ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Вначале, оставшись совсем одна на пороге восемнадцатилетия, Ди испугалась. Когда ей было только шестнадцать, всего через два года после того, как ее семья поселилась в узкой, плодородной долине неподалеку от Проспера, Ди потеряла мать, учительницу. Умерев совсем молодой, та оставила своей дочери в наследство книги и веру в преимущество добросовестного труда. Не прошло и двух лет после смерти матери, как умер отец Ди, Джордж Сван. Тишина и пустота преследовали молодую девушку, ее тревожили одиночество и незащищенность. Ди сама вырыла могилу отцу и похоронила его, не желая, чтобы кто-нибудь узнал о том, что она осталась совершенно одна на ферме. Одинокая женщина уязвима. В Проспере, куда она приезжала за покупками, Ди пресекала расспросы об отце, говоря, что он не может покинуть ранчо. При этом она не лгала, хотя и не говорила всей правды.
Джордж умер в начале зимы, так и не приходя в сознание после того, как мул ударил его в голову. Во время долгих, холодных месяцев Ди горевала и обдумывала свое положение. Теперь она владела этой маленькой плодородной долиной, которая была слишком мала для того, чтобы заниматься скотоводчеством, и слишком велика, чтобы Ди могла самостоятельно обрабатывать ее. Долину орошал кристально чистый горный поток, называемый Ручей Ангелов. Ди не смогла бы вспомнить тот момент, когда она решила, какой должна быть ее будущая жизнь. Она просто делала то, что требовалось каждый следующий день.
Первой и главной была необходимость научиться защищать себя и ферму. День за днем с угрюмой решительностью она раскладывала перед собой оружие отца: кольт, старую винтовку и сияющий двуствольный дробовик, приобретенный год назад. Револьвер заржавел, поскольку Джордж не вынимал его из кобуры, висевшей на гвозде с тех пор, как они поселились у Ручья Ангелов. Никто не назвал бы отца Ди хорошим стрелком, и свою дочь он стрелять не учил. Однако, почистив и смазав оружие, юная Ди каждый день час за часом училась заряжать его, пока не стала делать это автоматически, не задумываясь. Затем она начала практиковаться в стрельбе по мишеням. Кольт казался Ди наиболее простым оружием, но вскоре она поняла, почему Джордж недолюбливал его и оставил ржаветь в кобуре. На револьвер нельзя положиться: стрельба из него была недостаточно точна. Девушка долго экспериментировала, пока не выяснила расстояние, с которого она могла попасть в мишень, прикрепленную к стволу большого дерева. Стрельба из винтовки удавалась ей гораздо лучше. Но, как и отец, Ди предпочитала дробовик. Стреляя из него по любой мишени, она не промахивалась. Дробовик был самым надежным ее оружием.
Ди не стала терять время на то, чтобы добиваться большой ловкости в обращении с револьвером. Репутация опытного стрелка ей была не нужна. После долгих ежедневных тренировок она решила, что способна защитить себя любым оружием, имеющимся в ее распоряжении и оказавшимся под рукой. И этого ей было достаточно. Конечно, Ди приходилось не только тренироваться в стрельбе. Умение защитить себя очень важно для одинокой женщины, но еще важнее для Ди Сван была земля, на которой она жила и единственной хозяйкой которой теперь являлась.
Девушка привыкла работать на земле. Они с матерью всегда сажали огород и каждое лето заготавливали овощи на зиму. Ди нравилась работа в огороде, и то, что она могла видеть плоды своего труда. После смерти родителей она часто задумывалась о бренности человеческой жизни. Чтобы справиться с безысходным отчаянием, ей необходимо было что-то прочное, незыблемое. А природа вокруг продолжала жить в своем вечном ритме, и времена года проходили одно за другим, и Ручей Ангелов, не умолкая, журчал, орошая долину. Земля щедро награждала за самую элементарную заботу. Печаль отступала, когда девушка видела молодые побеги. А физический труд позволял забывать тревоги. Земля придавала жизни Ди смысл, кормила и восхищала ее.
