ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он не знал, что и сказать, как неожиданно девушка сдавленно рассмеялась.— Макпьялута, мы не во дворце. Не обязательно кланяться, тем более мы так… близко познакомились. Пожалуйста, обращайся ко мне просто по имени… и, да, пожалуйста, сделай бальзам.Принц снова поклонился, покраснел и поспешно скрылся в кустах в поисках трав, оставив Уллу и Чаплина наедине.Воцарилось неловкое молчание, потом оба заговорили одновременно.— Улла, зачем…— Сеаннах, я…— Прости, — улыбнулся Чаплин. — Давай, ты первая.— Не удивляйтесь моему присутствию здесь. Никто не будет меня искать. Только Мориас знает, что я жива и отправилась за вами.— Эон знает.— Да, но не скажет.— Разве не стоит сообщить твоему отцу?— У меня больше нет отца! — воскликнула девушка. — Он убил меня! И хотел сделать это уже много лет, с тех пор, как понял, что я не могу удовлетворить его гордость, что я позор для семьи тана.— Улла, — тихо промолвил Чаплин, — отцы всегда оставляют на нас след — мечом или нет, не важно. Мы продолжаем свой путь, несмотря на них, и если нам повезет, то со временем мы даже можем простить. — Он очень удивился собственным словам и особенно тому, с какой легкостью сказал их Улле, с которой был едва знаком.Она резко выдохнула и ухватилась за ногу. Чаплин бросился к ней.— Всего лишь нога заболела… Ты очень мудр, сеаннах, однако, думается мне, отец никогда не рубил тебя палашом.— Нет, хотя следует признать, что твой отец сделал это в особенных обстоятельствах.— Ты о Кире? — процедила Улла сквозь стиснутые зубы. — Предательница! Она открыла ворота, знаешь? У меня была дочь — Дом, бежавшая вместе с другими женщинами и детьми…Девушка свернулась клубочком на одеялах и заплакала. Чаплин обошел костер, сел рядом с ней, взял ее за руку. Сказать было нечего, поэтому он просто гладил Уллу по плечу. За долгие годы работы полицейским Алессандро навидался чужой боли, что помогало переносить собственную беду. По крайней мере они с Дианой познали любовь и страсть.— Почему ты пришла сюда, зачем бросилась догонять нас?Улла всхлипнула и вытерла лицо краем плаща.— Трудно объяснить, сеаннах. Я… приняла снадобье под названием «миргол», которое позволяет телу долго двигаться без отдыха. Выйдя из города, я не останавливалась.Чаплин горько рассмеялся.— Не думал, что с таким можно столкнуться здесь. Разве ты не знаешь, что за употребление наркотических веществ люди очень дорого платят? Что они сжигают свой организм? Давно ли у тебя болят ноги?Улла вспыхнула.— Не учи меня болезням, сеаннах. Я бы не выжила без своих снадобий и бальзамов.Чаплин отпустил ее руку и улыбнулся. Его порадовала неожиданная вспышка — девушка явно приходила в себя.— Меня зовут Алессандро, госпожа, но, — он заговорщически понизил голос, — для лучших друзей я Сандро.
Фирр медленно поднималась по ступеням, ведущим на башню, и с каждым шагом все больше нервничала. Брат неожиданно вызвал ее к себе, и телепатический приказ с такой силой ударил Фирр, что она едва не упала. Однако ей бы и в голову не пришло не явиться на зов брата. Их связывало слишком многое — сама жизнь, кажется, была одна на двоих. Хотя Фирр чувствовала его ярость, она была твердо уверена, что Корвус не обманет и не предаст ее. И все же самые недобрые предчувствия томили сердце, когда богиня зла подошла к двери.Выдавив из себя улыбку, она распахнула дверь — как обычно, театрально резко. Шутливая фраза так и не вылетела из ее уст. В зале горела только одна свеча, и большая часть помещения оставалась в тени. Голубые искры оков ее брата тянулись по всей комнате, как волшебный огонь; Фирр всегда считала, что они в своем роде прекрасны, но не высказывать же подобное мнение узнику.Корвус ждал на троне, голубые искорки обвивали его ноги и запястья. Он не свободен, напомнила себе богиня зла. Брат уронил голову на грудь, закрыл глаза — казалось, он спит. В комнате царила настороженная тишина, словно готовилось что-то недоброе. Фирр неуверенно двинулась вперед, коснувшись рукояти меча.Неожиданно глаза Корвуса широко распахнулись.— Брат, что тревожит тебя? — спросила холодная воительница.