ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   принципы идеальной Конституции,   прогноз для России в 2020-х годах,   расчет возраста выхода на пенсию в России закон о последствиях любой катастрофы
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Бубба не вытерпел от счастья и тоже расцеловал птичку.
Пичи всплеснула руками, когда разглядела разбитое лицо Буббы.
— О, Боже! — сказала она. — Ты выглядишь еще похуже твоей птицы! Что с тобой случилось?
— Парень немой, — сказала Орабелла, стараясь не выдавать своего волнения. Она взглянула на Буббу так, чтобы тот понял, что нужно делать. Орабелла продолжала:
— Он упал с сеновала несколько дней назад, но с ним все в порядке, — заверила Пичи Орабелла.
— Да как же все в порядке? — возмутилась Пичи и поднесла руку к лицу Буббы, покрытому синяками. Но прежде чем она успела дотронуться до него, Бубба отскочил от нее в сторону.
— Подойди сюда! — сказала она ему. — Я тебе не сделаю больно, обещаю. Я не смогу зафиксировать твой нос, но я дам тебе примочку.
Пичи вытерла свой лоб рукавом платья и начала готовить лекарство.
Пока Пичи была занята приготовлением примочки, Орабелла вытащила бутыль с сидром.
— Может быть. Ваше Высочество желает выпить? У меня с собой есть немного холодного сидра. Пожалуйста, выпейте его в знак моей благодарности.
Увидев питье, Пичи облизнула свои сухие губы.
— Премного благодарна, — сказала она, взяла бутыль и поставила ее на пол.
— Я выпью сидр через несколько минут, когда закончу приготовление лекарства.
Она закончила делать примочку и улыбнулась глядя на большущего парня.
— Подойди, дорогой! Не бойся! Я не причиню тебе боли. Я только помажу этой мазью, — сказала она нежным голосом.
Бубба взглянул на нее: никогда в жизни он еще не видел таких женщин. А когда ее руки прикоснулись с мазью к его лицу, то он в тот момент стал самым счастливым человеком на свете. Ее руки были мягки и нежны.
— Ну, что? Теперь получше? — спросила она, нанеся мазь на ушибленные места.
Бубба заулыбался и дотронулся рукой до ее роскошных волос.
— Ты… ты прекрасна, — прошептал он, забывая, что он должен притворяться немым.
— Иногда он может шептать, — пояснила Орабелла. — А теперь Вы, Ваше Высочество, выпьете сидр?
Пичи закончила осмотр парня и пришла к выводу, что он был глуповатым, хотя вызывал симпатию.
— Ваше Высочество… сидр… — настаивала Ора-белла.
Убрав пряди с лица, Пичи подняла бутыль с пола и поднесла ее к губам.
Наблюдая за ней, Бубба от волнения сжал своими пальцами птичку. Птичка запищала и, захлопав здоровым крылом, вырвалась из его рук. Бубба бросился ее ловить, наступил на сумку с травами, что лежала на полу, и стал падать. В падении он толкнул Пичи, и они оба шлепнулись так, что Пичи упала на Буббу сверху. Бутыль выпала у нее из рук, и содержимое бутыли пролилось на деревянный пол.
У Орабеллы все слова застряли в горле. Она словно онемела. Она стояла и смотрела на Буббу,
Пичи, на содержимое бутыли. Гнев охватил всю ее.
— С тобой все в порядке? — спросила Пичи Буббу.
Она попыталась встать, но ей это сразу не удалось яз-за ее «вычурной», как считала она, одежды. Бубба поднялся первым и подал ей руку, стараясь помочь ей встать на ноги. Потом он показал Пичи свою маленькую птичку.
Пичи усмехнулась.
— Ты не повредил свою малютку, когда упал на пол? Ты настоящий мужчина, ты знаешь это?
Бубба весь сиял от радости. Он хотел дотронуться до ее щеки, но Орабелла сказала леденящим голосом:
— Теперь пойдем!
Бубба все понял сразу. Он понял, что тетушка вновь изобьет его, когда они покинут дворец. Он знал все наперед, а потому пошел вслед за ней с поникшей головой, тяжело ступая по ступенькам. На прощанье Орабелла поблагодарила Пичи.
Когда дверь за последними посетителями закрылась, Пичи подумала о том, что эта женщина как-то странно говорила, с акцентом, которого Пичи на острове не слышала. Она решила, что эта женщина, наверное, уроженка какой-то другой страны.
