ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Все, что ему нужно, — это ее подпись на документах о продаже. Он бы начал перегонять свой скот в долину Ручья Ангелов, а о деньгах беспокоился потом. Как гласила старая пословица: «Владение — это девять десятых закона». И он предложит ей столько денег, думал Беллами, что она не сможет отказаться.
Он был не настолько пьян, чтобы не суметь править лошадью, и вскоре уже направлялся по дороге к ферме Ди Сван. По крайней мере, он что-то делал, и это приносило облегчение. Именно беспомощное ожидание сводило его с ума, а терпеливость никогда не была ему свойственна.
Долина Ручья Ангелов предстала перед Беллами совсем иным миром. В то время, когда в Бар Би земля трескалась от засухи и пастбища выгорали, здесь почва смягчалась подземной влагой. Луга были покрыты роскошной травой. В этой долине было даже прохладнее, чем в других местах. Он осадил лошадь, растерянно думая, что это ему только кажется, пока слабый ветерок не подсказал ему разгадку. Долина служила вентиляционной трубой дувшим с гор ветрам, которые по ней перегоняли прохладный воздух вниз.
Ди Сван вышла на крыльцо, заслышав стук копыт его лошади. В ее руках был тот же проклятый дробовик, что и во время его прежних визитов к ней. Она ни разу не угрожала ему, но он все же никак не мог забыть о присутствии этого ружья.
Она держалась так же гордо, как во времена его юности держались задиравшие нос дамы Нового Орлеана. Но эта женщина была горда, несмотря на то, что работала на земле, как мужчина, а ее одежда была простой и старой. Черт возьми, Тилли одевалась получше. Но Ди высоко держала голову на своей стройной шее, и ее зеленые колдовские глаза смотрели непреклонно.
— Мистер Беллами, — было все, что она сказала в качестве приветствия.
Он не стал спешиваться, а только наклонился к ней, опершись руками о луку седла.
— Я удваиваю предложенное мной за вашу землю в прошлый раз.
Она подняла брови, и он заметил проблеск веселья в ее глазах.
— В прошлый раз вы предложили мне брак. Вы имеете в виду, что собираетесь дважды жениться, на мне?
У него не было настроения для шуток.
— Мне нужна эта земля. Мне нужна вода. Мой скот умирает без воды, а у вас есть единственный хороший ручей на сотню миль вокруг.
Ди вздохнула, взглянув на безоблачное, голубое небо. Почему не идет этот дождь?
— Мне жаль, мистер Беллами, но я не собираюсь продавать ее вам.
Ей действительно было жаль его. Зная тяжелый труд фермера, она сочувствовала всем владельцам ранчо. Но она не могла поделиться водой, протекавшей по ее земле, со всеми.
Кайл развернул лошадь и уехал, не сказав ни слова.
Он был так зол, что не мог продолжать разговор. Черт бы ее побрал! Она не собиралась выслушивать никакие доводы. Используя чуть больше акра земли, она позволяла остальной пропадать впустую, но дрожала за каждый дюйм, как если бы это был для нее вопрос жизни и смерти. И теперь, ради сохранности ее паршивого огорода, должен вымирать его скот. Господи, этого нельзя было допустить.
Он почти успокоился к тому моменту, когда вернулся домой, но его злоба не исчезла так же, как и его яростная решимость.
Один из ковбоев выходил из сарая.
— Найди Пирса! — крикнул Кайл. — И Фронтераса!
Двоих мужчин не оказалось поблизости, и было уже поздно, когда они, усталые, наконец появились в доме, где он ожидал их.
— Завтра мы будем перегонять скот, — сказал Кайл. Его голос был резким и все еще злым.
Пирс медленно кивнул, как будто бы взвешивал эту мысль, прежде чем одобрить ее. Луис удивился:
— Куда мы направляемся с ним?
— В долину Ручья Ангелов.
— На землю этой женщины Сван? — спросил Пирс.
— Я говорил с ней сегодня, — ответил Кайл, зная, что они решат, будто она позволила ему пасти скот на ее земле.
Пирс снова кивнул:
— Долина невелика. Нужно перегонять весь скот?
— Да, корма там немного, но у животных, по крайней мере, будет вода.
