ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Но я получил твое сообщение и принес товар.
— Товар? — удивился Талискер. Похоже, пока он был в Сутре, его другое «я» действовало быстро и эффективно. Он не мог понять, зачем встречается с Рэтти, и тем более — что припас для него старый знакомый.
— Паспорт, Дунки, — наклонился вперед тот. — На твоем месте я бы улетал из аэропорта «Ист Мидлэндс», а не из Эдинбурга. Здесь тебя могут узнать.
Значит, паспорт… Его другое «я», ничего не ведающее о Деме, Корвусе и демоне, собирается бежать.
Рэтти внимательно смотрел на Талискера. Он посерьезнел и всем своим видом выражал сочувствие и одобрение.
— Ты правильно поступаешь. На правосудие надеяться нечего. А снова садиться за решетку нельзя. На сей раз ты этого не переживешь.
Дункану стало не по себе. Он прав, подумалось ему.
— Сколько с меня…
— Нисколько. Это подарок. В любом случае я должен тебе за то, как ты отмазал меня от охраны, когда я сцепился с Кейти Джексоном. — Рэтти положил большой кусок пиццы на тарелку, принесенную официанткой.
— Спасибо, что помнишь, — начал Талискер, припоминая, как его сокамерник сломал Джексону пару ребер и сколько было шума. — Но то пустяки, и…
— Я серьезно, парень. — Рэтти откусил от пиццы — не вынимая изо рта жвачки, насколько мог сказать Талискер. — А теперь я доем пиццу и свалю отсюда. Лучше не светиться. Товар оставлю на стуле в конверте. — Он прожевал и сделал глоток пива. — Засунь под пластик свою фотографию — ее ты можешь сделать в любой автоматической будке, хоть в «Вулис». Потом разогрей утюгом или еще чем-нибудь. Если уж совсем негде взять утюг, подойдет сушилка для рук в туалете, но тогда отыщи совсем горячую, понял?
— Понял. Спасибо.
Напоследок Рэтти сказал:
— Кстати, я могу устранить сицилийца, если хочешь. Это обойдется тебе в пять штук. В общем, ты знаешь, где меня найти, верно? — Он подмигнул.
Пейджер Чаплина запищал во время романтической арии. Все вокруг неодобрительно зашипели. Он поспешно выключил его и прочитал сообщение: «Позвони на мобильник Финну — срочно!»
— Беа, прости, мне придется уйти. Я нужен в участке.
Беатрис привыкла к режиму работы полицейских, поэтому нимало не расстроилась и не удивилась.
— Ладно, Сандро, значит, в другой раз. — Она чмокнула его в щеку и снова повернулась к сцене, где Майлз-Эскамильо звал всех смотреть на бой быков.
Прищурившись, когда яркий свет в фойе ударил по глазам, Алессандро позвонил Финну.
— Это инспектор Чаплин. Что случилось?
— Все, — возбужденно ответил Финн. — Масло наконец попало в огонь…
— Где вы? — нахмурился полицейский — журналист перекрикивал шум машин.
— Я выследил Талискера, инспектор. Я в «Дикон Брои». Знаете, где это? На Хай-стрит.
— Конечно, знаю. Талискер там? — Чаплин вручил номерок гардеробщице.
— Нет, снаружи, на другой стороне улицы. Кажется, он рехнулся. Говорит сам с собой. — Финну припомнилась их встреча в Данбаре. — Простите.
— Не важно, — рявкнул Чаплин, хватая пальто. — Буду через пять минут.
— Инспектор, — продолжал Финн, — произошло еще одно убийство.
Чаплин уже стоял на ступенях театра, застегивая пуговицы пальто. Снаружи выстроились такси, ожидая клиентов. Почти все водители заглушили моторы и курили или пили крепкий кофе. Воздух был напоен запахом бензина. Из театра доносились обрывки музыки, и инспектор не хотел верить тому, что говорит возбужденный голос Финна в телефоне.
— Что? Повторите.
Финн послушно повторил, и Чаплин замер на верхней ступени лестницы.
— О нет… О Господи. — Алессандро отодвинул телефон от уха. Неожиданно он понял, что его трясет.
— Инспектор, вы слушаете?
Чаплин собрался с мыслями. Почему-то его страшно расстроило, что именно Финн сообщил ему новость. Почему не позвонил Стирлинг?
Он снова поднес телефон к уху.
— Буду через пять минут. Никуда не уходите.
