ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   принципы идеальной Конституции,   прогноз для России в 2020-х годах,   расчет возраста выхода на пенсию в России закон о последствиях любой катастрофы
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Принцесса, — пробормотал Сенека и обхватил ее руками за талию.
У Пичи вновь мурашки побежали по телу. Как и тогда, ночью, у нее вновь возникло страстное чувство, чувство, непонятное ей самой.
— Но, Сенека…
Он рассматривал ее бездонные прекрасные глаза. Днем они были еще красивее, чем ночью. Он вспомнил, что она хотела узнать о нем как можно больше, и сказал:
— Мне очень нравятся произведения Шуберта.
— Шуберта?
Она никогда не слышала о Шуберте, но это было не важно. В данный момент она плохо соображала, так как его властный, проникновенный голос вновь закружил ее и куда-то унес. И еще — его глаза… И непреодолимое желание в его голубых-голубых глазах…
— Да, хороший Шуберт, — прошептала она.
Он обнял ее крепче. Их глаза встретились. Он нежно гладил ее по спине и старался сосредоточиться на том, чтобы еще рассказать ей о себе.
— Да, я люблю также Вильяма Строуда и его книгу «Плавучий остров». Это — политическая драма, написанная в 1655 году. Я перечитал эту книгу четыре раза.
— Четыре раза, — повторила она на одном дыхании.
Она не знала Вильяма Строуда, но она продолжала стоять завороженная близостью Сенеки.
— Я люблю математику, — продолжал он. — Я очень восхищаюсь шведским натуралистом Луисом Агассисом. Мне бы хотелось встретиться с английским физиком Джеймсом Прескоттом Джоулем. И… Пичи… Я хотел бы тебя поцеловать сейчас.
У нее не было желания отвергать его.
— Я… только один поцелуй, Сенека. И я ничего не буду раскрывать, слышишь?
— Слышу, — пробормотал он, перед тем как поцеловал ее. По правде говоря, она и сама также ждала этого поцелуя. Но и как прошлой ночью, она плотно сжала губы, думая, что такой поцелуй можно будет расценить как дружеский.
Он целовал и целовал ее, давая ей понять, как он хочет ее.
— Пичи, — пробормотал он ее имя тем низким, мягким голосом, который так разволновал ее.
— Сенека, — прошептала она в ответ. — Достаточно.
— Нет, — ответил он.
— Боже, он не собирается прекращать целоваться, — произнесла она тихо. — Что же девушке делать?
И вдруг, подобно распускающемуся от тепла и света цветку, губы Пичи раскрылись, и Сенека начал страстно целовать ее.
О, как приятен был этот поцелуй, как сладки были ее губы!
Пичи почувствовала, как его пальцы медленно перебирают пуговицы на ее блузе. И прежде чем она сообразила, что произошло, она почувствовала его теплую руку у себя на груди.
Только теперь она поняла, что он расстегнул пуговицы у нее на блузе. И опять волна страсти нахлынула и закружила ее, как и той ночью. А Сенека ласкал ее упругие груди. Сознавая, что его настойчивость может опять вызвать вспышку ярости, Сенека осторожно снял руку с ее груди и отошел в сторону.
— Дело сделано. Договор скреплен, — сказал Сенека и с этими словами покинул комнату.
Когда принц удалился, Пичи посмотрела на свою расстегнутую блузу. Дрожащими руками она пригладила свои волосы так, как мгновенье назад это делал Сенека, и также дотронулась до своей груди. Ее возбуждение переросло в какую-то непонятную тупую боль. Ей очень захотелось после смерти попасть на небеса. Но небеса были тут и прямо сейчас на земле! И она это понимала!
И человек, который ввел ее в этот необъятный мир, был Сенека.
Прошло несколько часов после договора Пичи с Сенекой. Пичи прогуливалась по цветущему лугу. Она начала свою прогулку в дворцовом саду, как он ей говорил, а потом пошла на луг.
— Прогулка, как прогулка, — говорила она своей белке, которая скакала рядом с ней.
— Леди могут и должны прогуливаться, вот я и прогуливаюсь. И выгляжу я очень модной, дружище Сенека, — бормотала она себе под нос. — Сенека будет счастлив от того, что я исполняю то, что он хотел.
Она еще раз осмотрела свой туалет — длинное сапфировое платье и голубого бархата накидку к нему. Одета она вполне элегантно, гуляет, но что еще ей надо делать?