Пожав плечами, Пичи взяла метлу, закрутила канат, что свисал с потолка, и подошла к тому месту, где разбилась бутыль. Она собрала осколки стекла в кучу у стены и решила выбросить этот мусор попозже. Поставив метлу у стены, она прошла в дальний угол комнаты, где обнаружила большой дорожный сундук. Она вспомнила, что видела его раньше, но тогда у нее не было времени заглянуть вовнутрь. Надеясь, что сундук не закрыт, она нажала на задвижку, и сундук легко раскрылся. Когда она потянула на себя его крышку, то столб пыли плеснул ей в лицо. Внутри сундука она увидела много серебряных ложек. Пичи попыталась взять одну, но удивилась, что ложки были связаны одна с другой и прикреплены внизу сундука таким образом, что сформировали букву «X». Пичи ломала голову и никак не могла понять, для чего предназначались эти ложки.
— Пичи, — вдруг кто-то окликнул ее. Пичи подняла голову и увидела в дверном проеме Кэтти.
— Что, старая летучая мышь ищет меня? — спросила она, имея в виду тетушку Виридис.
— Она вышла из себя. И не только из-за того, что ты убежала от нее с утра, а еще из-за того, что ты пригласила крестьян во дворец.
— Это что, Тиблок проболтался? — спросила она у Кэтти.
— Нет, — ответила служанка. — Она сама разговаривала с некоторыми из них, когда они покидали дворец. Они сказали ей, что ты лечила их в своей больнице в башне. Но так как во дворце много башен, то эту она еще не отыскала.
— А что Сенека? — спросила Пичи.
Кэтти стояла и теребила пальцами свой передник.
— Он отсутствовал все утро. Он уехал на своем скакуне. Нидия и я видели его, когда он выезжал.
— А, вот вы где!!! — раздался душераздирающий окрик Виридис.
Перепуганная Кэтти стремглав выбежала из комнаты.
— Я ищу тебя сегодня везде! Посмотри на себя! Почему ты вся грязная? Пичи, что это за поведение? Тем людям и их животным нет и не должно быть места в замке! Ты и они — это несовместимые вещи. Ты не можешь общаться с людьми низших сословий.
Пичи язвительно ухмыльнулась. — Ты послушай меня, тетушка… как тебя… — сказала Пичи.
— Нет, ты послушай меня, — перебила ее Виридис. — У тебя есть какие-либо чувства к своему мужу?
— Что? — переспросила Пичи.
— Волнуешься ты о нем или нет? — вновь задала вопрос Виридис.
Пичи хлопнула крышкой сундука.
— То, что есть между мною и Сенекой, не должно тебя беспокоить, — дерзко ответила Пичи.
— Нет, дорогая! Меня это беспокоит, да еще как! Я здесь по приглашению Сенеки. И он хочет, чтобы ты стала настоящей леди.
— Вот я и делаю то, что он мне говорит, — сказала Пичи.
— Но ты неправильно понимаешь его желания, Пичи. Ты обещала ему, но делаешь все по-своему, не так, как этого хочет он. Вот почему он попросил меня сделать из тебя достойную леди. Я думаю, что если бы ты делала все так, как ему нравится, ты сделала бы его самым счастливым человеком на земле. Я никогда не была замужем, но я полагаю, что обязанность жены по отношению к мужу — сделать так, чтобы он любил ее. Или привязанность Сенеки ничего не значит для тебя? — спросила Виридис.
— Конечно же, черт возьми, значит! Разве жена не хочет, чтобы ее любил муж?
Виридис нахмурила свои серебристые брови.
— И если ты сильно жаждешь его любви, то я полагаю, что ты сможешь завоевать ее. Я здесь для того, чтобы помочь тебе это сделать. А если ты будешь только сражаться со мной, ты, возможно вызовешь негодование у Сенеки.
— Ты… — вдруг запнулась Пичи. Ее глаза расширились, а затем сузились. В памяти у нее всплыло только одно слово: «обязанность». Была ли это одна-единственная дорожка к сердцу Сенеки? Если она будет делать только то, что ей нравится, то как отнесется к этому Сенека? Будет ли он любить ее? Оценит ли он ее любовь? Боже! Неужели она выполняет свои обязанности не так, как надо.
Появившаяся на лице Пичи задумчивость вселила надежды. Виридис продолжила:
— Он дал тебе все, о чем могут только все женщины мечтать: дворец, прекрасную одежду, драгоценности. Он заботится о твоем здоровье. И он дал тебе титул принцессы. Я не знаю, что тебе еще можно пожелать? А взамен он желает только одного, чтобы ты стала леди, достойной его.
Пичи вдруг стало стыдно за себя. Виридис была права. Сенека сразу же стал выполнять ее желания, а она?
— Ну? — спросила Виридис.