Чаплин садится в такси и смотрит в темное небо, а машина поднимается все выше и выше, к холму, на котором стоит замок. Алессандро не может поверить в то, что сказал Финн. Огромные хлопья снега пролетают мимо окна в волшебном танце, и Чаплину почти кажется, что он плывет над крышами домов. Инспектор откидывается на спинку сиденья и вдыхает спертый, тяжелый воздух, пахнущий дымом сигарет. Он не хочет выходить из машины. Не хочет видеть Талискера. Не хочет ничего знать…
С Малки трудно было спорить посредине улицы, когда мимо сновали люди, — Талискер все время забывал, что в этом мире призрак может общаться с ним телепатически. А на проклятого горца так хотелось накричать!..
— Тебе нельзя убегать, Дункан, — отчитывал он, встав перед своим потомком и положив руку на меч. — Нельзя уезжать из Шотландии.
— Слушай, это разумно… — Талискер умолк, когда молодая женщина на остановке поморщилась и отошла подальше от ненормального, который разговаривает сам с собой. — Это разумно. Малки, мне следовало поступить так раньше.
— А как насчет Сутры? Ты хочешь все бросить? — Малки пошел с козыря. — Как насчет Уны?
— Знаю, — вздохнул Талискер. — Я буду тосковать по ней, но… Малки, смотри! Вон там!
На улице, возле собора Святого Джайлса, метнулась темная тень. Те, кто видел ее хоть раз, признали бы тварь и на таком расстоянии.
— Значит, он снова тебя выслеживает? — прошептал Малки. — Как ты думаешь, он знает о твоих перемещениях?
— Наверное, — нахмурился Талискер. — Видел, где он стоит? Я пришел с другой стороны улицы. В прошлый раз он шел точно по моим следам, как будто у него не было выбора.
— Куда же он может стремиться?.. Ох, нет.
— Что?
— Городские палаты. — Малки ткнул пальцем в здание напротив собора. — Мэри-Кинг-Клоуз…
— Деме…
Оба мужчины, не сговариваясь, бросились к перекрестку, намереваясь предупредить сиду, но не успели и полпути пройти, как демон тоже пересек дорогу. Быстро промелькнув в свете оранжевых фонарей, он исчез в тени Городских палат.
— Идем, Малки. Мы должны предупредить ее.
— Подожди, Дункан… Смотри.
Возле палат стояла группа людей, перед которыми расхаживал высокий человек в театральном гриме с керосиновой лампой в руках. Помимо восьми-девяти «нормальных» людей, там был еще один актер — по крайней мере так решил Талискер, — в оборванной одежде средневекового вида и тоже с лампой. С такого расстояния нельзя было разобрать слова, но высокий говорил громко, чтобы слышала вся группа.
— Что они делают? — удивился Малки.
— Кажется, это называется «Прогулка с призраками». — Талискер постарался не засмеяться. — Он вроде сеаннаха — рассказывает туристам, что случилось на Хай-стрит сотни лет назад. Обычно под землю они не спускаются.
Противореча его словам, группа направилась к Городским палатам. Через секунду из-за угла донесся крик. Талискер бросился бежать, пытаясь выхватить из ножен несуществующий меч; затем, выругавшись, вытащил из кармана пистолет, припомнив, как мало он помог против твари в прошлый раз. Однако, добежав до угла дома, Дункан остановился. Люди смеялись.
— Не стоит бояться призрака старого Бурке, — донесся мужской голос. — Он заинтересовался бы вами, мадам, только если бы вы были мертвы.
Снова смех. Талискер обогнул угол, стараясь не показываться на глаза группе. Скорее всего его лицо демонстрировали в новостях, а замаскирован он был очень просто: шапка скрывала волосы, а шарф прятал нижнюю часть лица.
Группа собралась посреди площади, и другой актер, до того момента прятавшийся, прыгнул навстречу молодой женщине.
Экскурсовод продолжил замогильным тоном:
— Бурке был повешен на площади, и шериф приказал выставить его скелет в университетской Школе анатомии.
«Призрак» Бурке снова бросился к молодой женщине, которая послушно завизжала.
Малки неодобрительно посмотрел на экскурсию.
— Дункан, привидение ненастоящее. Этот здоровый парень их дурит.
— Все нормально, Малки. Они знают, что он ненастоящий. Просто развлекаются. — Горец явно был поражен, но промолчал. — Зато демон настоящий, и, думается мне, он отправился вниз. — Талискер указал на вход в подземелье — дверь была распахнута. — Идем.
