ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Передовая часть стада столкнулась с остальными животными. Ди выстрелила в четвертый раз, и они бросились бежать назад.
Раздался треск винтовочного выстрела, и дерево позади нее расщепилось.
Она кинулась в дом, захлопнула дверь и поспешно вставила патроны в дробовик. Стремительным ударом ствола она выбила стекло из окна и снова выстрелила. Непрерывно ругаясь, Кайл выстрелил в ответ.
— Собирайте скот! — орал он на своих людей. — Проклятие, поворачивайте его назад.
Некоторые уже занимались этим. Другие вытащили револьверы, услышав стрельбу. Они знали о Ди Сван, что она любит встречать людей с дробовиком. Она даже подстрелила нескольких мужчин, желавших завести с ней знакомство. Ей не следовало так обращаться с людьми. Если их хозяин собирается угостить эту скверную суку ее собственным лекарством, они не будут возражать. Сначала изредка, а потом все чаще они принялись палить по дому.
Луис отогнал свою лошадь в сторону. Его худое, темное лицо было искажено презрением, а рука лежала на рукоятке револьвера. Он не знал, какой дьявол вселился в Беллами, но не намеревался воевать с одинокой женщиной.
Будучи прекрасным стрелком, он все же не мог одновременно уложить двадцать человек, жаждавших крови. На мгновение ему пришла мысль убить Беллами, но он понимал, что это ничего бы не изменило. У него не было времени, чтобы позвать на помощь, прежде чем эти мерзавцы убьют женщину или, ворвавшись в дом, изнасилуют ее. Он видел много людей в подобных ситуациях и знал, что их ничто и никто не остановит.
Скот бешено метался, обезумев от стрельбы и запаха воды. Густое облако пыли накрыло все, скрывая происходящее. Луис перемещался вместе со скотом, крича, чтобы возбудить его еще сильнее. Наконец он вырвался и повернул лошадь в сторону Проспера, несмотря на жару, безжалостно погоняя ее.
В городе он остановился перед конторой шерифа и соскочил с белой от пены лошади. Его сапоги про стучали по мостовой, когда он поспешно приблизился к двери и распахнул ее. Контора была пуста. Он решил заглянуть в салун. Если бы шерифа не оказалось там, кто-нибудь наверняка мог бы сказать, где его найти.
Шерифа в салуне не было.
— Где шериф Кобб? — обратился Луис к находившимся там.
— Точно не знаю, — ответил один из посетителей. Луис узнал в нем лавочника.
— Кажется, я слышал, что он поехал на несколько дней навестить свою дочь в Денвере, — заметил другой. — Что у вас стряслось?
— Беллами пытается прогнать свой скот в долину женщины Сван, — кратко объяснил Луис. — Там стреляют, и произойдет изнасилование или убийство, если их не остановить.
В салуне все умолкли. Луис окинул взглядом мужчин, но никто не вскакивал с места, чтобы мчаться на помощь.
— Раз шерифа нет на месте, готов ли кто-нибудь из вас помочь этой женщине?
Взгляды отводились в сторону. Большинство посетителей салуна в это время дня состояло из горожан, торговцев и служащих. Они не чистили свое оружие годами. И если банда грубых ковбоев озверела, они не собирались совать свои носы в это дело, по крайней мере, до тех пор, пока бесчинство происходило не в городе. С Ди Сван их не связывала ни дружба, ни другие отношения, она всегда держалась особняком. Владельцы ранчо имели при себе оружие и помогли бы, но Луис не видел ни одного из них. Они все были слишком заняты, пытаясь спасти свой скот, и не посещали салун. Луис с отвращением отвернулся и зашагал к выходу. Его голубые глаза стали холодными.
— Подожди, — сказала Тилли, догоняя его. Выйдя с ним на улицу, она взяла его за руку.
— Лукас Кохран из Дабл Си может помочь.
— У нее нет столько времени, — резко произнес Луис.
Ее страдальческие глаза казались огромными на бледном лице.
— Тогда возвратись и помоги ей, а я поеду в Дабл Си.
Уже поворачивая лошадь, Луис кратко кивнул:
— Только поторопись.
Он срезал путь, опять безжалостно погоняя свою уставшую лошадь, а подъезжая к долине Ручья Ангелов, услышал стрельбу. Она означала, что женщина еще держалась. Несмотря на мрачное настроение, он усмехнулся. Должно быть, Ди Сван была настоящей дьяволицей. Подобная женщина вызывала у него уважение.
