ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Я видел медведя, — мрачно проговорил Малки, — когда мы только шли в Руаннох Вер. Помнишь, Дункан? Мне пришлось убить его, потому что на него напал кораннид. — Он сплюнул на пол. — Странно, что когда он умер, то принял человеческий облик. Оказался молодым парнем, очень красивым. — Смерть юноши глубоко тронула горца, и он не забыл ее, несмотря на все смерти, виденные с тех пор.— Да, — тихо отозвалась Тайнэ. — Феины называют медведей наименее изменившимися. Они считают, что мы более всех похожи на людей. Видите, я вот тоже похожа на человека.— Смотри. — Малки сунул руку в мешочек на поясе и передал Тайнэ что-то, вспыхнувшее в свете костра золотом.— Где вы нашли это? — спросила девушка дрожащим голосом.— На ухе медведя, — объяснил Малки.— Он был раукнаром, посланником. Их очень чтут в нашем народе и у всех сидов. Скорее всего он должен был предупредить о близящейся атаке на город. Наши земли располагаются к северо-востоку от озера Света Небес, на окраине Ор Коиля, великого леса. Должно быть, тан послал его сообщить нам, что в лесу много кораннидов. Мой старший брат тоже посланник…Она протянула серьгу Малки, и глаза ее наполнились слезами. В наступившей тишине Малки нанизал мясо на палочки и принялся жарить его на огне.— Тайнэ, мне жаль, что мы тебя расстроили, — мягко произнес Талискер. — Но как ты оказалась столь далеко от земель своего клана? На севере война, почему же ты не со своей семьей?— Я ушла, — коротко сообщила девушка. — Решила немного постранствовать.— Попросту говоря, сбежала, плутишка, — улыбнулся Малки. — Может, пока отправишься с нами? Ведь ты бы хотела увидеть Белую Орлицу?Настал черед Тайнэ рассмеяться.— Я добралась бы туда быстрее одна. Вы слишком далеко свернули на юг. А я должна встретиться кое с кем в Низинах.— Отлично, — простонал Талискер. — Я предупреждал, что лучше послать кого-нибудь другого!.. Господи Христе, я провел пятнадцать лет в камере. Чего они ждали?— Ты был в тюрьме? — с интересом спросила девушка. Малки поспешно сменил тему:— Значит, ты встречаешься с парнем, да?— Может, и так, — настороженно ответила она. — Давайте поедим. Я ужасно проголодалась.Через пару часов улеглись спать. Тайнэ согласилась отправиться с ними на север, покуда не доведет их до места, где трудно заблудиться. К сожалению, дольше задержаться она не могла, потому что человек, с которым она встречалась, собирался ждать ее всего два дня. Когда ее стали расспрашивать про него, девушка уставилась в огонь.— Он не из моего народа, просто человек. Его имя Оуэн, и он происходит из клана Хув, живущего к югу от Линфара. Там нет больших городов, как здесь, и совсем другая природа, почти весь год зелено и нет гор. И небо там видно далеко-далеко. Мы будем жить на равнинах, и я никогда не стану обращаться в Ашку.— Но, Тайнэ, ты же станешь изгнанницей вроде Мирранон. Как ты можешь решиться на такое?— Я люблю его. Он радует мое сердце. Когда я с ним, Сутра полна цветов. Стоит мне закрыть глаза, и я вижу Оуэна на равнине под голубым небом… Неужели ни один из вас не любил? Это так просто…Талискер промолчал. С первого взгляда действительно просто, хотя его опыт говорил об ином…— Да, — тихонько проговорил Малки. — Когда мы с Мораг только встретились, у нас все было так же. Славные деньки… Но потом наша любовь обрела иное лицо. У нас появилась дочь, Ильза. Я не хочу сказать, что мы охладели друг к другу — вовсе нет, — однако все изменилось, и только к лучшему.— А я и не знал, что у тебя была семья, Малки, — сказал Талискер. — Что с ними случилось?— Они умерли там, в Мэри-Кинг-Клоуз. Мораг очень быстро, а детка… Мне пришлось задушить ее во сне. — Он умолк. Дункан погладил друга по плечу, выражая бесполезное сочувствие, и на некоторое время воцарилась тишина.— Тебе следует вернуться к родителям, Тайнэ, — наконец промолвил Малки. — Должно быть, они вне себя от горя. Ты еще совсем молода…— Неужели… — начала девушка, но ее слова прервал волчий вой совсем близко. — Быстро. Гасите факелы! — прошептала она.Малки схватил все три факела и бросился в конец пещеры, где сунул их в воду. Путники долго сидели молча, завернувшись в одеяла, и следили за входом в пещеру. Снаружи валил густой снег, и порой мелькали темные тени, но ни одна из них не заглянула в убежище.
