ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Талискер попытался встать, однако поскользнулся в луже крови другой твари, убитой другом. Схватив ее копье, он швырнул его изо всех сил. Направленное отчаянием древко полетело точно в цель и вошло в бедро женщины-змеи, сильно ранив ее. Воспользовавшись тем, что она на мгновение разжала объятия, Малки откатился в сторону, схватил меч и разрубил противницу пополам. Потом посмотрел на нее в ужасе, и его вырвало.— Малки, — выдохнул Талискер. — Нам надо бежать, пока не кончилось затмение. Вперед, а то он еще что-нибудь выдумает.Они бросились в дальний конец комнаты, но, не добегая до стены, остановились.— И что теперь? — пробормотал Дункан. — Сандро, ты меня слышишь? Если да, протяни руку налево. Ответа не было.— О нет, — застонал Малки. — Смотри.Талискер обернулся к трупам женщин-змей и увидел, что на кусках трупов постепенно вырастает новая плоть: у верхних половин появляются хвосты, у хвостов — верхние половины. Скоро их станет пять. Отвратительное зрелище.Неожиданно Дункан припомнил, что удивило его раньше.— Корвус не может ничего создавать. Я знаю после моей… последней встречи с Фирр. Они не в силах лечить или созидать. Должно быть, он просто проецирует наши страхи.— Потрясающе! — пробормотал Малки. — Смотри!Из камня торчали кончики пальцев Чаплина. Первая женщина поднялась, огляделась и принялась искать копье.— Сандро! — заорал горец. — В сторону! Быстро!Пальцы исчезли. Две женщины-змеи двинулись на них.— Нет! — крикнули оба. — Налево!— Вот дерьмо, — выругался Талискер.Он обернулся к нападающим. В этот миг в комнату ворвались Уисдин, Кентигерн и Рагнальд и бросились на тварей.— Дункан, давай.Малки схватил друга за правое запястье, а Талискер увидел Чаплина и взял его за руку.Результат был неожиданным.Ему показалось, что внутри вспыхнул огонь, и на миг он увидел рядом друзей, которые улыбались, понимая, что все происходит как должно. Малки держал его за правую руку, Сандро за левую. Круг троих замкнулся.Сзади подошли Фер Криг; каждый из них положил руку на плечо одному из друзей, так что получилось двойное кольцо. Кольцо прошлого и будущего. От них исходило яркое голубое сияние. Талискер больше не видел их, они стали его частью. Он все рос, становился сильнее. Он был Малколм и Алессандро. И Уисдин, Кентигерн и Рагнальд. Их мудрость, их сила, их вера. Все это и даже больше — надежды феинов, их былые победы и возмездие.Голубой свет окружала тьма. Талискер оказался в Ничто, куда бежал бог зла, ища укрытия.— Я пришел, Корвус.Голос заполнил пустоту.Воцарилась тишина, а потом совсем рядом появился Корвус. Он благодушно улыбался, несмотря на охвативший его страх.— Дункан. Вот мы и встретились. Я знаю, что передо мной ты. Но это долго не продлится — затмение скоро закончится, и ты распадешься на шестерых жалких смертных.— Тогда я убью тебя сейчас. — Талискер шагнул вперед.— Нет! Я невиновен!Талискер замер в удивлении. Внутри раздался хор голосов.— Нет, он лжет. — А что, если это правда?— Бей! — Несправедливость. Пятнадцать лет. Две сотни лет. Несправедливость жжет.— Он убил их всех. — А что, если это правда?Корвус ухватился за последнюю соломинку.— Да-да, все именно так. Это она. Моя сестрица Фирр использовала меня, заточив в своем доме. Ей легко сделать так, ведь мы близнецы. Ты довольно неплохо ее узнал…Талискер сделал еще шаг вперед. Голоса не умолкали.— Убей его! Он погубил тысячи! — Фирр? Да, я помню…Фирр. Она могла сделать это. Эта женщина способна и на большее.— Нельзя рисковать…— Конечно, — мурлыкал Корвус. — А потом… Ты должен прекрасно понимать мою жажду мести. Ярость, горящую в сердце. Я уничтожу кораннидов. Смотри, видишь? — Он взмахнул рукой.Талискер опустил меч. Его гигантская фигура поколебалась. Скоро ей придет конец.— Нет! Нет! Давай! — Голоса уже кричали.— У нас мало времени. — Вспомни Тайнэ. — Вспомни Макпьялуту. — Вспомни Киру. — Вспомни… — Вспомни… — Бей! Корвус чувствовал, что победа близка. До конца затмения оставались считанные секунды.Неожиданно в Ничто вошло еще одно существо — душа Белой Орлицы. Она прилетела за Корвусом; серебристые крылья оставляли в воздухе следы, огромный клюв раскрылся словно бы для громкого крика, хотя молчание не нарушилось. Белая Орлица хотела ударить Бога зла острыми когтями, но была всего лишь призраком.— Мирранон!— Бей, Та'Лиис'кер! Он поднял меч и одним ударом отсек голову Корвуса.