Последнюю сотню ярдов он прошел пешком, используя группу густых деревьев в качестве прикрытия.
Беллами и его люди тоже неплохо укрылись и продолжали обстреливать дом. Некоторые пытались обойти его сзади, но дом стоял на обширном открытом пространстве, и им почти не за чем было укрыться. Женщина неплохо стреляла. Теперь она пользовалась винтовкой и перемещалась от окна к окну.
Луис продумал свою стратегию. Он не собирался прятаться от нападавших. Его единственной целью было помочь женщине: не дать им ворваться в дом или пустить скот на ее землю. То, что Беллами узнает, кто на ее стороне, могло даже помочь. Хотя он и вел в Колорадо тихую жизнь, его умение стрелять здесь хорошо известно. Люди Беллами должны призадуматься, когда поймут, кто их противник.
Для него и Ди Сван время было одновременно и союзником и врагом. Если они с женщиной продержатся достаточно долго, к ним на помощь успеют люди из Дабл Си. Но если они не появятся до наступления ночи, люди Беллами доберутся до дома под покровом темноты.
С этими мыслями он принялся хладнокровно оценивать свои возможности. Луис намеревался изменить баланс сил в свою пользу. Если человек убит или тяжело ранен, его можно не бояться в темноте. Тонкая, холодная улыбка промелькнула на лице Лукаса. Черт возьми, в любом случае он слишком долго пробыл в Колорадо.
Тилли не стала переодеваться для верховой езды и просить разрешения одолжить одну из лошадей, привязанных у салуна. Когда Луис скакал в направлении долины Ручья Ангелов, она мчалась в другую сторону, в Дабл Си. Ее вызывающая юбка позволила ей ехать верхом, хотя ноги оказались обнажены до колен. Она заметила несколько изумленных лиц, когда гнала лошадь по городу, но не задумалась о том, какую картину представляла.
Ее сердце колотилось так же сильно, как копыта лошади по утрамбованной земле. «Ох, Кайл, — думала она. — Зачем ты это сделал!» Она бы дала ему денег, и никто бы не узнал об этом. А он сохранил бы свое имущество, свою мечту стать процветающим, уважаемым владельцем ранчо. Теперь он напал на Ди Сван. Такого чудовищного поступка ему никогда не забудут и, даже если все обойдется, никогда не примут его в общество порядочных людей. Неважно, что он сделал это от отчаяния. Он будет осужден. И если Лукас Кохран не предотвратит те ужасные последствия, которые могут произойти, Кайла повесят.
Кожа седла болезненно натирала внутренние стороны ее нежных бедер, но она продолжала гнать лошадь, поскольку на счету была каждая минута. В любом случае, Лукасу потребуется много времени, чтобы добраться до Ручья Ангелов, может быть, слишком много. Но, по крайней мере, теперь Ди помогал Фронтерас, если только их обоих уже не убили.
Лошадь начала уставать, и Тилли охватила паника. Если она загонит несчастное животное до смерти скачкой по жаре, то не сможет добраться до Дабл Си вовремя. Нетерпение билось в Тилли, как крылья птицы, а в голове эхом отдавались слова: «Торопись, пока не поздно». Поздно для Ди, поздно для Кайла… поздно для нее самой.
Когда она увидела постройки усадьбы Кохранов, ее сердце, казалось, было готово разорваться. Главное здание в Дабл Си было двухэтажным и имело балкон с колоннами, который облегал его вокруг. Тилли не натягивала поводья, пока не достигла хозяйского дома. Изможденная лошадь неловко споткнулась.
— Лукас! — завизжала она, соскальзывая с седла. — Лукас!
Она взбежала на крыльцо и заколотила кулаком в дверь.
— Здесь! Тилли, я здесь!
Обернувшись, она увидела Лукаса, широкими шагами идущего к ней от сарая. Она сбежала по ступеням и помчалась по двору к нему, не переставая кричать:
— Ты должен ехать к Ручью Ангелов! Они сошли с ума, они стреляют в нее, пытаются захватить ее землю…
Она добежала до него, и он схватил ее за руки, чтобы остановить. Синие глаза Лукаса превратились в лед. Если бы ад был холодом, он бы выглядел, подобно его глазам.
— Кто сделал это?
Его пальцы впились в ее нежные руки. Она задыхалась, и он грубо затряс ее:
— Черт возьми, кто?