Он принял решение. Не имело значения, что сказала бы или сделала Ди Сван. Его скот будет в долине Ручья Ангелов.
Перегон скота был нелегким. Животные не хотели расставаться с остатками воды и изо всех сил сопротивлялись. Люди в Бар Би работали на следующий день дотемна и на второй день встали до рассвета, чтобы продолжить свой труд. Они чувствовали себя приросшими к седлам.
Только в середине третьего дня стадо и его перегонщики достигли входа в долину.
В то утро Ди встала рано, чтобы прополоть огород, пока не усилилась жара. Небывалая жара начала сказываться и на ее растениях. Они росли, но она опасалась, что урожай будет чахлым, сожженным солнцем.
Видимо, положение владельцев ранчо действительно было катастрофичным. Ди не ездила в город несколько недель, но в последний раз все говорили только о засухе и о том, как она вредила пастбищам. Кайл Беллами был в отчаянии, когда приезжал, чтобы снова попытаться, купить ее землю. Вспомнив его встревоженное лицо, она прониклась сочувствием даже к этому несимпатичному ей человеку.
Ди подумала о том, как, идут дела у Лукаса. Она видела его только один раз с тех пор, как он пытался уговорить ее продать землю. Их встреча произошла сразу после голосования по утверждению конституции, и он ликовал по этому поводу, но выглядел уставшим от работы и встревоженным из-за нехватки воды. Она хотела заверить его, что все будет хорошо, но от слов не было пользы. Как она могла быть уверена в дожде?
Если засуха не прекратится, погибнет его скот. И если это произойдет, простит ли он ее когда-нибудь?
Она выпрямилась и посмотрела на солнце, уже ощущая его жар, хотя было только раннее утро. У Нее стеснило грудь. Она не могла управлять погодой и помочь людям, но ей принадлежал Ручей Ангелов.
У нее было тяжело на сердце не только из-за засухи. Как ей казалось, она убедилась, что Лукасу нужна ее земля, а не она сама. Ее мучили противоречивые чувства и намерения. Ди решила, что он не любит ее по-настоящему, но она не могла избавиться от своего чувства к нему. Их физическая близость, как она считала, не имела никакого значения для Лукаса. Вернее, такие отношения с ней значили для него не больше, чем подобные отношения с любой другой женщиной.
Несколько раз она порывалась поехать в Дабл Си и сказать Лукасу, что она передумала, что готова выйти за него замуж, если женитьба все еще интересует его. Она проигрывала эту сцену в своем воображении до того момента, когда он соглашался. И тут ее гордость отметала все это. Она понимала, что стала бы ненавидеть себя, поступив так. Она всегда собиралась жить одна, убеждала себя Ди, ей нравилось жить одной.
Но она тосковала по Лукасу, тосковала по его запаху, его прикосновениям, их любовным восторгам. Однако Ди привлекала не только их физическая близость. Она жаждала большего. Ни разу не проведя с ним ночь, только несколько украденных часов, она мечтала, проснувшись в объятиях Лукаса, встретить с ним рассвет. Она подумала о том, что никогда не видела, как он брился.
Жизнь с Лукасом представлялась ей чередой жарких споров. Он бы тиранил женщину, которая не могла постоять за себя. У него была воля, которую она никогда не встречала в мужчинах. Лукас вел себя с ней как с нежным цветком, который погиб бы под натиском его темперамента. Но ей нравился их нескончаемый поединок. Этот мужчина подходил ей во всем, он вдохновлял ее. Но если бы она согласилась выйти за него замуж, зная, что он не любит ее, гордая Ди Сван не могла бы уже уважать себя. Она любила его, а он нуждался в кристальном ручье, протекавшем по ее земле.
Ди окинула взглядом свои растения. Они были сильными и зелеными, и на них завязывались плоды, чтобы зреть долгие летние недели. Несмотря на отсутствие дождей, они цвели, питаемые ручьем, который сохранял влажной плодородную почву.
Лукас мог пригнать часть скота в ее долину, размышляла Ди. Можно было построить забор вокруг дома и огорода, чтобы защитить их. Скот нельзя провести по тропе, но дорога в обход горы заняла бы всего два дня. Она не видела причины, почему бы его не устроил этот план. Животные могли даже зимовать здесь. А если он откажется от этого плана, она готова продать ему Ручей Ангелов. Это было бы подобно продаже части ее сердца, но она не могла позволить погибнуть его скоту, имея возможность предотвратить несчастье.
