Сколько она себя помнила, ее всегда тянуло в деревню. Хотелось вести здоровый и простой образ жизни на природе и чтобы кругом было много детей и животных. У нее было такое чувство, словно она родилась не тогда и не там, где надо. Иногда ей казалось нелепым, что, в то время как прежде в деревне жили бедные труженики, теперь деревня скоро будет доступной только для богатеев. Старые фермы после коренной перестройки превращаются в дачи для состоятельных людей. Рыбачьи домики и бедные хуторские хибары становятся очаровательными живописными приютами, где проводят выходные дни замученные стрессом предприниматели, политики, врачи и адвокаты. Многие из красивейших уголков девственной природы преображаются в площадки для гольфа, с роскошными клубными зданиями для фешенебельных завсегдатаев. Аэродромы и атомные электростанции занимают районы, которые по-настоящему надо было сделать заповедниками. Обширные участки хорошей пахотной земли уступают место автомагистралям.
Когда Ребекка ходила по городу, погруженная в такие мысли, на нее подчас нападало желание стать посреди мостовой, остановить движение и кричать об этом во весь голос, чтобы окружающие поняли, как все по-дурацки развивается. Дыша выхлопными газами, прижимая к себе мягкое теплое тельце Камиллы, она иной раз с глубоким отчаянием думала о том, в каком мире предстоит расти ее ребенку.
В распоряжении Ребекки оставался клочок земли около домика на садовом участке, где она одно время жила. Участок находился в парке Эриксдальслюнден, не очень далеко от ее нового жилья. Каждое утро она занималась своим маленьким огородом, на котором разводила овощи, полезные для Камиллы. Ребекка неплохо разбиралась в здоровой природной пище, и ее радовало, что она может сама выращивать большую часть того, что необходимо ей и ребенку.
В хорошую погоду она часто сидела в парке. Камилла ползала по траве, а Ребекка думала о Джиме и о том, куда бы еще обратиться, чтобы узнать, что с ним.
Конец лета, скоро явится жилец каморки, которую она временно занимает, придется опять переезжать. Куда – неизвестно. Ребекка надеялась, что ее приютит кто-нибудь из друзей.
За два дня до очередного вынужденного переезда пришло ответное письмо от родителей Джима.
Его мать сообщала, что они недавно переселились в другой штат, далеко от прежнего местожительства. Вместо условного наказания, о котором говорили Джиму, он получил четыре года тюрьмы за дезертирство. Посещать его нет никакой возможности, очень уж далеко находится тюрьма, но они переписываются. Вероятно, тюремное начальство проверяет письма, поэтому Ребекка ничего не получила от него. Пусть попробует еще написать, хотя нет никакой уверенности, что письмо дойдет до него. Родители ничем не могут помочь ни ему, ни ей, ни ребенку, так как отец Джима тяжело болен, лежит в дорогостоящей больнице.
Ребекка несколько раз внимательно перечитала письмо, но по-настоящему до ее сознания дошли только слова: "четыре года тюрьмы".
Камилла спала на ее матрасе на полу. Ребекка легла рядом, прижала дочурку к себе и заплакала.
Лишь под утро, когда начало светать, ей удалось уснуть.
Вскоре Камилла разбудила ее. Открыв глаза, Ребекка вдруг сообразила, к кому обратиться за помощью.
XII
Контора Гедобальда Роксена была такой же неопрятной, как он сам. Правда, она находилась почти в центре, на Давид-Багаресгатан, зато владелец дома раскошеливался разве только на то, чтобы сменить перегоревшую лампочку в подъезде. С тех пор как построили дом, а это было давно.
У Роксена не было ни секретаря, ни приемной, только одна комната с невероятно грязным окном и с кухонькой, где он иногда варил себе кофе. Если имелись в наличии кофе и пластмассовые стаканчики.
Кое-кто говорил, будто он чаще заглядывает в рюмку, чем в уголовный кодекс, однако эти люди ошибались, Рокотун спиртного не принимал, его нельзя было уговорить выпить даже кружку пива.