Почти весь следующий день Тайнэ провела с ними, нисколько не отставая от лошадей и совершенно не уставая. Она принимала человеческий облик только на привале и тогда весело болтала с Малки, который обращался с ней по-отцовски, что забавляло и трогало Талискера. Ближе к вечеру они остановились, и Ашка снова стала Тайнэ, чтобы попрощаться.— Мне пора, — сказала девушка. — Вон там, на северо-западе, находятся Синие горы. Найдите тропу, ведущую к перевалу, — возле нее стоит камень в форме орла с раскрытыми крыльями. Держитесь справа от реки и на другой стороне гор увидите долину, где и живет Мирранон. Думаю, она отправит кого-нибудь вам навстречу, если не выйдет сама.— Спасибо, Тайнэ, — поблагодарил Талискер. — Ты отправляешься на юг?— Да, мне придется вас оставить, если я хочу встретиться с Оуэном. Будьте осторожны, холодает. И остерегайтесь волков.Малки обнял девушку, и, к его большому удовольствию, она даже не поморщилась, когда ее коснулась холодная плоть.— Я по-прежнему считаю, что тебе следует вернуться домой, — заметил горец. — Еще раз подумай, стоит ли того Оуэн.— Обязательно. До свидания. До свидания, Талискер. Да пребудут с тобой боги.Сказав это, она обратилась в Ашку и двинулась в путь. Мужчины помахали ей вслед и направили коней в горы.— Чудная девушка, — заметил Малки. — Не так уж часто случается, что люди становятся близкими с первой минуты встречи. Знаешь, на мгновение мне показалось, что… будто я ее знал когда-то. Может, если бы моя Ильза…— Давай, Малки, проедем еще часа два, пока не наступила ночь. — С этими словами Талискер погнал коня вперед.На ночлег расположились в березовой рощице. Тонкие ветки не слишком-то защищали от ветра, однако лучшего укрытия не нашли. Талискер был уверен, что их преследуют волки, и несколько раз даже видел серые тени. Он ничего не сказал об этом Малки; впрочем, когда они разожгли огонь, горец заметил:— Нам бы лучше ехать всю ночь. Не хочу тебя тревожить, Дункан, но я видел пару волков.Договорились по очереди сторожить. Талискеру выпало нести вахту перед рассветом. Стало совсем холодно; он поплотнее завернулся в одеяло и уставился в огонь.Его разбудил Малки.— Дункан, вставай. Лошадей нет.
Чаплин холодно посмотрел на орла. Если он и испытывал когда-нибудь теплые чувства к Макпьялуте, то за пять дней совместного пути они исчезли. Действия принца были понятны, но легче от этого не становилось. К тому же Чаплин вообще не хотел никуда ехать. В его планы не входило удаляться от Талискера и камня — единственной ниточки с Эдинбургом. Убедил Мориас.— Мирранон ничего не сможет без тебя сделать. Трое прошли сквозь врата, и вернуться могут только трое. Так подсказывает здравый смысл, — легко солгал сеаннах. — Пойми, Чаплин, сама земля избрала тебя. Ты новый сеаннах, и только ты можешь вызвать Фер Криг, героев. Я бы, конечно, пошел, да старость не позволит мне добраться туда живым.— Почему ты не предупредил меня раньше? — злился Чаплин. — Ты встретился с Талискером и мной у проклятых камней. Почему мы не сделали этого тогда?— Я не думал, что это возможно. Идея принадлежит Макпьялуте.Макпьялута…После первого же нападения отряда кораннидов Чаплин раздумал идти. Он решил, что если поспешит, то сможет обогнуть город и догнать Талискера и Малки. Однако стоило ему повернуть назад, как на тропу перед ним приземлился орел.— Ты куда? — раздался голос в голове. Птица глядела, не мигая.— С меня довольно, — рявкнул Чаплин. — Нас здесь просто убьют. Лес кишмя кишит кораннидами, а я даже не верхом.— Лошадь не слишком помогла бы тебе в лесу, и ты это прекрасно знаешь. Значит, боишься? — Нет, — солгал Алессандро. — Просто не хочу так глупо лишиться жизни.— Проклятый трус. — Птица моргнула.— Что?— Ты слышал. Мне надо было идти самому. Нет, надо было напасть на твоего драгоценного Талискера и отнять у него камень. А я позволил тану и старому глупцу сеаннаху указывать мне… И теперь служу нянькой жалкому трусу! Ты пойдешь вперед, Алессандро Чаплин, потому что я дал слово. — Ты не можешь меня заставить… — начал Чаплин.