Он промолчал, не сводя глаз с ее руки, все еще касающейся меча. Потом тихо заговорил:— Фирр. Как мило с твоей стороны ответить на мой призыв.— Ты знал, что так будет, зачем…В сумраке комнаты шевельнулся Слуаг, встопорщил перья. Ворон будто чего-то ждал. Но Фирр даже представить не могла, насколько коварно и жестоко поступит ее брат в следующую минуту.Корвус выкинул руку вперед, растопырив пальцы так, что, стой она ближе, схватил бы ее лицо. Оковы заискрились с новой силой — пленник натянул их.Невидимая сила отшвырнула Фирр к двери, в нежную кожу словно впились жестокие когти, сомкнувшиеся вокруг левого глаза. Боль молнией вонзилась в мозг. Богиня страшно закричала, выкликая имя брата. Тот усмехнулся.— Что с тобой, сестра? — Слова причиняли еще большие мучения. — Хочешь сохранить свой глаз? А я думал, ты и так наполовину слепа.Давление нарастало, усиливая страдания.— Он все еще жив, глупая сучка. Талискер жив!От простертой на полу фигуры не последовало ответа. Корвус перестал давить, но стоило Фирр слегка шевельнуться, как он сделал движение, похожее на удар когтями, и вокруг глаза появились порезы, кровь заструилась по щеке и шее ручьями. Тихо плача и сжимая рукоять меча, Фирр старалась держаться. Потом Корвусу надоело ее мучить, и он опустился на трон.— Ладно. Хотя я обещал Слуагу твой глаз, придется ему подождать. Пусть не смеют говорить, что я не милостив.— Нет, Корвус! Неправда! Я убила его собственными руками.— Это всего лишь глаз, стоит ли так кричать?.. Нет, ты не убила его. Он удрал через Ничто.Фирр попыталась взять себя в руки. Она недооценила жестокость брата, но, будучи охотницей, понимала, что проявление слабости может только ухудшить ситуацию, даже оказаться смертельным. Открыв правый глаз, богиня зла постаралась сосредоточиться на расплывающейся фигуре.— Как же Мирранон? — спросила она, превозмогая боль. Фирр пощупала левый глаз — он весь опух и заплыл. — Ты ведь хочешь, чтобы я с ней разобралась. Жаждешь ее смерти.Корвус неприятно усмехнулся.— Да, раньше я думал, что лучше всего тебе удается убивать. Увы, я ошибся. Твое дело — сношаться с трупами. Белой Орлицей займутся другие. — Он постучал пальцем по подлокотнику трона. Там лежали белые перья, едва видимые при таком освещении, и все же блестящие.— Что ж ты не бежишь, пока не поздно? А?Слуаг снова встопорщил перья и склонил голову набок. Корвус отпускал ее, не хотел принимать в расчет.— Нет, — отрезала Фирр. Боль в глазу не могла соперничать с болью от презрения брата. — Я нужна тебе! — Она не знала, плачет или нет, на лице было слишком много крови. — Никто не приходит сюда, Корвус. Только я… я забочусь о тебе. Больше никто. Вот увидишь…Корвус изучал ее из-под прикрытых век.— Ты можешь сделать для меня только одно, сестра, и отказываешься.Фирр двинулась к брату, но остановилась. Обычно ей и в голову не пришло бы опасаться; теперь богиня зла поняла, что безграничное доверие — на самом деле слабость. Корвус был черной овцой в стаде, и Фирр пришлось признать то, что она не осмеливалась сказать себе даже в мыслях, — правильно его сковали. И все же, рассматривая знакомое лицо, скривившееся в презрительной усмешке, она разрывалась между отвращением, ненавистью и темной любовью к Королю-Ворону.— Я не займу твое место, Корвус! Ты никогда не вернулся бы, а я осталась бы здесь навсегда. Ты не выпустил бы меня.Он даже не попытался отрицать. Фирр впилась ногтями в ладони.— Я убью Талискера. На сей раз я принесу тебе его голову, чтобы не произошло ошибки и феины не смогли исцелить его.— В том нет нужды, — небрежно бросил Корвус. — Я обо всем позаботился и послал туда бултари.— Тогда я убью и их тоже, — отрезала поверженная воительница. — Убью всех и принесу тебе мой дар.Она развернулась и вышла.Корвус промолчал, глядя, как она ухватилась за дверную раму, чтобы не упасть. Ему нравилось ее упорство — в сестре он видел свое отражение, Но Фирр была права в одном — стоило последней складке ее одежды скрыться за дверью, как он уже скучал по ней. ГЛАВА 15
