ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Ах, она ушла?
— Я все еще здесь, — проговорил Малки.
— Как вы себя чувствуете, инспектор?
— Просто отлично…
Без всякого предупреждения Малки появился прямо перед носом Финна. Чаплин поперхнулся кофе.
— Ага, — ехидно улыбнулся горец, — я знал, что ты меня увидишь.
Чаплина скрутил такой сильный приступ кашля, что из глаз полились слезы. Финн прошел сквозь Малки и похлопал полицейского по спине. Призрак, кажется, воспринял это как личное оскорбление и положил руку на эфес меча.
— Смотри, куда идешь!
— Все нормально, Финн, — с трудом выговорил Чаплин. — Просто кофе чересчур горячий.
Инспектор взял салфетку и попытался вытереть кофе с галстука.
— Отправлюсь-ка я в туалет и приведу себя в порядок.
Он побежал по коридору. Финн, глядя ему вслед, изумленно покачал головой. Алессандро Чаплин оказался несколько другим, чем он себе представлял.
Чаплин убедился, что в кабинках никого нет, и, удовлетворенно вздохнув, встал перед зеркалом, скрестив руки. Несколько секунд он молчал, прислушиваясь к журчанию воды в трубах.
— Ну ладно, если я схожу с ума, то давай-ка это обсудим.
Ответа не последовало, и Чаплин нервно переступил с ноги на ногу. Потом решил зайти с другой стороны и, взяв влажное полотенце, принялся вытирать галстук, пробормотав:
— А Талискер пусть хоть вешается.
— Не очень-то мило с твоей стороны, Сандро. — За его спиной возник Малки. — Да, у вас не лучшие отношения, но вы сражались на одной стороне в Руаннах Вере. Это для тебя ничего не значит?
Чаплин обернулся и посмотрел на призрака.
— Я знаю, кто ты. Ты побочное действие наркотиков, которые мне подсыпал этот негодяй.
— Как, опять? — простонал Малки. — Подобную чушь нес раньше и Дункан… У меня нет времени убеждать тебя, что я настоящий — по крайней мере настоящий призрак, — но я точно скажу, что позавчера Талискер никого не убивал. После того, как ты выстрелил в него… — Малки умолк, заметив, как дернулся Чаплин. — Ах, этот милый эпизод ты забыл? Не беспокойся, он не умер — пока, — ты прострелил ему руку. А потом он отправился к Шуле Морган. Она подтвердит.
— Мы разговаривали с ней вчера. По ее словам, Талискер пришел к ней между двумя и тремя часами ночи. Значит, он мог успеть совершить убийство и объявиться у нее только потом… Какого черта я обсуждаю с тобой все это?
— Не притворяйся, что не знаешь меня! — рявкнул Малки. — Я сражался бок о бок с тобой, сеаннах. И уже почти начал думать о тебе хорошо. Хотя теперь начинаю сомневаться…
Чаплин постарался сдержать свои чувства, сжал зубы и удивленно посмотрел на собеседника.
— И чего же ты от меня хочешь? Предположим, мне интересно.
— Чтобы ты поговорил с Дунканом. Ему приходят в голову мысли о самоубийстве. Чуть не застрелился вчера, пока меня не было. И сегодня я с ним не успел увидеться. Думаю, он все еще в порядке, поскольку я тут. Мы как бы связаны… хотя, конечно, ты об этом уже знаешь.
— То есть ты в курсе, где он?
— Ну да, но не скажу, потому что ты отправишься туда и арестуешь его.
— Зачем ты тогда явился?
— Слушай, у него никого нет! — почти простонал Малки. — Он никому не нужен, кроме меня и Шулы, а ее лучше не впутывать в эти дела.
Чаплин старался воспринимать спокойно то, что он ведет разговор с призраком, который, нельзя отрицать, выглядит удивительно знакомым. Если Малки — всего лишь проекция его подсознания, то он, Чаплин, уже знает, где находится Талискер. Видение не может сообщить ему того, что он и сам не знает.
— Если я его арестую, — резонно заметил инспектор, — Талискер по крайней мере останется жив и сможет доказать свою невиновность.
— Как в прошлый раз? — фыркнул Малки.
— Ну и не надо мне ничего говорить. Я знаю, куда он сбежал. — Чаплин повернулся к зеркалу и занялся своим галстуком.
— Знаешь?
— Потому что тебя на самом деле нет, и ответ таится здесь. — Он постучал себя по голове.
— Да, конечно.
— Он в Данбаре, в парке имени Джона Муира.