Тихий плач. Голубые искры и белые перья. Он улыбнулся, и по щекам покатились слезы.— Малки?— Дункан, подойди-ка сюда, — раздался голос Чаплина.Талискер попытался встать, но ноги не слушались его, и ему пришлось ползти. Они оказались в той комнате, в которую вошли в самом начале. Видна спина Чаплина и…— Малки? Малки? О Господи, нет…Трое воинов сидели на полу вокруг Алессандро, который держал на коленях умирающего горца.— Что… что случилось? — с трудом выговорил Талискер. Он посмотрел на своего друга и откинул с его лба прядку ярко-рыжих волос.Малки тихо заговорил:— Думаю, я слишком слаб, чтобы быть частью того, чем мы стали. Ты ведь не плачешь, правда? Не горюй. Каждый день был для меня подарком. И мы в конце концов убили проклятого ублюдка, верно?— Да. Убили. И даже больше. Ты не чувствуешь, Малки? Они ушли. Коранниды исчезли. Сутра снова будет чистой и прекрасной. Тайнэ бы… — Его голос прервался. — Малки?— М-м-м?— Мы любили тебя.— Да…Его не стало.Они посидели в темноте комнаты, исполненные горя. Потом тень смерти развеялась, и свет зимнего солнца проник в открытую дверь. ГЛАВА 25 ЭДИНБУРГ
Снова шел снег. Город дремал под белым коконом, как угрюмая бабочка. Чувство ожидания исчезло. Почти никто не заметил мига, когда завеса миров разорвалась. И все же с первыми лучами рассвета и криками чаек над пустынными улицами повисает печальная тишина. Вокруг полуразрушенного старого здания собралась полиция и пожарные, исполняющие свой долг. Огонь погасили еще накануне; пепел и сажа выглядели теперь как черный шрам на белизне мира. Со временем он зарубцуется, и люди позабудут о нем навсегда.
— Как ты думаешь, они были там?Беатрис обхватила себя руками, стараясь не пустить холод под тонкую курточку.— Трудно сказать, сэр. Ребята из пожарной бригады говорят, что окна послужили чем-то вроде труб, и подвал стал настоящей печкой. В такой невероятно высокой температуре все могло сгореть дотла.Стирлинг нахмурился и задумчиво постучал ручкой по зубам.— Однако не все же сгорело, Беа, верно? У нас есть два трупа — Финн, которого сперва разорвали на части, и неизвестный придурок, прикованный к стене. Наверняка от Сандро и Талискера осталось бы хоть что-нибудь… С тобой все в порядке, Беа?Она молча плакала. Слезы текли по щекам, испачканным сажей, но Беатрис гордо приподняла подбородок и умудрилась улыбнуться.— Я всех их знала, сэр. Шулу Морган, Дункана Талискера, Сандро. Мы учились в одной школе, хотя больше всех дружили Дункан и Алессандро. Мы с Шулой были в одном классе… Вам известно, что я крестная Эффи?— Бедная девочка, я и забыл о ней.— Сандро только вчера ходил со мной в оперный театр, — продолжила Беатрис, всхлипывая и вытирая глаза платком, который ей протянул Стирлинг. — Он был такой милый. Всегда ненавидел оперы, особенно Бизе, но пошел, чтобы составить мне компанию и посмотреть на Майлза.— Идем, Беа, — проговорил старший инспектор, гладя ее по плечу. — Тебе надо выпить кофе или чего покрепче.— Нет, сэр. Лучше закончу поскорее работу, чтобы унесли тела.Стирлинг выглядел совершенно измотанным.— Даже хоронить нечего…Час спустя Беатрис все еще рылась в золе. Пожарные залили все вокруг, устранив опасность нового возгорания. Пришли к выводу, что огонь вспыхнул случайно, а подробную картину произошедшего представить невозможно. Только Беатрис и ее помощник Том по-прежнему работали в подвале.— Гляди-ка! — возбужденно сказал молодой человек, протягивая ей обуглившийся предмет.Она взяла его в руки. Это была жестянка из-под печенья, по краям вдоль крышки все еще виднелись остатки рисунка.— Посмотрим, что там?— По идее, нельзя…Беа взглядом заставила его умолкнуть, ловко приподняла крышку и заглянула внутрь. До нее медленно начало доходить…— Как ты думаешь, это важно, Беа?Она не обратила внимания на вопрос, а перевела взгляд в дальний конец комнаты, где неопознанный труп все еще был прикован к стене.— Том, оставайся с телом. Я хочу получить полный отчет из морга. Все — возраст, рост, размер обуви, группа крови… Главное, мне нужно знать, не был ли он рыжим. — Она поднялась.— С тобой все в порядке? — спросил помощник. — У тебя такой вид, будто ты увидела привидение.— Никаких привидений не существует, пора бы знать. Есть только вещественные доказательства. — Беатрис заглянула в жестянку. — Отнесу Стирлингу. Он просто в обморок упадет.