Все вокруг было прекрасно — и эта красота обрекала их на гибель. Снег покрывал землю ослепительно белым покрывалом. Талискер и Малки не могли идти дальше, а оба понимали, что остановиться — значит замерзнуть насмерть. Они не прижимались друг к другу в поисках тепла, потому что Малки не мог согреть никого. Он и погибал-то лишь потому, что его существование было неразрывно связано с жизнью друга.Гибель им нес лютый холод, а не снег — будь его побольше, путники могли бы соорудить для себя домик, но на камнях и промерзшей земле у подножия Синих гор лежал лишь тонкий слой. А как они надеялись, что отыщут приют!Друзья поняли, что их ждет, когда после полудня резко похолодало, а Малки уронил одеяла в реку, которую они переходили. Высушить их было невозможно.— Малки, — прикрыв глаза, пробормотал Талискер стынущими губами, — ты хороший друг, я хочу сказать… самый лучший…Ответа не последовало, и Дункан снова открыл глаза. Жестокие белые хлопья падали на горца, оставаясь на его одежде и даже лице, будто тот неожиданно обратился в камень. Рыжая борода и белая как мел кожа казались частью окружающего мира. Его глаза были закрыты.— Малки?Дункан оглядел пустошь и увидел, как к ним приближается какой-то темный силуэт. Ему захотелось вскочить, но тело не слушалось. Он безразлично смотрел на крупное животное размером с лошадь… Может быть, медведь…— Тайнэ? — Это была последняя связная мысль, а потом его душу объяла тьма.
Он бывал здесь и раньше. Хотя как можно узнать безликую черную пустоту? Ноги и руки горят — кровь снова течет по венам. Дункан испытывает страх. Смерть не может быть такой — тихой, коварно подкравшейся со спины и медленно пьющей жизнь. Это неправильно. Здесь должны быть другие люди… — Малки? — зовет он. Голос не отзывается эхом — ею поглощает пустота. Глянув на себя, Талискер понимает, что на нем уже не плащ и килт, а джинсы, свитер и темно-синяя куртка. Значит, в смерти он ближе к своему миру. Спина и ноги еще чувствуют холод камней. Должно быть, тело лежит в предгорьях, и его медленно засыпает снег. — Малки, помоги мне. — Он боится умирать. Боится умирать в одиночестве.
Неожиданно его окружили звуки, запахи, ощущения… Реальность подействовала как электрошок. Талискер вздрогнул и несколько раз моргнул — глаза привыкали к яркому свету.— Вы готовы заказывать? — Рядом с ним, любезно улыбаясь, стояла девушка. Он недоуменно посмотрел на нее, а потом осознал, где находится. На лице официантки красовались очки с толстыми стеклами, и она часто моргала, глядя на странного посетителя и ожидая ответа.— Э-э… не совсем. Я жду кое-кого. Можно пока пива?— Конечно, сэр. Бутылочного или разливного?— Что?.. Ах да. Пожалуйста, бутылку «Будвайзера».Официантка ушла, и Талискер оглядел пиццерию — возле этого заведения на Хай-стрит они с Чаплином подрались. Если прислушаться, сквозь шум машин можно было различить звуки поездов, подъезжающих к станции Уэйверли.Талискер повернулся к окну, выходящему к церкви, и прижался к стеклу. Снаружи было темно. Сколько дней прошло с его бегства в Данбар? В этом мире Дункан, похоже, сбежал от демона. А тот остался цел. Почему же он вернулся в город? Логичнее было бы продолжить путь на юг.На другой стороне улицы показался кто-то знакомый, но кто, Талискер не успел разглядеть — человек скрылся в толпе.— Ваше пиво, сэр. — Официантка вернулась, положила подставку, затем поставила бутылку и стакан. — Будете заказывать или все еще ждете?Талискер нахмурился, не понимая вопрос.— Вашего друга.— Ладно, сделаю заказ, а он пусть сам разбирается. Большую пиццу и салатик.— Хорошо. — Девушка ушла и быстро вернулась с маленькой тарелкой. — Это для вашего салата, — терпеливо объяснила она, как пятилетнему. — Вы можете наполнить ее сами.— Спасибо. — Талискер снова стал глядеть на улицу, высматривая знакомое лицо. Магазины закрывались. Должно быть, около десяти часов вечера.— Дунки, ты не мог отыскать местечко, где еще больше народу? Скажем, прямо посреди гребаной улицы, а?Талискер едва не подпрыгнул, услышав голос, но моментально понял, кто это, даже до того, как обернулся — Чарли Генрэтти, или просто Рэтти Игра слов.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49

загрузка...