— Что? — в ужасе воскликнул Малки. — Но п-поче-му именно там?
Чаплин торжествующе обернулся.
— Я прав, так? Мы пару раз отправлялись туда всем классом, когда учились в школе, и сам Дункан там частенько прогуливался. Он хорошо знает те места. — Выражение лица Малки развеяло сомнения Чаплина. — Что ж, передай ему, что я еду. — Чаплин неприятно улыбнулся и прошел в дверь прямо сквозь Малки. — Пока.
— Поехали, Финн. — Чаплин вошел в кабинет с видом человека, полного уверенности в себе. — Я понял, где скрывается преступник.
Открыв верхний ящик стола, он вытащил револьвер, который почистил и зарядил еще вчера.
— Инспектор Чаплин, вам потребуется помощь? — Кейтнесс потянул его за пиджак.
— Нет. Мне будет проще уговорить его сдаться, будучи с ним один на один. Мы с Талискером давно знакомы.
Кейтнесс с сомнением посмотрел на полицейского и оглянулся на кабинет Стерлинга, но тот был пуст.
— И куда именно вы поедете? — нервно спросил младший офицер.
— В парк Джона Муира. Рация там не работает, однако у Финна есть мобильный телефон. Дайте Питу свой номер.
По пути к машине на лице Чаплина было написано мстительное наслаждение, происхождение которого оставалось совершенно неясным Финну.
— Вам что, дали наводку?
— Можно сказать и так, — улыбнулся инспектор. — Кстати, вы не знаете, что значит «сеаннах»?
— Сказитель клана, что-то вроде кельтского барда. А что?
— Кроссворд из «Таймс», — ответил Чаплин. — Трудный до ужаса.
Контролировать демона становилось все труднее. Корвус нетерпеливо ждал в пустоте, пока демон ответит на его призыв. Ответит обязательно — темная магия прочно связывала тварь из бездны с хозяином, однако за магию приходится платить. Между тем силы Корвуса далеко не безграничны, иначе боги вообще не смогли бы его сковать. Всякий раз, натравливая демона на людей в мире Талискера, он ослаблял контроль над кораннидами, и под угрозой оказывалась сама его независимость. Увы, выбора не было.
Наконец исчадие ада явилось. Неспособное на речь, оно молча стояло перед хозяином. Корвуса неприятно поразило, как демон успел измениться за довольно короткое время — кожа треснула в нескольких местах и сочилась гноем, одежда превратилась в лохмотья, а на голове не хватало клоков волос. Лицо перекосилось, челюсть отвисла.
— Существование — это боль, — пробормотал про себя бог зла. — Слушай, тварь, скоро я отпущу тебя, но сначала помоги мне окончательно разобраться с Талискером. — Он послал мыслеобраз в примитивный разум демона. Тот шевельнулся, однако больше никак не отреагировал на слова. — Ступай, найди его. Он должен умереть. Я не могу отпустить тебя, пока с ним не будет покончено.
Корвус махнул рукой, и его посланник исчез. Сам он вздохнул, обратился в ворона и покинул Ничто. Бог зла махал крыльями, наслаждаясь иллюзией свободы, и мрачно размышлял, что охота за Талискером не принесла ему ни капли удовольствия — он ведь даже не видел его. Где же погони, нарастающее напряжение?.. Корвус решительно пресек в себе такие мысли. Это не игра. Проклятая волшебница-полукровка, Мирранон, предсказала, что Талискер принесет Корвусу гибель. А он до сих пор не поймет, чем отличается от прочих душа этого человека, которая может пребывать сразу в двух мирах.
— Талискер! Талискер!
Крик разнесся по роще, в которой беглец сидел под лиственницей. Он вскочил. Чаплин!
— Дункан! — Рядом с ним появился Малки.
— Где ты был? — спросил Талискер, засовывая спальник в рюкзак.
— Беги, скорее беги! Он догадался, где ты. Я не говорил ему, честное слово. Да, я действительно встречался с ним, но…
— Ты встречался?..
— Слушай, верь мне. Я не говорил…
— То есть он догадался? И как же ему это удалось?
— Не важно, — оборвал Малки. — Он идет сюда.
— Талискер! — На сей раз голос раздался гораздо ближе.
— У него пистолет.
— Пусть так, у меня тоже, — спокойно ответил Дункан, снимая оружие с предохранителя. — И мое терпение лопнуло.
— Вот дерьмо.
