ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— спросил Малки, а потом, припомнив, зачем он здесь, обнажил меч и бросился на туристов с боевым кличем.
Гид сразу же опомнился и заорал:
— Бегите! Он настоящий!
Все как один бросились прочь, хотя один вопиюще мужественный тип не преминул горца сфотографировать.
Как только люди исчезли и в подземелье снова воцарилась тишина, Малки принял свой нормальный облик. Потом он услышал плач и немедленно понял, кто это.
— Ильза? Ильза, девочка моя, это я, твой папа, — хрипло выговорил горец. — Где ты?
Ответа не было. Малки сел на пол, прислонившись спиной к стене. Плач оборвался, и в воздухе повисло ожидание.
— Слушай, Ильза, ты была слишком маленькой, чтобы понять — да и как? Твой собственный отец… — он не сразу выговорил эти слова, — …твой собственный отец убил тебя. Я не знаю, может быть, ты так и остаешься ребенком, и тогда так и не сможешь понять. Иного выхода не было, — всхлипнул он. — Я не мог смотреть, как ты мучаешься, прямо как мама… Слишком сильно любил тебя… вас обеих. И она заставила меня дать слово… Думаю, тебе потому нет покоя, что убил тебя папа… Но все было совсем, совсем иначе… — Малколм закрыл лицо руками. Как они могут приходить сюда, глазеть по сторонам и хихикать?
— Папа?
Он поднял лицо. Перед ним стояла Ильза, маленькая девочка с волной темных волос, ниспадающей завесой до самого пояса. Еще бы ей не плакать — целых двести лет. Она стояла немного в сторонке, засунув пальчик в рот и удивленно глядя на отца.
— Ильза? — прошептал Малки. — Малышка… Иди сюда, ко мне.
Она подбежала, переступая по каменному полу маленькими ножками, потом села к нему на колени и обняла ручонками за шею. Малки переполняли радость и горе одновременно. Как же она может все еще любить его?!
— Спой мне песенку, папа.
Он вытер слезы и постарался подавить рыдания.
— Песенку? Только если ты пообещаешь мне больше не плакать. Обещаешь?
Она с готовностью кивнула.
Талискер уходил в глубь подземелья. Неожиданно впереди что-то ослепительно полыхнуло алым, и раздался крик. Дункан закрыл лицо руками, не в силах вынести яркое сияние и мысль, что он опоздал на помощь Деме. Потом накатил оглушительный звук и донеслись вопли убегающих туристов. Он улыбнулся в темноту и бросился вперед.
Песня окончилась, пора было уходить. Малки обнял дочь.
— Помни, что папочка тебя любит, малышка, хорошо?
Когда он открыл глаза, рядом стояла еще одна фигура.
— Теперь она знает, Малколм. — Его жена улыбнулась. — Спасибо.
— А вот и мама пришла, чтобы забрать тебя домой, — сказал горец Ильзе. Та по-прежнему сидела у него на коленях, но при его словах подняла голову.
— Мама! — Девочка соскользнула с коленей и, не оборачиваясь, бросилась на руки матери.
Мораг долго глядела на своего мужа, прежде чем спросила:
— Ты идешь с нами?
Женщина протянула Малки руку — и тут тишину разорвал ужасный крик, доносящийся снизу, и послышался зов Талискера.
— Не могу, любовь моя, — печально покачал головой Малки. — Я все еще нужен там.
Мораг не произнесла ни слова упрека. Просто улыбнулась, и они обе исчезли.
Это было сплошное безумие. Талискер удерживал демона на расстоянии двумя факелами, которыми Деме освещала свое жилище. Каждый раз, когда тварь делала шаг вперед, Дункан отвечал выпадом, подпаливал ее шкуру, и она выла от боли. Талискер понимал, что долго так не продержится, и ждал, когда Малки наконец прогонит туристов и придет ему на помощь. Вопли экскурсантов давно смолкли, а горец не появился. А теперь к тому же по коридорам разносились звуки песни, исполненной его неподражаемым пронзительным голосом.
Чаплин и Финн подошли к Городским палатам, как раз когда из входа с криками вылетела группа туристов и бросилась на засыпанную снегом Хай-стрит. Только две молодые женщины и экскурсоводы остановились посередине площади. Одна из женщин плакала и дрожала, другая, утешающая ее, резко обернулась к гидам:
— Мы можем в суд на вас подать, ублюдки! Вы что, пытаетесь добиться у туристов сердечного приступа? Я пожалуюсь в городской совет, и вы лишитесь лицензии!.. Пойдем, милая, надо срочно выпить, пока пабы не закрылись. — Она увела свою спутницу, поскальзываясь на высоких каблуках. Экскурсоводы не вымолвили ни слова протеста, они сами были ошарашены.