Вдруг какой-то крик привлек ее внимание. Она не ошиблась: это был самый настоящий плач. Она побежала на крик и вскоре увидела маленького мальчика. Он склонился к лежащему ничком барашку. Его маленькие худенькие плечики вздрагивали от рыданий.
— Ну что случилось, малыш? — спросила она и присела на колени рядом с ним.
— М… мой барашек, — попытался он объяснить ей. — Он, он зашел на поля с пасхальными цветами, а когда я его нашел, объелся ими и уже был чуть живой. Папа рассердится, узнав, что случилось. Я пасу его, пока они с мамой работают на полях с цветами. Это, это единственный барашек, который остался у нас, и если… если он умрет…
— Отойди и дай мне взглянуть на него, — приказала она мальчику. Склонившись над животным она поняла, что баран уже еле-еле дышит. Затем она приподняла веко животного и увидела, что взгляд его неподвижен. Пичи испугалась, а затем поняла, что произошло. Она увидела две точки, две ранки на шее животного. Это не цветы виноваты — это укус ядовитой змеи.
Она вскочила на ноги.
— Как тебя зовут, дорогой?
— Тивон, — ответил он.
— Мне будет нужна твоя помощь, Тивон, — сообщила ему Пичи. Она сняла свой бархатный плащ, положила его на землю, и вместе с Тивоном они положили на него барашка. Затем Пичи побежала к замку.
У ворот стояли два вооруженных стражника. Взволнованным голосом она велела им следовать за ней. И очень удивилась тому, что они не послушались. На ее платье было много колючек, оно было грязно в тех местах, где она становилась на колени. Она вновь набросилась на стражников:
— Черт побери вас всех! Вы что, не слышите, что я вас зову с собой?
— Ваше Высочество, — нервно сказал один из них. — Нам нельзя покидать свой пост.
— Да?! — воскликнула она. — Я только вчера стала вашей принцессой, и я отдала вам свой приказ. Ступайте сейчас же и принесите того барашка в замок.
— Ваше величество! — воскликнул другой стражник. — Мы не можем принести овцу в…
— Вы принесете барана прямо сейчас или я скажу Сенеке, что вы не подчиняетесь распоряжениям принцессы.
Стражники не шелохнулись. Пичи недоуменно смотрела на них.
— Хорошо! Я сама принесу это животное. Это нелегкая ноша, и я, возможно, надорвусь. А когда доктора осмотрят меня, то они скажут, что я надорвалась и не смогу родить ребенка. А виноваты во всем будете вы, так как все узнают, что вы не послушали меня и позволили мне на себе таскать тяжести.
Стражники тяжело засопели и нахмурились.
— Да, еще прервется королевский род в Авентине и больше не будет ни у вас, ни у ваших детей короля, — продолжала Пичи. — Что ж, стойте здесь. Я справлюсь сама, — сказала она и направилась к Тивону и его барашку.
Стражники сорвались с места и добежали до Тивона быстрее, чем это сделала Пичи.
Один из них взвалил барашка себе на плечи, и вся компания — Пичи, мальчишка-пастух и два стражника — быстро зашагали к замку.
Пичи поспешила внутрь замка. Она благодарила Бога, когда увидела Нидию, идущую наверх по парадной лестнице.
— Нидия! — сказала она. — Принеси мою сумку! И скажи Кэтти приготовить бутыль горячей воды, луковицу, немного соли и кусок жирного мяса, а также ложку.
Отдав распоряжения, она стала отыскивать место для того, чтобы уложить животное. Два вооруженных стражника стояли у двери: один — с бараном на плечах, а другой — с ее бархатным плащом-накидкой в руках. Маленький мальчишка-пастух стоял перед стражниками, пытаясь дотянуться своими маленькими ручонками до шеи барана.
А Пичи… Святой Боже! Она предстала взору Сенеки в ужасном виде. Был еще только полдень, а она была одета в вечернее бальное платье! В грязное бальное платье!!! А еще, присмотревшись, он увидел огромную дырку на юбке платья, через которую выглядывало тело. Сенека тяжело вздохнул. Не прошло и нескольких часов, как он учил ее, как себя вести, но у нее уже все вылетело из головы. Пичи тревожно поглядела на Сенеку.
— Помоги, Сенека, — сказала она ему. Он и рта не успел открыть, а она продолжила. — Вот тут больное животное нуждается в помощи… Я не успела тебя предупредить…
Она повернулась к стражнику, который держал барана, и приказала ему положить животное на диван.
Все это происходило в голубом салоне, но Сенека, обратившись к стражникам, сказал:
— Выбросьте это животное из дворца немедленно!