— Хорошо! — прошептала Пичи. Дернув халат, свисавший с потолка, Пичи последовала за своей мучительницей.
— Пичи, что ты все высматриваешь из окна? — спросила у нее Виридис.
Сидя у окна, Пичи пристально всматривалась в даль, словно кого-то искала глазами. Она уже была в бархатном платье. Но бархат в сочетании с нижним бельем доводил ее до изнеможения. Ей было очень жарко.
— Я надеюсь увидеть Сенеку, — пояснила Пичи. — Кэтти сказала, что он поскакал верхом на своем скакуне.
Виридис подошла и положила ей свою руку на плечо.
— Перестань нервничать, Пичи, — сказала она. — Вы не будете видеться с ним часто. Это я его об этом попросила… Его присутствие только служит нам помехой, — закончила Виридис.
Эта информация обескуражила Пичи. Она вдруг с ужасом подумала насчет грядущей ночи. А вдруг они не встретятся ночью? Вдруг Сенека не придет? От одной только этой мысли бедра Пичи сжались, она вся выпрямилась. Тетушка Виридис посмотрела на нее и сказала, улыбнувшись:
— Не думай, что я не знаю, о чем ты подумала! Наши уроки к ночи закончатся, и ты сможешь хорошенечко отдохнуть и подготовиться к нашей следующей с тобой встрече. Но вечерами ты также не будешь видеться с Сенекой.
Пичи, обдумав услышанное, твердо решила овладеть правилами поведения, понимая, что от этого зависит ее судьба. Ровно час Виридис объясняла Пичи, как нужно правильно держать голову. От старания у Пичи разболелась голова.
Вошли слуги и принесли чай с пирожными.
Только Августе понравилось это пиршество. Пичи было не до еды, так как Виридис очень долго объясняла ей, как правильно держать чашку и пить чай. Кончилось все тем, что Пичи пролила на себя чай.
— Бери пример с Августы! — посоветовала Виридис Пичи. — Она уже справилась со своим чаем и теперь приятно, как настоящая леди, проводит время.
Августа занималась вышиванием.
— Что ты говоришь, тетушка Виридис? Августа вышивает уже битых три часа без остановки.
— Пичи, — сказала Виридис. — Прикуси свой язычок! Августа — настоящая леди, и тебе стоит у нее поучиться.
Августа отложила рукоделие в сторону.
— Леди Элдсон, — сказала она. — Пичи самая послушная из тех, кого я когда-нибудь знала. Ее манеры отличны от наших, но…
— Не надо мне возражать, Августа, — перебила ее Виридис. — Я только что твердила Пичи, что ты самая чудесная леди, а ты доказываешь совсем другое. Мне интересно, неужели ты начинаешь перенимать ее плохие привычки? — спросила Виридис у Августы.
— Ох, леди Элдсон, неужели Вы так обо мне думаете?
— Мой комментарий не был комплиментом тебе, Августа, — сухо произнесла Виридис. — Настоящая леди демонстрирует только внешние эмоции, Пичи, — обратилась она к принцессе и продолжила. — А ты слишком много болтаешь. Это один из твоих многочисленных недостатков.
В глубине души Пичи сознавала, что тетушка Виридис была права. У нее действительно было много недостатков. Пичи вдруг съежилась от страха, подумав, а что же скажет Сенека по поводу ее прошлых выходок?
— А теперь мы с тобой поучимся, как правильно ходить! — объявила Виридис. — Когда ты идешь, Пичи, ты должна плавно скользить…
Пичи вспомнила, что Сенека ей как-то упоминал о том, как нужно правильно ходить. И слово «скользить» при ходьбе она уже записывала в свой лист поведения, но она забывала это делать на практике.
Она встала и прошлась так, как показала ей Виридис.
— Ты все еще скачешь, а не скользишь во время ходьбы, — сказала ей тетушка после двухчасовой тоенировки. — Но сейчас ты можешь отдохнуть. Мы потренируемся в ходьбе еще раз завтра после уясина. — Вздох облегчения вырвался из груди Пичи.
Она направилась к массивному креслу, что стояло справа у окна. Она четко усвоила поучения тетушки Виридис, что настоящая леди должна всегда выбирать самое неудобное место для того чтобы сесть.
— Прежде, чем мы начнем обедать, — продолжила Виридис, — я хочу, чтобы ты вспомнила, Пичи, что мы сегодня уже выучили.
Пичи закрыла глаза, стараясь вспомнить изученное.
— Я не должна работать целый день, — пробормотала Пичи.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   циклы национализма и патриотизма и  пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и 
загрузка...