Чаплин подошел к ним и предъявил удостоверение.
— Можно задать вам пару вопросов?
Гид удивился.
— Конечно, но о чем?
— Вы видели кого-нибудь внизу?
— Ну, да…
— Примерно моего роста, рыжие волосы, худощавый?
— Что? Нет.
— Нет? Простите, мне показалось, что кто-то напугал вашу группу.
— Это было привидение, — безучастно произнес экскурсовод. — Самое настоящее привидение. — Он нервно рассмеялся. — И после этого говорят, что наши милые прогулки не стоят того?
— Привидение? Случайно не горец с рыжими волосами, маленький и бледный? Точнее говоря, совершенно белый?
— Кто сегодня сошел с ума — я или весь мир? Да, именно так он и выглядел. Эй, Джим, у нас теперь клиентов будет хоть отбавляй, я тебе точно говорю, — шутливо заметил экскурсовод своему приятелю, который молча сидел рядом, то и дело вздрагивая. — Можно нам идти, офицер? Не только туристам необходимо выпить как можно быстрее.
Чаплин кивнул, и гиды отправились в паб.
— О чем это вы? — удивился Финн.
Чаплин обратил внимание, что журналист выглядит как-то странно и явно нервничает: он часто моргал, двигался резко и неуверенно. Похоже, бедняга воспринимает свою работу чересчур серьезно — Чаплин не просил его искать или преследовать Талискера. Значит, либо он отважный и целеустремленный, либо слегка одержимый.
— А вы?
— Об этом… горце.
— Просто верьте мне, Финн. — Чаплин умолк, пытаясь подыскать рациональное объяснение происходящему. — Если они видели горца, то Талискер внизу. Идем. Вы вооружены?
— Нет.
Чаплин вытащил пистолет.
— Тогда держитесь за мной.
— Не стоит ли нам вызвать помощь?
— Некогда, — покачал головой Чаплин. — Если увидите там, внизу, что-нибудь… необычное, не обращайте внимания. Он не может вам навредить. Только не в этом мире.
— И что же теперь делать?
— Ты меня спрашиваешь?
— Это был риторический вопрос, Малки. Спасибо за по крайней мере моральную поддержку. — Талискер снова ткнул в демона факелом. Тот отступил, но гораздо медленнее.
— Может, он устает? — с надеждой спросил Малки.
— Нет. Думаю, привыкает к боли. Так где же ты был?
— Потом расскажу.
— Талискер! — донесся голос.
— А, черт, следовало предвидеть, что он вернется… Малки, передай мне, пожалуйста, тот факел. Кажется, мой гаснет.
Малки нервно переступил с ноги на ногу.
— Я не могу, прости. — Он провел рукой через пламя.
— Плохо. — В голосе Талискера слышалась паника. — Попробуй его отвлечь.
— Ладно. — Малки ступил вперед, вытаскивая меч. — Эй, зверюга, сюда! Ну же, тварь, давай!
Демон повернулся к новому мучителю и страшно зарычал. Звук был жуткий, и Малки вздрогнул.
— Быстрее, Дункан! Оно скоро поймет, что я бессилен.
Он громко завопил и притворился, что нападает на демона, так что тот отступил на пару шагов.
Талискер схватил последние два факела и взял их в одну руку, отгораживаясь ими от зверя.
— Малки, я постараюсь загнать его вон туда.
Он двинулся вперед, размахивая огненным оружием, Малки наступал, рубя воздух мечом, и мало-помалу демон был вынужден отступить в комнату Деме. Талискер встал в дверях, не выпуская его наружу.
— Здорово, Дункан, — подбодрил друга Малки.
— Да, здорово, — простонал тот. — Пока эти штуковины не погаснут.
Сзади раздался щелчок — Чаплин снял пистолет с предохранителя.
— Ни с места, Талискер, — приказал он. Дункан невесело рассмеялся. Руки у него дрожали, и пламя обжигало лицо.
— Знаешь, Чаплин, это почти смешно.
ГЛАВА 16

— Там что-то есть. — Финн кивнул в сторону маленькой комнаты.
Чаплин бросил на него взгляд, и увидел, как журналист вытаскивает из кармана пистолет.
— Назад, Финн. Ты же сказал, что не вооружен.
— Официально — нет. — Его ухмылка в свете факелов казалась почти зловещей.
