ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Да, сэр. Именно так.
Алистер еще раз бросил взгляд на ребенка.
— Этому младенцу лучше бы не рождаться. — Воин кивнул на пропасть.
— Но он родился, — улыбнулась Уна. — И выжил в отличие от бедной матери. Его зовут… Тристан.
— Это значит «грусть», — промолвил воин и ушел.
Уна увидела в черном небе смутную тень — над ними пролетел призрачный белый орел. Она улыбнулась, подумав, что надежда все еще есть.
Они падали недолго и вскоре рухнули на каменный пол в нижней комнате. Малки выругался.
— Дункан, по-моему, я сломал ногу. Ох, как же больно. Дункан, ты все еще тут? С тобой все в порядке?
— Да, просто несколько синяков. — Талискер взял холодную руку горца. — Нас хотят разделить… Идем. Ты можешь встать?
— Да. Наверное, я все-таки не сломал ее. Хотя болит ужасно. Проклятый ублюдок. Почему бы ему не убить нас своим колдовством? Неужели не может ударить в нас молнией или какой-нибудь другой штукой?
— Не знаю. Может, ему, как и Рианнон, мешает затмение или просто любопытно.
— Если он тянет время, пока к нему не вернется сила, то нам лучше побыстрее отыскать Сандро… Что это? Ты слышал?
Раздался странный звук, и снова стало светло.
У правой стены виднелись две твари — полуженщины-полузмеи, и они поползли к друзьям. Малки и Талискер невольно отступили.
— Эй, Дункан, что нам теперь делать?
— Поторопиться. Они появились оттуда, так что скорее всего Сандро там. — Талискер выхватил меч и бросился к ним.
— Они опасны, — слабо возразил Малки, послушно обнажая клинок.
Талискер ударил ближайшую тварь, но она неожиданно выхватила из-за спины копье и одновременно хлестнула его хвостом, едва не попав по лодыжке. Он с воплем отскочил назад.
— Не давай ей сбить тебя с ног, Малки, или тебе конец.
Горец схлестнулся со второй противницей. Она сражалась молча, только хвост шуршал по земле.
Талискер оттеснил тварь к стене. Как ни странно, лицо ее оставалось спокойным, и противница то и дело улыбалась, отбивая удары и стараясь изо всех сил убить его. Дункан чувствовал легкое возбуждение. Говорят, такое часто бывает у воинов перед битвой и после нее, но никогда во время. Женщина-змея улыбнулась, и он на мгновение расслабился.
— Дункан!
Его оттолкнули в сторону и швырнули на землю. Подняв глаза, он увидел, что тварь обхватила Малки смертоносными объятиями и склоняется к нему, приоткрыв рот, из которого показался раздвоенный язык.
Талискер попытался встать, однако поскользнулся в луже крови другой твари, убитой другом. Схватив ее копье, он швырнул его изо всех сил. Направленное отчаянием древко полетело точно в цель и вошло в бедро женщины-змеи, сильно ранив ее. Воспользовавшись тем, что она на мгновение разжала объятия, Малки откатился в сторону, схватил меч и разрубил противницу пополам. Потом посмотрел на нее в ужасе, и его вырвало.
— Малки, — выдохнул Талискер. — Нам надо бежать, пока не кончилось затмение. Вперед, а то он еще что-нибудь выдумает.
Они бросились в дальний конец комнаты, но, не добегая до стены, остановились.
— И что теперь? — пробормотал Дункан. — Сандро, ты меня слышишь? Если да, протяни руку налево. Ответа не было.
— О нет, — застонал Малки. — Смотри.
Талискер обернулся к трупам женщин-змей и увидел, что на кусках трупов постепенно вырастает новая плоть: у верхних половин появляются хвосты, у хвостов — верхние половины. Скоро их станет пять. Отвратительное зрелище.
Неожиданно Дункан припомнил, что удивило его раньше.
— Корвус не может ничего создавать. Я знаю после моей… последней встречи с Фирр. Они не в силах лечить или созидать. Должно быть, он просто проецирует наши страхи.
— Потрясающе! — пробормотал Малки. — Смотри!
Из камня торчали кончики пальцев Чаплина. Первая женщина поднялась, огляделась и принялась искать копье.
— Сандро! — заорал горец. — В сторону! Быстро!
Пальцы исчезли. Две женщины-змеи двинулись на них.
— Нет! — крикнули оба. — Налево!
— Вот дерьмо, — выругался Талискер.
Он обернулся к нападающим. В этот миг в комнату ворвались Уисдин, Кентигерн и Рагнальд и бросились на тварей.