В тесном кабинете обитали две кошки и стояла клетка с несколько блеклой и лысоватой старой канарейкой. Большую часть площади занимал письменный стол, несомненно очень старинный и к тому же такой огромный, что многие дивились, какие это гениальные грузчики ухитрились некогда внести его через дверь. Сам Рокотун, вероятно в шутку, уверял, что стол сколотили прямо на месте, когда лет семьдесят назад или около того строился дом. Так сказать, еще одна версия запертой комнаты.
Сидя за столом. Роксен читал коммунистическую газету, его сигара лежала в заваленной окурками пепельнице, а неожиданно живые разноцветные глаза адвоката с любопытством посматривали поверх газетного листа на очередного клиента.
Стол был загроможден внушительными кипами деловых папок.
Адвокат, очевидно, привык, что у него не бывает больше одного клиента за раз, потому что для посетителей стояло лишь одно кресло, основательно продавленное, главным образом папками, бумагами и старыми газетами, которые лежали вровень с подлокотниками.
Он и в суде часто читал газету, к немалому возмущению многих, на радость себе, а иногда и на благо клиентам, ведь столь самоуверенное поведение адвоката лучше иных доводов говорило в пользу невиновности обвиняемого. К тому же доказывать виновность надлежит обвинителям, а они, за редким исключением, сбивались и теряли самообладание, столкнувшись с необычными методами Рокотуна. Бульдозер Ульссон принадлежал к числу редких исключений.
Через минуту-другую взгляд его прояснился, и он произнес:
– А-а, Роберта~
– Ребекка, – сказала девушка.
– Ну, конечно, Ребекка.
Роксен отложил газету и посадил на стол кошку.
Некоторые товарищи по профессии добивались его исключения из коллегии защитников, ссылаясь, в частности, на то, что кабинет Роксена – не служебное помещение адвоката, а зверинец. Сии собратья принадлежали к наиболее щеголеватым и преуспевающим, во всяком случае в денежном смысле, ибо чаще всего они проигрывали дела или же добивались полюбовных соглашений, на чем зарабатывали только сами, тогда как Рокотун иногда выигрывал такие процессы, которые любой другой шведский адвокат с самого начала назвал бы безнадежными.
То, что дело Ребекки Линд досталось Рокотуну, было ее счастьем, по крайней мере до сих пор.
– Ну, – сказал он, поглаживая кошку от носа до кончика хвоста. – дело мы выиграли. Любитель контрабандных галстуков не обжаловал решение. В апелляционном суде заседают юридические чурбаны, которые толкуют законы буквально и своеобразно. Было бы очень трудно убедить их, в чем заключается истина. Иногда я вообще сомневаюсь, что это слово входит в их лексикон. – Он заметил ее вопросительный взгляд и поспешил объяснить: – То есть, в словарный запас. Слова – понимаешь?
Рокотун закурил сигару, сделал глубокую затяжку и выдохнул огромное кольцо дыма. Повторил процедуру и поместил второе кольцо под прямым углом к первому, получилось нечто вроде гироскопа или колец Сатурна.
С этим замечательным номером он мог бы выступать в цирке. Жаль только, что дурацкие запреты не позволяли ему демонстрировать свое искусство в суде. Он давно мечтал посадить дымовой нимб на макушку председателя суда.
У девушки был подавленный вид, и Роксен поинтересовался:
– Как поживает твой мальчуган?
– Девочка. Камилла ее зовут.
– Разумеется, – сказал Рокотун. – Да-да.
– С ней все в порядке. Я оставила ее у подруги, а сама поехала сюда. Она не любит ездить в метро. Кричит и мочит пеленки.
– Помню, когда я был маленьким мальчиком, – отозвался Роксен, – мы любили прыгать по льдинам. Разумеется, это было запрещено. Я плюхнулся в воду, и, конечно же, это произошло на глазах у полицейского.
Рокотун выпустил еще два дымовых кольца, таких же элегантных, как первые, и близких к абсолютному совершенству.
– Что было дальше? Меня притащили в полицейский суд – тогда еще были такие – и присудили к штрафу в две кроны. Это составляло все мои карманные деньги за два месяца. Не говоря уже о лупцовке, которую мне задал отец.