Весной в городе узнали, что Джордж Сван умер, и Ди пришлось выдержать натиск любопытства. Люди, с которыми она была едва знакома, спрашивали ее о дальнейших планах, о том, есть ли у нее родственники, готовые взять девушку к себе. Ди родилась в Виргинии, там жили ее кузены, с которыми она не поддерживала никаких отношений. Всеобщее любопытство смущало и раздражало ее. Назойливость горожан была для Ди почти невыносимой. Погруженная в свое горе, со свойственной ей замкнутостью, девушка едва отвечала надоедливым любопытным. Когда Ди давала им понять, что не собирается покидать ферму, возмущению не было конца. Ведь она была всего лишь молодой девушкой, еще не достигшей и девятнадцати лет, и, с точки зрения горожан, ей не следовало жить самостоятельно. Порядочная женщина так бы не поступила. Когда слух о сиротстве Ди Сван разнесся по округе, некоторые молодые ковбои с окрестных ранчо и прочие шалопаи решили нарушить ее уединение. Летними ночами они отправлялись к ее хижине в одиночку, а иногда и группами. Ди встречала непрошеных гостей с дробовиком в руках, и им приходилось убираться восвояси. Некоторые угостились дробью, и поняв, что юная хозяйка ранчо не замедлит нажать на спусковой крючок, никогда больше не возвращались. По крайней мере, в роли ухажеров. Со временем лихие кавалеры поняли, что мисс Сван не нуждается в их посещениях. Урожай овощей, который Ди собрала в первый год своего сиротства, был слишком велик для нее одной. Поэтому она отвозила в город излишки и продавала овощи на улице с тележки. Но эта торговля заставляла ее проводить в городе целый день. Поэтому она договорилась с мистером Винчесом о том, что он будет покупать ее овощи иногда за деньги, а иногда за кредит в его магазине. Это соглашение было выгодно им обоим, поскольку Ди стала проводить больше времени на ранчо, а мистер Винчес продавать овощи горожанам — тем, кто не имел собственных огородов, — и получать небольшую прибыль.
На следующий год, теперь уже сознательно, для продажи, Ди посадила много овощей, но вскоре обнаружила, что ей трудно должным образом ухаживать за ними. Она не успевала уничтожать сорняки, и качество овощей ухудшилось. Но все же, благодаря мистеру Винчесу, Ди заработала небольшие деньги и сумела сделать достаточные запасы продовольствия на зиму.
Весной, когда Ди сажала свой третий огород, на участке, расположенном южнее Проспера, обосновался новый владелец. Кайл Беллами был молод, лет двадцати восьми, и очень хорош собой. Несмотря на это, Ди невзлюбила его с первого взгляда. Он казался ей слишком агрессивным и высокомерным. Беллами намеревался создать огромную усадьбу, приобретая землю в округе. Единственным человеком, которого он остерегался и с которым считался, был Эллери Кохран.
Решив, что для его растущей усадьбы необходим еще один источник хорошей воды, Беллами предложил Ди продать ему долину Ручья Ангелов. Больших усилий стоило ей не рассмеяться в ответ на это нахальное предложение. Но Ди сумела вежливо отказать.
Через некоторое время Беллами предложил ей гораздо большую сумму. И получил столь же вежливый и решительный отказ. В третий раз он предложил еще больше, предупредив Ди, что это его последняя цена.
Он явно не намерен был отступать, и Ди решила объяснить ему свой отказ.
— Мистер Беллами, дело не в деньгах, — сказала она решительно — Я не хочу никому продавать землю ни за какую цену. Я не хочу уезжать отсюда. Это мой дом.
Кайл Беллами привык иметь все, что хотел. Вопрос состоял лишь в том, сколько он собирался потратить денег. Поэтому он был потрясен непреклонностью Ди. В ее спокойных зеленых глазах Беллами прочел приговор своему намерению. Сколько бы он ни предложил, она не собиралась уступать. А он так хотел получить эту землю. Но поскольку земля не продавалась, он нашел выход из этого положения, решив жениться на Ди. Когда Ди Сван задумывалась о будущем, она всегда представляла себе, что когда-нибудь выйдет замуж и у нее будут дети. Но предложение Кайла Беллами заставило ее осознать: это совсем не то, чего бы она хотела. Хозяйка Ручья Ангелов вдруг поняла, что не намерена выходить замуж. Сначала это открытие потрясло Ди. Но потом она вспомнила, насколько независимость и самостоятельность устраивали ее. Два с половиной года прошли со дня смерти отца. И теперь девушка взглянула на себя и свою жизнь совсем другими глазами. Она увидела иную Ди Сван — взрослую и сильную. Поэтому, отчужденно посмотрев на Кайла Беллами, она произнесла:
— Благодарю вас, мистер Беллами, но я никогда не выйду замуж.