Талискер пробирался по берегу в Данбар, рассудив, что, если он сумеет добраться до города, его не смогут быстро поймать, а потом Чаплину надоест, и он вернется домой. Путь его пролегал мимо парковки, на которой одиноко стоял «форд» Чаплина, рядом с пустой детской площадкой и туалетами. Пошел снег, и крупные хлопья застилали глаза. Вместе со снегом на мир спустилась странная тишина, белым звоном отдававшаяся в ушах, застилающая звуки моря.
У него мелькнула мысль, не угнать ли у Чаплина машину, но, хоть он и провел пятнадцать лет среди закоренелых преступников, Дункан и понятия не имел, как завести ее без ключа зажигания. Потом он увидел рядом с машиной какого-то человека, переминавшегося с ноги на ногу, чтобы прогнать холод, и смотревшего в сторону рощи. Талискер пригнулся, надеясь, что незнакомец его не заметит.
— Это Финн, — произнес Малки.
— Боже мой, не пугай меня так больше.
— Прости. Он журналист… кстати, что это такое?
— Пишет статьи для газет, — рассеянно отозвался Талискер. — Идем.
— Куда ты?
— Попытаюсь добыть машину, — шепнул беглец. — Теперь заткнись.
Почти не смея дышать, он подкрался к Финну. Журналист стоял спиной к нему и опирался на дверцу машины.
— Ни с места, — сказал Талискер самым страшным своим голосом.
Финн и ухом не повел. Дункан уже собирался повторить приказ, как заметил тонкие проводки, тянущиеся из кармана журналиста к ушам — тот слушал плеер.
Выругавшись, Талискер медленно нагнулся, не спуская глаз со спины Финна, подобрал камешек и с силой запустил им в противника.
— Эй! — Журналист резко обернулся. Увидев знаменитого убийцу с пистолетом, он слегка вздрогнул и со смешанным выражением страха и восхищения поднял руки вверх.
— Мне нужны ключи.
— У меня их нет. Чаплин взял. Честно. — Голос Финна звучал на удивление спокойно. — Не доверил мне машину. Наверное, любит ее, как жену. Вы ведь Дункан Талискер, правда?
Беглец проклинал свою неудачливость. Меньше всего ему хотелось пускать в ход оружие.
— Спиной ко мне, руки за голову, — велел он. — Выше руки, чтобы я их видел.
— Вы ведь не будете стрелять? Пожалуйста, не трогайте меня. Я журналист. Я могу поведать миру вашу историю.
Талискер принялся пятиться, по-прежнему не сводя дула пистолета со спины Финна. Пройдя метров двадцать, он собирался побежать, надеясь, что журналист достаточно напуган, чтобы простоять с поднятыми руками несколько драгоценных минут. Проблема в том, что, похоже, он не очень испугался.
— Вы все еще там? — крикнул Финн. — Подумайте. Талискер, это ваш шанс рассказать людям, как было на самом деле, открыть им глаза. Я знаю, что вы все годы тюрьмы отрицали свою причастность к убийствам.
Талискер дошел почти до туалетов, но голос Финна доносился к нему через снежную завесу на удивление четко и ясно. Смахнув с лица снежинки, он постарался понять, остался ли журналист на месте.
— Мою историю, — тихонько проговорил он. — Вам никогда в нее не поверить. — Дункан снова двинулся вперед, не сводя дула с мишени.
— Что ты делаешь, черт возьми? — Малки появился между Талискером и машиной. — Пора убираться отсюда Он тебя просто заманивает, взывает к твоему тщеславию неужели не понимаешь?
— Нет, тот человек считает, что я должен поведать людям правду… Может, я сумею…
— Что объяснить? «Я ни в чем не виноват»? — К удивлению Талискера, Малки обнажил меч. — Вернись Дункан!
— С вами… кто-то есть? — Финн начинал нервничать.
— Что ты собираешься делать с мечом? — фыркнул Талискер. — Убери его, Малки, здесь он не настоящий, как и ты.
— Предложение этого придурка тоже фальшивое, — ответил призрак. — Даже если он и расскажет твою историю, то всю ее переврет.
— Нет, здесь только я, — крикнул Дункан. — Так можешь медленно повернуться. Руки положи на капот машины.
Финн повиновался.
— Не верю своим глазам!.. — Малки швырнул меч на землю от возмущения.
Талискер пригляделся к Финну — тот казался слишком юным, чтобы писать об убийствах. Меньше тридцати.
— Сколько тебе лет?
— Тридцать пять.
— Надо же, старше меня. — Талискер стряхнул с лица снег, понимая, что должен действовать быстрее, иначе замерзнет.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

загрузка...