Он снова зацепился за ее непонимающий взгляд и объяснил:
– Попросту, он меня поколотил. Я получил, увы, несколько старомодное воспитание. – Роксен продолжал: – И ведь не было же закона, который запрещал бы прыгать по льдинам. От силы каких-нибудь две строки в правилах поведения в общественных местах. Так или иначе, в тот момент я решил рано или поздно стать юристом, хотя все кругом твердили, что я на это не гожусь. – Он неожиданно рассмеялся: – Не гожусь? В стране, где в девяноста девяти случаях из ста на место защитника можно поставить ночной горшок!
Рокотун заметил, что его речи не производят никакого впечатления на посетительницу. Отыскал на кухоньке две таблетки соды и растворил их в кружке воды. Проглотил раствор и через четверть минуты великолепной отрыжкой оправдал свое прозвище.
Его массивное лицо выражало озабоченность. Откинувшись назад в своем кресле, он потуже затянул ремень.
– Вам бы надо подтяжки носить, – деловито заметила девушка.
– Верно, – согласился Рокотун. – Да-да, разумное и правильное предложение.
Взял лист бумаги и старательно вывел аккуратными буквами: ПОДТЯЖКИ.
Потом серьезно посмотрел на посетительницу.
– Ну, Роберта~
– Ребекка, – поправила она.
– Ну, Ребекка. Чем ты так огорчена? Стряслось что-нибудь?
– Стряслось, и вы единственный человек, который когда-либо мне помогал.
Рокотун снова закурил сигару, успевшую потухнуть, пока он пил соду. Посадил себе на колени кошку и почесал ей за ухом так, что она замурлыкала.
Он ни разу не перебил Ребекку, пока та излагала свои проблемы.
– Как мне теперь быть? – беспомощно заключила она.
– Обратись в социальное бюро или в детский надзор. Поскольку ты не замужем, к тебе, наверно, уже прикрепили опекуна?
– Нет-нет, – поспешно возразила она. – Ни в коем случае. Эти люди и без того преследуют меня, словно зверя какого-нибудь. И они уже запустили Камиллу один раз, пока я сидела под арестом, а она была у них.
– Запустили?
– Ну да, неправильно кормили. Я три недели билась, чтобы наладить ей животик.
– У меня живот никогда не работал как надо.
– Это от сигар и от неправильного питания.
– Гм-м, – пробурчал Рокотун. – Возможно, возможно. Но теперь я, слава богу, слишком стар, чтобы мне стоило отказываться от так называемых дурных привычек. Взять хотя бы тот факт, что я был женат четыре раза, курю сигары с тринадцати лет, с небольшим перерывом в годы войны, когда выменивал марихуану у американских летчиков, и при этом у меня одиннадцать детей и шестнадцать внуков. А мой брат вегетарианец и никогда не курил. У него нет детей и, по законам логики, нет внуков. Зато у него есть рак легких, и он умрет через полгода.
– Как мне теперь быть? – повторила Ребекка.
Роксен спустил на пол кошку, безобразное черно-желто-бело-коричневое создание, и сказал:
– Долголетняя борьба со всякого рода властями, особенно с высшими инстанциями, научила меня, что очень редко удается заставить кого-нибудь прислушаться, не говоря уже о том, чтобы доказать им свою правоту.
– Кто управляет этой вонючей страной? – спросила она.
– Формально – риксдаг, практически – правительство, правительственные комиссии, капиталисты и разные лица, которые избраны либо потому, что у них есть деньги, либо потому, что они представляют важные в политическом отношении группы. Например, профсоюзные боссы. А всему, так сказать, голова~
– Король?
– Нет, короля никто не спрашивает. Я подразумеваю главу правительства.
– Главу правительства?
– Ты про него никогда не слыхала?
– Нет.
– Глава правительства, премьер-министр, председатель совета министров, или кабинета министров, – выбирай, что больше нравится. Он руководит политикой страны.
Рокотун порылся в своих бумагах.
– Вот. Тут в газете есть его портрет.
– Ну и тип. А этот, в ковбойской шляпе?
– Американский сенатор, он скоро приедет к нам с так называемым официальным визитом. Кстати, он был одно время губернатором того самого штата, где родился твой дружок.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54

загрузка...