— Дункан, давай.
Малки схватил друга за правое запястье, а Талискер увидел Чаплина и взял его за руку.
Результат был неожиданным.
Ему показалось, что внутри вспыхнул огонь, и на миг он увидел рядом друзей, которые улыбались, понимая, что все происходит как должно. Малки держал его за правую руку, Сандро за левую. Круг троих замкнулся.
Сзади подошли Фер Криг; каждый из них положил руку на плечо одному из друзей, так что получилось двойное кольцо. Кольцо прошлого и будущего. От них исходило яркое голубое сияние. Талискер больше не видел их, они стали его частью. Он все рос, становился сильнее. Он был Малколм и Алессандро. И Уисдин, Кентигерн и Рагнальд. Их мудрость, их сила, их вера. Все это и даже больше — надежды феинов, их былые победы и возмездие.
Голубой свет окружала тьма. Талискер оказался в Ничто, куда бежал бог зла, ища укрытия.
— Я пришел, Корвус.
Голос заполнил пустоту.
Воцарилась тишина, а потом совсем рядом появился Корвус. Он благодушно улыбался, несмотря на охвативший его страх.
— Дункан. Вот мы и встретились. Я знаю, что передо мной ты. Но это долго не продлится — затмение скоро закончится, и ты распадешься на шестерых жалких смертных.
— Тогда я убью тебя сейчас. — Талискер шагнул вперед.
— Нет! Я невиновен!
Талискер замер в удивлении. Внутри раздался хор голосов.
— Нет, он лжет.
— А что, если это правда?
— Бей!
— Несправедливость. Пятнадцать лет. Две сотни лет. Несправедливость жжет.
— Он убил их всех.
— А что, если это правда?
Корвус ухватился за последнюю соломинку.
— Да-да, все именно так. Это она. Моя сестрица Фирр использовала меня, заточив в своем доме. Ей легко сделать так, ведь мы близнецы. Ты довольно неплохо ее узнал…
Талискер сделал еще шаг вперед. Голоса не умолкали.
— Убей его! Он погубил тысячи!
— Фирр? Да, я помню…
Фирр. Она могла сделать это. Эта женщина способна и на большее.
— Нельзя рисковать…
— Конечно, — мурлыкал Корвус. — А потом… Ты должен прекрасно понимать мою жажду мести. Ярость, горящую в сердце. Я уничтожу кораннидов. Смотри, видишь? — Он взмахнул рукой.
Талискер опустил меч. Его гигантская фигура поколебалась. Скоро ей придет конец.
— Нет! Нет! Давай! — Голоса уже кричали.
— У нас мало времени.
— Вспомни Тайнэ.
— Вспомни Макпьялуту.
— Вспомни Киру.
— Вспомни…
— Вспомни…
— Бей!
Корвус чувствовал, что победа близка. До конца затмения оставались считанные секунды.
Неожиданно в Ничто вошло еще одно существо — душа Белой Орлицы. Она прилетела за Корвусом; серебристые крылья оставляли в воздухе следы, огромный клюв раскрылся словно бы для громкого крика, хотя молчание не нарушилось. Белая Орлица хотела ударить Бога зла острыми когтями, но была всего лишь призраком.
— Мирранон!
— Бей, Та'Лиис'кер!
Он поднял меч и одним ударом отсек голову Корвуса.
Тихий плач. Голубые искры и белые перья. Он улыбнулся, и по щекам покатились слезы.
— Малки?
— Дункан, подойди-ка сюда, — раздался голос Чаплина.
Талискер попытался встать, но ноги не слушались его, и ему пришлось ползти. Они оказались в той комнате, в которую вошли в самом начале. Видна спина Чаплина и…
— Малки? Малки? О Господи, нет…
Трое воинов сидели на полу вокруг Алессандро, который держал на коленях умирающего горца.
— Что… что случилось? — с трудом выговорил Талискер. Он посмотрел на своего друга и откинул с его лба прядку ярко-рыжих волос.
Малки тихо заговорил:
— Думаю, я слишком слаб, чтобы быть частью того, чем мы стали. Ты ведь не плачешь, правда? Не горюй. Каждый день был для меня подарком. И мы в конце концов убили проклятого ублюдка, верно?
— Да. Убили. И даже больше. Ты не чувствуешь, Малки? Они ушли. Коранниды исчезли. Сутра снова будет чистой и прекрасной. Тайнэ бы… — Его голос прервался. — Малки?
— М-м-м?
— Мы любили тебя.
— Да…
Его не стало.