Стража поспешила выполнить распоряжение принца.
Но Пичи опередила их и первой подбежала к двери. Она преградила им дорогу.
— Пичи, отойди от двери и дай страже выйти. Это животное не должно находиться в замке, — произнес Сенека.
— Вот твоя сумка, Пичи, — сказала Нидия, вбегая в комнату.
Сенека был так оскорблен, что не знал, кому первому выразить свое негодование.
— Нидия, ты должна обращаться к принцессе «Ваше Высочество»!
Нидия побледнела. И, прежде чем она успела ответить принцу, в комнату вбежала Кэтти.
— Я принесла с кухни все, что ты у меня просила, Пичи, — выпалила та.
Сенека ушам своим не мог поверить.
— Кэтти?
— Не переживай, Сенека, — подхватила Пичи. — Это я им сказала так меня называть, и им пришлось делать то, что я им приказала. — А теперь положи его на диван, — сказала она, указывая на животное.
— Ты не оставишь барана здесь, — возразил Сенека. — Ты уберешь его отсюда!
Пичи только открыла рот, чтобы опротестовать заявление принца, как неожиданно мальчик-пастушок сказал сквозь слезы:
— Пожалуйста, Ваше Королевское Высочество… Принцесса старается спасти барашка. У нас только один барашек, сэр, и если он сдохнет, мои родители очень расстроятся. Мы уже четверых потеряли. Я… Мне только семь лет, и папа доверил мне этого барашка, а сам я… я…
— Попридержи язык, мальчишка, — сказал один из стражников и испуганно посмотрел на принца.
Сенека уставился на малыша. По щекам его текли слезы. В комнате воцарилась тишина. Все ждали дальнейших действий принца. Но молчание было скоро нарушено послышавшимся рядом голосом короля Зейна. Его Высочество направлялось в соседнюю комнату.
Пичи растерялась. Сенека действовал быстро и решительно. Он подбежал к дверям, взял Пичи за локоть и вывел ее из комнаты в зеленую галерею. Тивон, два стражника с их ношей, Нидия и Кэтти — все последовали за ними.
Пичи попыталась вырваться и убежать, но Сенека сумел удержать ее.
— Сенека, — сказала она.
Но он не слушал ее и продолжал тащить ее по галерее. Она проклинала его и ругалась.
— Удав, вот ты кто!
— Пичи…
— Я только старалась оказать помощь барашку Тивона, а ты? Ты никогда не повернешься лицом к страждущему, эх ты, Сенека!
— Ты еще пожалеешь, что назвала меня удавом!
— Ха! Как бы не так! — произнесла она и начала вырываться у него из рук.
Сенека был намного сильнее ее, и ему не составило большого труда удержать ее.
— Ты хочешь или нет, чтобы этому животному отвели место во дворце? Она остановилась.
— Место? Ты думаешь…
— Да, но если ты прекратишь сейчас же вести себя как дикарка. Ты помнишь о нашем уговоре? Она вдруг успокоилась и произнесла:
— Извини меня!
Они прошли через слабо освещенный коридор. В конце коридора находилась гладкая деревянная дверь. Он открыл ее и вошел внутрь.
На всех сильно пахнуло плесенью. То там, то здесь — повсюду висела паутина. Сенека энергично стряхнул паутину и по ступенькам поднялся к другой двери, ведущей в верхнюю комнату.
Комната освещалась лучами света, пробивающимися через плотно закрытые окна.
— Откройте окна, — приказал Сенека Нидии и Кэтти.
Ворвался солнечный свет, и Пичи увидела, что внутри комнаты было все покрыто огромным слоем пыли. Единственной обстановкой комнаты был огромный деревянный сундук, а сверху, с потолка свисал толстый канат.
— Это самое отвратительное место, которое я когда-либо… — пыталась сказать Пичи.
— Сделай ее чистой! — заявил Сенека. — Или убирай животное отсюда. Выбор за тобой.
Стерев пыль с лица и едва переводя дыхание, Пичи забрала у стражника свой бархатный плащ и постелила его на пол.
— Положи барашка сюда, — скомандовала она стражнику и опустилась на колени, чтобы осмотреть животное.
Тивон, стражник, Кэтти и Нидия тоже склонились. Барашек был все еще жив, но его дыхание еле-еле ощущалось.
Прильнув к груди животного, она услышала, как медленно бьется его сердце.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   циклы национализма и патриотизма и  пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и 
загрузка...