— Это Кайл, — сказала она, жадно глотая воздух. — Кайл Беллами. Он в отчаянии — вода на Бар Би почти закончилась.
Лукас повернулся, выкрикивая всем приказ разбирать винтовки и седлать лошадей. Все, кто его услышал, побежали выполнять команду. Лукас кинулся к своей лошади. Тилли бежала за ним, и ее красная, пышная юбка вздувалась, обнажая нижнее белье.
— Ей помогает Луис Фронтерас, — выкрикнула она. — Он приехал в город, послал меня за тобой, а сам вернулся назад.
Лукас только кивнул, показывая, что он расслышал. Ему стало легче, когда он понял, что Ди не сражалась с Беллами и его людьми в одиночку.
Он вскочил в седло, но Тилли схватила его за ногу.
— Не убивай Кайла, — отчаянно молила она. — Господи, Лукас, пожалуйста, не убивай его! Я люблю его. Пожалуйста, пожалуйста, не убивай его, обещай мне это.
Лукас посмотрел на нее сверху вниз с тем же ледяным выражением глаз.
— Я ничего не могу обещать, — сказал он. — Если Беллами нанес вред Ди, он не увидит следующего рассвета.
Пришпорив лошадь, Кохран стремительно двинулся к троне, которая привела бы его к Ручью Ангелов быстрее, чем любой другой путь. А Тилли стояла во дворе, наблюдая за выезжающими мужчинами, и слезы медленно стекали по ее запыленному лицу.
Глава 15
Ди сидела на корточках с винтовкой в руках под одним из передних окон. До сих пор она предпочитала дробовик винтовке из-за его точности, но у нее кончились патроны. Ди казалось, что она готова ко многому в этой жизни. Но осада — тяжелое испытание, а именно осадой было происходившее.
Люди Беллами не повернули скот, удалявшийся в сторону Бар Би. Возможно, они и не пытались сделать это, возможно, им это не удалось. Теперь они обратили все свое внимание на Ди.
Она не знала, сколько времени продолжалась перестрелка, потому что одна из пуль попала в висевшие на стене часы. И она не представляла себе, который теперь час. Но день уже клонился к закату, красное солнце низко висело над горизонтом. С наступлением темноты им удастся приблизиться к хижине, думала Ди, и она не сможет защищать все окна. Она уже забаррикадировала дверь спальни, чтобы никто не смог неожиданно оказаться у нее за спиной, пробравшись в эту комнату через окно.
Сжимая винтовку, она внимательно следила, ожидая, когда кто-нибудь сделает неосторожное движение и выдаст себя. Приклад был липким, и она вытерла руку об юбку, но это не помогло. Посмотрев на свою руку, она увидела кровь. Один из осколков стекла порезал ей руку. Смертельно устав, Ди не осмеливалась дать себе отдых ни на минуту. Ей хотелось пить, но она не решалась пересечь комнату, чтобы добраться до воды.
Вдруг она заметила легкое движение чего-то синего. Ди тщательно прицелилась и нажала на крючок, даже не слыша резкого треска выстрела. Она заметила порывистое движение и поняла, что попала. Сейчас же град пуль, вырывавших длинные щепки из деревянных стен и отскакивающих от плиты, осыпал маленький дом. Когда в комнате раздался свист пуль, она распласталась на полу, снова порезавшись об осколки стекла, усеявших пол. Во всех окнах не осталось ни кусочка стекла.
Когда стрельба стихла, Ди присела у окна, поворачивая винтовку в разные стороны. Один человек выглянул из-за укрытия, и она выстрелила, заставив его поспешно присесть. Проклятие, она промахнулась.
Сумерки неумолимо сгущались. Нужно было что-то делать, но она не находила выхода. Если она будет стрелять вслепую, то впустую израсходует патроны. Но если просто ждать, они в конце концов победят.
Ди снова вытерла кровоточащие руки о юбку. Господи, она истекала кровью от порезов, ее одежда намокла. Но это ее не волновало. Ее сознание было поразительно ясным. Эти люди жаждали крови, а если бы они сразу не убили ее, они бы по очереди ее изнасиловали. Она знала, что лучше умереть. Они не должны надругаться над ее телом, которое она делила только с Лукасом — до ее последнего вздоха. Ее инстинктом была борьба, и она считала, что теперь слишком поздно идти против своих инстинктов.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

загрузка...