Они посидели в темноте комнаты, исполненные горя. Потом тень смерти развеялась, и свет зимнего солнца проник в открытую дверь.
ГЛАВА 25
ЭДИНБУРГ

Снова шел снег. Город дремал под белым коконом, как угрюмая бабочка. Чувство ожидания исчезло. Почти никто не заметил мига, когда завеса миров разорвалась. И все же с первыми лучами рассвета и криками чаек над пустынными улицами повисает печальная тишина. Вокруг полуразрушенного старого здания собралась полиция и пожарные, исполняющие свой долг. Огонь погасили еще накануне; пепел и сажа выглядели теперь как черный шрам на белизне мира. Со временем он зарубцуется, и люди позабудут о нем навсегда.
— Как ты думаешь, они были там?
Беатрис обхватила себя руками, стараясь не пустить холод под тонкую курточку.
— Трудно сказать, сэр. Ребята из пожарной бригады говорят, что окна послужили чем-то вроде труб, и подвал стал настоящей печкой. В такой невероятно высокой температуре все могло сгореть дотла.
Стирлинг нахмурился и задумчиво постучал ручкой по зубам.
— Однако не все же сгорело, Беа, верно? У нас есть два трупа — Финн, которого сперва разорвали на части, и неизвестный придурок, прикованный к стене. Наверняка от Сандро и Талискера осталось бы хоть что-нибудь… С тобой все в порядке, Беа?
Она молча плакала. Слезы текли по щекам, испачканным сажей, но Беатрис гордо приподняла подбородок и умудрилась улыбнуться.
— Я всех их знала, сэр. Шулу Морган, Дункана Талискера, Сандро. Мы учились в одной школе, хотя больше всех дружили Дункан и Алессандро. Мы с Шулой были в одном классе… Вам известно, что я крестная Эффи?
— Бедная девочка, я и забыл о ней.
— Сандро только вчера ходил со мной в оперный театр, — продолжила Беатрис, всхлипывая и вытирая глаза платком, который ей протянул Стирлинг. — Он был такой милый. Всегда ненавидел оперы, особенно Бизе, но пошел, чтобы составить мне компанию и посмотреть на Майлза.
— Идем, Беа, — проговорил старший инспектор, гладя ее по плечу. — Тебе надо выпить кофе или чего покрепче.
— Нет, сэр. Лучше закончу поскорее работу, чтобы унесли тела.
Стирлинг выглядел совершенно измотанным.
— Даже хоронить нечего…
Час спустя Беатрис все еще рылась в золе. Пожарные залили все вокруг, устранив опасность нового возгорания. Пришли к выводу, что огонь вспыхнул случайно, а подробную картину произошедшего представить невозможно. Только Беатрис и ее помощник Том по-прежнему работали в подвале.
— Гляди-ка! — возбужденно сказал молодой человек, протягивая ей обуглившийся предмет.
Она взяла его в руки. Это была жестянка из-под печенья, по краям вдоль крышки все еще виднелись остатки рисунка.
— Посмотрим, что там?
— По идее, нельзя…
Беа взглядом заставила его умолкнуть, ловко приподняла крышку и заглянула внутрь. До нее медленно начало доходить…
— Как ты думаешь, это важно, Беа?
Она не обратила внимания на вопрос, а перевела взгляд в дальний конец комнаты, где неопознанный труп все еще был прикован к стене.
— Том, оставайся с телом. Я хочу получить полный отчет из морга. Все — возраст, рост, размер обуви, группа крови… Главное, мне нужно знать, не был ли он рыжим. — Она поднялась.
— С тобой все в порядке? — спросил помощник. — У тебя такой вид, будто ты увидела привидение.
— Никаких привидений не существует, пора бы знать. Есть только вещественные доказательства. — Беатрис заглянула в жестянку. — Отнесу Стирлингу. Он просто в обморок упадет.
Возвращаясь с работы вдоль реки Лейт, Беатрис и Стирлинг остановились возле железного моста и покормили уток. Они говорили немного, но каждый из них радовался компании другого.
— Мы так и не выяснили, что там произошло, — покачал головой старший инспектор. — Непонятно, как следы двух человек напрочь исчезли, а два трупа…
— Горячие зоны, сэр. Мне объяснила пожарная команда.
— Да, да. — Стирлинг кинул остатки хлеба уткам и плотнее запахнул пальто. — Конечно. Ты верно заметила, Беа, нам будет не хватать его — Сандро, я имею в виду. Как жаль, что почти никто не знал его как следует.
— Он всегда был таким.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

загрузка...