Да, она готова принести такую жертву. Но признание этого заставило ее испытать острую боль. Она не любила землю, она возделывала и преобразовывала ее. Годами выращивая свой огород, она получала удовлетворение, которое было сильнее любви. А перед безупречным совершенством долины, питающего ее ручья она испытывала почти мистическое благоговение. Ее душа пустила здесь корни, глубоко проникшие в эту землю. Она могла жить в других местах, но никогда ни одно из них не подошло бы ей так полно, так ошеломляюще, как Ручей Ангелов. И все же она готова отказаться от него ради мужнины, которого любит.
У Лукаса Кохрана были такие большие планы, такое колоссальное честолюбие. Он бы добился своего, если бы Дабл Си уцелело во время засухи. Колорадо наверняка получит статус штата, и он приведет свои планы в действие. Он заслуживал шанса осуществить свои намерения. Люди, подобные Лукасу, были непохожи на других, они были прирожденными лидерами.
Она никогда не бывала в Дабл Си, никогда не видала узкой тропы, по которой Лукас обычно попадал в долину Ручья Ангелов. За исключением же поездок в город, Ди никуда не отлучалась со своей фермы. Она долго колебалась, прежде чем решила отправиться в имение Кохранов. Посещение Лукаса Кохрана настолько не соответствовало ее образу жизни, что их немедленно заподозрили бы в любовной связи, независимо от характера и цели ее визита.
В конце концов, именно ее образ жизни требовал осторожности и безупречной репутации. Одинокой женщине, живущей на ранчо, требовалось множество мер предосторожности. Им с Лукасом было бы очень трудно скрыть свои отношения. Конечно, в том случае, если бы они сохранились у них и после того, как он получит от нее Ручей Ангелов.
Стоял жаркий полдень. Солнце сияло, когда она закончила повседневные дела и направилась в дом, чтобы ополоснуться прохладной водой. Теперь, когда она поняла, что ей следовало сделать, Ди была полна решимости осуществить свои намерения. Лукас должен согласиться пасти свой скот в долине Ручья Ангелов, и ей не пришлось бы убираться отсюда. А если бы он продолжал настаивать на покупке земли, она бы приняла свою утрату, как принимают горькое лекарство.
Помывшись, она переоделась в чистое платье и, выйдя на крыльцо, оглядела окрестности. Несмотря на принятое решение ехать к Лукасу, мысль о возможной продаже земли показалась ей настолько невыносимой, что ей пришлось бороться со слезами.
Послышался стук, заставивший ее поднять голову. Он был похож на рев скота. И гром. Ей показалось, что она услышала гром. С проблеском надежды Ди посмотрела на небо, но там не было ни облачка. Бык и обе коровы мирно паслись, а она продолжала слышать рев животных или что-то, напоминавшее его. Ее взгляд остановился на облаке пыли, поднимавшемся над деревьями. Ди недоуменно рассматривала его, пока выражение ужаса не появилось на ее лице. Она кинулась обратно в дом, схватила дробовик и набила карманы запасными патронами.
Показались первые животные. Зная, что не может терять время, она приложила дробовик к плечу и выстрелила поверх их голов, надеясь таким образом отпугнуть скот. Животные решительно закружили на месте, возбужденные запахом воды и напуганные грохотом выстрела. Тогда она выстрелила из другого ствола и быстро перезарядила оружие, ощущая такое сердцебиение, что ей стало нехорошо. Если бы стадо вошло в огород, он был бы уничтожен.
— Брось дробовик, — крикнул Кайл Беллами, подъезжая к ней с винтовкой в руке. — Здесь пройдет скот.
— Только не по моей земле, — яростно ответила она.
Долина была узкой, а дом стоял у входа в нее. Стадо должно было пройти между домом и сараем по незащищенному огороду, находившемуся позади дома. То, что не было бы вытоптано, было бы съедено.
Ди снова выстрелила, целясь достаточно низко, чтобы попасть в животных. На таком расстоянии дробь хлестнула, не нанеся большого вреда, а скот в ужасе заревел, резко разворачиваясь, чтобы бежать от шума и боли.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

загрузка...