— Могу, — перебил Макпьялута и без лишних слов показал это — схватил в когти бревно и разорвал его на две части.Чаплина страшно разозлили угрозы, и он обнажил меч.— Я не трус, Макпьялута! — заорал Алессандро.Но орел более не посылал телепатических сообщений, а взмыл в небо и принялся высматривать кораннидов. Ветер, поднятый могучими крыльями, качнул кусты на поляне, взметнул волосы и плащ Чаплина.— Я не трус! — снова завопил полицейский, размахивая мечом. — Я сицилиец!Увы, орел улетел вперед и не обращал на него внимания. Оставалось лишь вложить меч в ножны и последовать за ним.Теперь, на пятый день пути, Чаплин подошел к полянке, на которой Макпьялута решил остановиться на ночлег. Алессандро внимательно посмотрел на орла, размышляя, спит ли тот хоть когда-нибудь. Путники словом не обмолвились со времени своей стычки, и в нормальной ситуации это не обеспокоило бы Чаплина — он мог бы дуться остаток жизни, особенно если его назвали трусом, — но сегодня ему нужно было поговорить с принцем.— Макпьялута, за нами следят.Сид резко обернулся и принял человеческий облик.— Это невозможно, — сказал он. — Я кружил над тобой всю дорогу. Там никого нет.— А я говорю, есть, — настаивал Чаплин. — Я уже три раза слышал что-то.— Зверь? Кораннид?— Нет… не знаю точно. Кажется, человек.— Пойду посмотрю, — холодно проговорил Макпьялута, оскорбленный тем, что его способности подвергают сомнению. — А ты, быть может, соизволишь развести костер?Чаплин сдержанно кивнул, а принц принял облик орла и взмыл в вечернее небо.Два часа спустя он все еще не вернулся. Совсем стемнело, и Алессандро придвинулся ближе к огню, вслушиваясь в лесные звуки — вдруг подкрадется какой-нибудь зверь? Он был уверен, что Макпьялута не показывается нарочно, чтобы выразить свое презрение, и наблюдает свысока, как он нервничает, так что полицейский старался двигаться естественно и спокойно. По неизвестной причине ему вспомнился отец. Вот кто с радостью воспринял бы все это — битвы, задание вызвать к жизни Фер Криг, вот кто стал бы великим воином, о котором складывают легенды. Всю жизнь отец боролся с чем-то, нес в своей душе заряд темной ярости…В деревьях раздался придушенный крик. Чаплин бросился к огню и схватил горящую ветку. Сердце колотилось, как бешеное. На поляну спустилась огромная тень — орел. Макпьялута выпустил из когтей что-то серое, большое, упавшее в кусты с приглушенным стоном.— Как ни печально признавать, — объявил принц, — ты оказался прав. За нами и в самом деле следили, причем весьма неумело.Чаплин бросился к серой фигуре.— Стоять! Бросай оружие! — приказал он.Фигура с трудом вылезла из кустов, серыми одеждами цепляясь за колючки. Макпьялута приземлился рядом с Чаплином, обратился в человека и обнажил меч.— Пожалуйста, не надо… Это я… — раздался знакомый женский голос.Мужчины переглянулись. Незнакомка откинула капюшон плаща.— Это я. Леди Улла.Макпьялута был сражен. Он бросился вперед и помог девушке дойти до костра, непрерывно бормоча извинения. Чаплин с трудом сдерживал смех при виде смущения заносчивого принца, однако первый взгляд на Уллу в свете костра уничтожил желание веселиться. Она была исцарапана кустами, глаза слегка заплыли, изуродованная сторона лица покрылась язвами. Как ни странно, к огню дочь тана подошла почти самостоятельно и с радостью опустилась на одеяла Чаплина.— Госпожа моя, с вами все в порядке?— Более или менее, сеаннах. — Она коснулась лица. — Мне не хватает моего бальзама, и я недооценила трудности пути. К боли я привыкла, но к такому…— Госпожа, позвольте мне, чтобы хоть отчасти искупить свою вину, сделать вам бальзам. Мы, сиды, прирожденные лекари. — Принц сдержанно поклонился.Чаплин увидел, что леди Улла плачет. Черты ее лица оставались неподвижны, но в свете огня были заметны ручьи слез, которые, изливаясь на язвы, наверняка причиняли ей новые мучения.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49

загрузка...