Возвращаясь с работы вдоль реки Лейт, Беатрис и Стирлинг остановились возле железного моста и покормили уток. Они говорили немного, но каждый из них радовался компании другого.— Мы так и не выяснили, что там произошло, — покачал головой старший инспектор. — Непонятно, как следы двух человек напрочь исчезли, а два трупа…— Горячие зоны, сэр. Мне объяснила пожарная команда.— Да, да. — Стирлинг кинул остатки хлеба уткам и плотнее запахнул пальто. — Конечно. Ты верно заметила, Беа, нам будет не хватать его — Сандро, я имею в виду. Как жаль, что почти никто не знал его как следует.— Он всегда был таким. Замкнутым.— Что до Талискера… виновен или нет, я видел его насквозь. Скользкий как рыба.Беатрис взяла спутника под руку, и они пошли дальше.— Он не всегда был таким, сэр. Я помню, когда мы еще учились в школе, одним утром…Голос женщины эхом отразился от железных опор моста, полетел по реке, а потом его заглушил шум воды. СУТРА
— Значит, мы действительно прощаемся? — Талискер тепло пожал руку Чаплина и хлопнул его по плечу.— Да, до конца лета. Я хочу посмотреть на ребенка.— Припаси для нее хорошую историю, сеаннах, — улыбнулась Уна.— Самую лучшую, — заверил ее Чаплин. — Ты уверена, что это будет девочка?— Уна у нас специалист, — заметил Талискер.Они стояли у дверей дома, подаренного им Ибистер, у подножия Синих гор, в самой южной части государства. Воздух пах весной, и мир вокруг был полон жизни, как и будущая мать.Талискер проводил Чаплина до лошади, стараясь оттянуть миг расставания.— Ты поговорил с Уллой?— Да. Она вернулась в Руаннох Вер. Фергус умер в конце года, и Улла станет новым таном. Говорю тебе, Дункан, куда ни обернись, всюду правят женщины. — Друзья рассмеялись, а потом Чаплин снова стал серьезен. — Я навещу ее перед тем, как вернуться сюда, так что ты узнаешь последние вести. А теперь у меня есть некое дело.Он обернулся к дому, но Уна уже ушла. Сунув руку внутрь кожаной куртки, Сандро вытащил сверток и развернул его.Талискер присвистнул.— Бразнаир!..— Рианнон отдала камень Ибистер, а та мне. Она хочет вернуть долг сидам, поэтому я отвезу его им. Не знаю уж, что они с ним будут делать.
Уна смотрела на мужчин через окно. В деревянной раме цвета весны казались еще ярче, чем снаружи. Она коснулась живота и нахмурилась. Это просто сны, сказала себе будущая мать. Она, в конце концов, повитуха, и знает — ничто не может коснуться ребенка в утробе матери. Жизнь — это дар.Тристан заплакал, и она взяла его на руки. У него порой болели ножки.— Ну, ну, малыш, тебе приснился страшный сон?Уна вздрогнула. Может, стоит рассказать обо всем Дункану?.. Впрочем, рассказать о чем? Что ей приснилась огромная черная птица, прилетевшая к ребенку? О тени, о ночном кошмаре? Он просто посмеется над ней.— Ш-ш-ш, Тристан, — улыбнулась она. — Спи.
Близился конец лета. Воспряли даже равнины, отравленные гнусными тварями Корвуса. Среди черных камней и голой земли появлялись маленькие кустики; трава и цветы жадно пили воду, бегущую в трещинах и собирающуюся в озерца. Около такого озерца лежала Морриган, подстелив под себя черный плащ.Это будет просто, говорила себе Фирр. Смертные все время делают это. И скот тоже… И все же она громко кричала, и вопли разносились по пустынным землям, где никто не слышал ее и не знал о ее боли.К полуночи все закончилось. На свет появился мальчик. Сама не зная почему, Фирр завернула маленькое розовое существо в свой плащ и улыбнулась ему.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49

загрузка...