— Стой на месте! — завопил Талискер. — Не пускай его, Сандро! Это не игра!
Финн двинулся вперед.
— Там что, твой сообщник? Горец? Ну же, бросай оружие, или я буду стрелять.
— Оружие?
— Он имеет в виду факелы, Дункан, — объяснил Малки. — А меня не видит. По-моему, он думает…
— Не важно. Чаплин, удержи его. Ну же, быстрее!
— Финн, назад, — велел инспектор. Он все еще направлял пистолет на Талискера, но поведение журналиста его тревожило. Кроме того, полицейский видел внутри какую-то тень и знал, что там не Малки.
— Зачем ты сделал это, Талискер? — Финн не двинулся с места, стоя на линии огня Чаплина. — Зачем?
— Какого чер… — начал было Дункан.
Неожиданно Финн бросился вперед, словно желая сбить его с ног. Талискеру пришлось отступить в сторону, и журналист, влетев в маленькую комнатку, столкнулся лицом к лицу с демоном. Тот выглядел ужасающе, остатки одежды горели желтым пламенем. Поняв, что огнем ему не угрожают, демон ухватил Финна за шею и шагнул в большую комнату. Журналист в ужасе завопил.
— А-ар… злой… злой… — Он тщетно вырывался. Талискер знал по собственному горькому опыту, что демон может переломить позвоночник, как тростинку. Пистолет Финна упал на пол с металлическим лязгом.
— Сделай что-нибудь! — закричал Чаплин. Несчастный бился в лапах зверя и мешал прицелиться.
Сжав зубы и подавив вполне понятное желание бежать от твари, чуть не убившей его однажды, Талискер шагнул вперед и ткнул факелами в ноги демона. Тот с ревом отшвырнул Финна в сторону. Тело журналиста, безвольное, как тряпичная кукла, ударилось о каменную стену комнаты, а Дункана отбросило к Чаплину. Дуло пистолета уперлось ему в спину. Заорав на демона, он снова ткнул в него огнем, но на сей раз тот просто вырвал последнее оружие у него из рук.
Наступил момент тишины. Тварь поднесла факелы к лицу и тупо уставилась на них, потом неожиданно начала растворяться. Искаженное лицо лишилось кожи, обнажив темно-красную пульсирующую массу. Все трое вздрогнули. Следом исчезли ноги, и их взорам предстало нечто настолько ужасное и отвратительное, что могло быть только истинной природой демона.
— Ох… — выговорил Малки.
Комнату наполнил запах серы, а в следующее мгновение огромная туша демона исчезла в зеленой вспышке. Все молчали, слышалось только шипение факелов и все более спокойное дыхание людей. Но едва Талискер собрался заговорить, как его грубо толкнули в спину.
— Ну вот, Дункан, мы разобрались с небольшой неприятностью. Теперь пойдем. — Чаплин направил пистолет на голову бывшего друга.
— Ты что, не понял? — заорал тот. — Ты не понял, Сандро? Эта тварь и есть убийца!
— Он прав, — поддержал Малки. — Ее послал Корвус.
В углу застонал Финн, но Чаплин не сводил глаз со своей добычи.
— Я не верю тебе. На сей раз я не могу отрицать существование Сутры — это было бы глупо, — однако Корвус никак не мог…
Что-то в выражении лица полицейского подсказало Талискеру, что его ждет, и Дункан не сразу решился задать следующий вопрос. Позже ему казалось, что на подсознательном уровне он знал, каков будет ответ. Талискер нащупал дрожащими руками пистолет Финна.
— Что — не мог, Алессандро? Скажи мне.
Чаплин не заметил его волнения. Лицо инспектора приобрело выражение — увы, слишком знакомое Талискеру, — непоколебимой ненависти.
— Дункан Талискер, я арестовываю вас по обвинению в убийстве Шулы Морган. Вы имеете право хранить молчание…
Талискер не услышал остального.
— Нет, — прошептал он, — нет. — Потом голос его стал громче, как будто это слово было заклинанием, способным все исправить. — Нет! Ты лжешь, Сандро. Ты лжешь… ты лжешь… — Крик превратился во всхлип. — Только не Шула. — К нему шел Чаплин с традиционной парой наручников в руках. — Не Шула. — Он направил пистолет Финна в лицо инспектору. — Не подходи! — Его трясло. — Как ты смеешь лгать мне так? Даже ты…
На лице полицейского было написано непонимание…
— Это правда, Талискер. Шула умерла…
— Нет! — рявкнул Дункан. — Не смей!
— Ты даже не помнишь, да?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

загрузка...