Туристы слушали мрачную историю бедняги Бурке, и Талискер и Малки проскользнули в подземелье незамеченными.
Что-то приближалось, что-то ужасное. Деме посмотрела в черную пасть коридора, который вел к основной улице ушедшего под землю квартала. Ее внимание привлек не звук — шаги демона пока что не донеслись до ее слуха, — только какое-то ощущение, волна нестерпимого ужаса и страдания. Не видя и не слыша твари, она поняла, что ее ждет и кто послал демона. Бросившись в дальнюю часть комнаты, Деме порылась в вещах и вытащила драгоценный камень, поменьше, чем тот, который она дала Малки, и огненно-красный.
— Мирранон, не оставь меня в эту минуту!
Ноги подгибались, и она опустилась на колени на холодный каменный пол старой Мясницкой лавки. Теперь она слышала шаги приближающегося демона, а потом в свете камня заметила и смутное движение в противоположном конце комнаты. Деме подняла голову.
Отыскать путь в комнату Деме оказалось непросто. В прошлый раз Талискер был почти без сознания (всего три дня назад по местному времени). Малки шел впереди, тихонько бормоча:
— Ага… сюда, вниз и повернуть налево… Нет, направо…
В темноте все входы и выходы выглядели одинаково, и ничто не подсказывало, где живет Деме. Друзья медленно шли по мощеным коридорам, некогда бывшим улицами. Хотя в самые дальние части никого не пускали, они тянулись далеко вниз, до станции Уэйверли и Принсес-стрит. Когда эти места еще видели солнечный свет, самые нижние дома омывали грязные, вонючие воды Лохнора, вобравшие в себя болотный газ.
Дважды спереди доносился шум — неверные шаги кого-то очень большого. В третий раз не столь громкие звуки донеслись из-за спины друзей.
— Дункан, это туристы, — прошептал Малки. — Они вошли в подземелье. Ты же говорил, что их сюда не водят.
Да, Талискер и сам понимал, что экскурсия в большой опасности, поскольку находится на дороге демона, не дальше чем в миле от свирепой твари.
— Что нам делать?
Шаги и голос экскурсовода становились громче:
— Считают, что в Мэри-Кинг-Клоуз водятся привидения. Когда район начали постепенно открывать, люди не хотели возвращаться…
— Отлично, Дункан, ступай к Деме.
— Что ты собираешься?..
— Смотри, — ухмыльнулся Малки.
На мгновение он почти исчез, стал совсем прозрачным и размытым, а потом появился ярким и четким, таким же, как в первый день встречи с Талискером, — со всем гноем, вонью и прочим, да еще и как будто светился изнутри.
— Видишь?
— Меня охватывают неприятные воспоминания, — поежился Талискер.
— Пойду покажусь им. Потом тебя догоню. — С этими словами Малки отправился навстречу туристам.
Экскурсовод чувствовал, что внимание группы рассеивается. Он вздохнул. Конечно, хуже всего, когда туристы напиваются, что происходит нередко. Группа скаутов, которую он водил на прошлой неделе, задавала много вопросов, и ни одного из них не стошнило во дворе Городских палат. Те же, кто покупает билеты в последний момент, всегда хотят только одного — чтобы их развлекли и слегка попугали, дали возможность повизжать от души.
— В этой комнате большинство людей с высокой психической чувствительностью утверждают, что слышат привидение. — Он поднял лампу и осветил то, что скорее всего в средние века было бельевым шкафом. Экскурсовод устал и понимал, что это слышно по его голосу. Как ни странно, группа немного успокоилась, сбилась в кучу и внимательно слушала, глядя на что-то за его спиной. — Плачущую девочку.
— Отлично, — перебила его одна из пьяных девиц, — но на малышку не похоже.
— Хотя сделано прекрасно, — добавила ее подруга. — Должно быть, это прожектор, да? Сквозь него так хорошо видно…
— Что? — Экскурсовод обернулся — и увидел в двух шагах от себя Малки.
Тот ухмыльнулся, обнажая белые десны и сгнившие зубы, и процедил с шотландским акцентом:
— Э-э… Что бы вам такое сказать?
Экскурсовод стал бледнее, чем был, несмотря на весь свой грим. В горле у него пересохло, и, когда он попытался заговорить, изо рта вырвался только невнятный стон.
— С вами все в порядке?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

загрузка...