История сватовства Кайла Беллами к Ди Сван имела странные последствия. Некоторые ковбои сочли забавным проскакать по огороду Ди, стреляя в воздух из револьверов, пугая животных и крича. Но им пришлось убедиться, так же, как и недавним ухажерам, насколько опасно недооценивать мисс Сван. Огород кормил ее, и она защищала его с помощью своего грохочущего двуствольного дробовика. Ди, конечно же, поняла, что это весельчаки из усадьбы Беллами. В округе возникало все больше маленьких ранчо, и новички, работавшие на них, тоже не стеснялись беспокоить Ди Сван.
В период созревания урожая она спала с полуоткрытыми глазами и дробовиком в руке, готовая в любой момент дать отпор компании горланящих ковбоев, которые не находили ничего плохого в том, чтобы потревожить хозяйку дома. Но Ди решила, что переживет эти набеги, со временем даже привыкла к ним. Если бы она почувствовала серьезную угрозу, то не ограничилась бы стрельбою дробью. Впрочем, это была, пожалуй, единственная досадная помеха в ее жизни.
Прошло шесть лет с тех пор, как умер ее отец… Окинув взглядом долину, огород, свою маленькую хижину, Ди осталась довольна увиденным. У нее было все необходимое, и даже несколько изящных дорогих безделушек. Она имела небольшую сумму в банке, отложенную на черный день, кредит в магазине Винчеса, а главное — чудесную плодородную землю. В хлеву стояли две коровы и бык, которые время от времени дарили ей телят. Куры копошились на лужайке перед домом. А еще у нее была лошадь, выносливое животное, тянувшее плуг, тележку и иногда возившее молодую хозяйку на своей спине. Все это принадлежало Ди Сван, и всего этого она добилась сама.
Когда женщина выходила замуж, все, чем она владела, становилось собственностью ее мужа. Ранчо управляли, как правило, мужчины. Ди не видела смысла в том, чтобы когда-либо отказываться от власти над своей землей. И если это означало, что ей пришлось бы остаться старой девой, ну что ж, в жизни случались вещи и похуже. Ди Сван была действительно независимой. В те времена это являлось большой редкостью. Обитатели Проспера и окрестных ранчо считали ее странной, но трудолюбивой и честной женщиной. Ее уважали. И такое отношение вполне устраивало хозяйку Ручья Ангелов.
Глава 2
На деревьях появились почки, верный признак прихода весны. Несмотря на холодный ветер, задувавший с гор, еще покрытых белыми зимними шапками, Лукас Кохран ощущал едва различимый аромат новой жизни, свежей и молодой. Он провел десять долгих лет вдали от земли, которую любил, и теперь, вернувшись на родину, чувствовал, что все еще не насытился своими впечатлениями. А воспоминания, охватившие Лукаса, уносили его в прошлое
Он родился на этой земле в грязной землянке через пять месяцев после того, как его отец перевез семью на запад от Теннеси. Они поселились в обширной долине и были единственными белыми на сотни миль вокруг. Лукаса восхищала та смелость, с какой его мать, ожидавшая ребенка, отправилась сюда с малышом, первенцем Кохранов, которому едва исполнился год.
Первое время индейцы еще не были встревожены вторжением на их территорию странных белых людей. Оглядываясь назад, Лукас решил, что золотая лихорадка 1848 года в Калифорнии и была началом настоящей вражды между индейцами и белыми. Тысячи людей потянулись на запад, и только единицы возвратились домой. Эта миграция белых, естественно, настораживала индейцев. В 1858 территорию Колорадо тоже охватила золотая лихорадка. Массовое вторжение белых привело к открытой вражде, а затем и к войне с индейскими племенами.
Между тем усадьба Кохранов росла, почти сто человек трудились в ней. Грязную землянку сменила грубо сколоченная хижина.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

загрузка...