ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Алессандро вытер подбородок рукавом пальто, поднялся и заковылял в том направлении. Рыжий свет фонарей сверкнул, отражаясь в металле, и Чаплин смутно осознал, что сжимает в руках пистолет.— Дункан! Ложись!
На пустынной улице прозвучал выстрел, и пуля визгнула по камням брусчатки. Талискер бросился на землю, изумленный неожиданным поворотом событий. Сквозь тоненькую рубашку немедленно просочилась вода.— Малки! Что случилось…Талискер пополз к газетному киоску, большому деревянному столу возле пиццерии. Но не успел он добраться до желанной безопасности, как прозвучал еще один выстрел, на этот раз гораздо ближе. Талискер резко поднял голову и увидел, что левая рука превратилась в кровавую массу. Он закричал.— Ползи, Дункан! — завопил Малки. — Не останавливайся, иначе он тебя убьет!Талискер дополз до деревянного стола и спрятался за ним, вдыхая запах собственной крови. Да, его ранили. Он засунул пробитую руку в карман пальто, опасаясь даже глядеть на нее — вдруг потеряет сознание?— Малки. Малки…— Я здесь, Дункан.— Он попал в артерию на запястье. Понимаешь?— Э-э-э… нет. Что такое артерия?У Талискера не хватило сил ответить.— Талискер! — раздался крик Чаплина, в котором звучала нотка замешательства. — Куда делись все люди? Что ты с ними сделал? Всех уже успел убить?— Пошел на хрен, Чаплин. — Талискер с большим трудом сел. — Я вижу людей. Что с тобой, приятель? Никак с ума сходишь?— Что? — удивился Малки. — Я не вижу…Талискер подмигнул своему другу. Это было гораздо легче, чем говорить.— А, понял… Не слишком мило с твоей стороны, Дункан.На другой стороне улицы наступила тишина. Одежда Талискера намокла, и он неожиданно осознал, что сидит в луже крови. Сжав плотнее зубы, он вытащил руку из кармана. Запястье не шевелилось. Он снял подтяжки и стянул ими руку вместо жгута. Кровь перестала течь, и Талискер невероятно возгордился собственной находчивостью.— Ты все еще здесь? Я не убил тебя, ублюдок? — снова донесся голос Чаплина, на сей раз ближе.— Да, я здесь, Алессандро. — Густой туман немного приглушал все звуки.— Не называй меня так, Талискер. Ты мне вовсе не друг. — Чаплин находился справа от него.— Дункан, ты можешь встать? — заволновался Малки. Он обнажил меч и встал в боевую позицию, напряженно вглядываясь в туман.— Тебе надо изменить свою жизнь, Чаплин, — с трудом выговорил Талискер.— Лучше я отниму твою.Инспектор полиции появился из-за угла, и Дункан выругался, поняв, что тот выслеживал его по голосу.Рука с пистолетом дрогнула перед лицом Талискера. Похоже, что, добравшись до своей жертвы, Чаплин лишился решимости.— Ну давай, — подбодрил его Дункан. — Стреляй.Пальцы почти нажали на спусковой крючок, но внимание Алессандро привлекло движение справа. Он обернулся и махнул пистолетом в сторону Малки.— Эй, ты. Это тебя никак не касается. Убирайся отсюда.Настало мгновение тишины.— Ты его видишь? — изумился Талискер.— Что за чушь ты несешь… — начал было Чаплин и тут осознал, что читает заголовки «Вечерних новостей» прямо сквозь призрака. Он резко обернулся к своему врагу, явно собираясь задать вопрос, однако Талискер слушать не стал — рванулся вперед и дернул Алессандро за ногу правой рукой, повалив на землю.Драка длилась недолго. Талискеру повезло, и он оказался верхом на поверженном полицейском. Придерживая коленями его руки, он схватил инспектора за плащ и хорошенько встряхнул.— Почему, Чаплин? Почему ты не оставишь меня в покое?Немного помолчав, тот ответил, точнее, с трудом выговорил, явно теряя сознание:— Я знаю… про Мирранон.— Ты слышал его, Малки? — изумился Талискер. — Скажи мне, что я не выдумал все это.— Да. Слышал.— Откуда он знает про мой сон? — шепотом спросил Дункан.— Он не умер, случаем? Ты не стукнул его головой о камень?— Нет.Талискер с трудом слез с распростертого на земле Чаплина.— Знаешь, когда он засадил меня за решетку, я почти уважал его. Он был единственным, кто меня вообще слушал. Я решил: ну ладно, этот парень просто делал свое дело, но теперь…— Да. Понимаю.Они шли очень медленно. Талискер потерял много крови, голова кружилась. Когда они остановились передохнуть, он обернулся, посмотрел на Чаплина и выругался:— Черт. Пистолет. Я не подобрал его. Ты видел эту штуковину, Малки?— Нет, должно быть, он уронил ее во время вашей потасовки.— Потасовки? — невесело рассмеялся Талискер. — Тебя, похоже, так просто не удивить.— Парень, я сражался в Баннокберне, — просто ответил призрак. — Идем, уже недалеко.— Куда мы идем?— Туда, — показал Малки.— Это Городские Палаты.— Да.Главный вход в офисы лорд-провоста Лорд-провост — титул мэра крупных шотландских городов.

был закрыт, но одна неприметная маленькая дверь, терявшаяся в белесом тумане, была распахнута. За дверью шла ведущая вниз лестница. Малки начал спускаться.— Нам туда, Дункан.Талискер с трудом держался за перила, перед глазами плыли круги. Голос Малколма доносился как будто издалека.— Дункан, пожалуйста, пойдем. Там тебе помогут.Талискер направился к белому облаку впереди, и тут ночной сумрак уступил место тьме.
В темноте двигались неясные, смутные тени. Потом вспыхнул красноватый свет, и Талискер пришел в себя. Первым делом он подвигал левой рукой.— Дункан?Не открывая глаз, он поднес руку к лицу, чтобы заставить себя поглядеть на рану. Боли не было.— Он приходит в себя…Талискер не узнал голос и открыл глаза.Руку явно исцелили. Только засохшая кровь напоминала о том, что рана вообще была. Он подвигал пальцами, а потом огляделся.— Иисусе Христе!— Все в порядке, Дункан, — донесся голос Малки. — Это друг. Ее зовут Деме, она тебя вылечила.Деме Ринтоул смотрела на Талискера со странным восторгом, будто не веря своим глазам. В полутьме комнаты ее кожа отливала золотом, а свет факела выхватывал из сумрака острые, точеные черты лица. В целом облик был вполне человеческий, причем осанка явно говорила о благородном происхождении. Деме обезоруживающе улыбнулась, откинула капюшон плаща, и по плечам рассыпались сияющие золотистые волосы.— Дункан Талискер. — Голос оказался красивым и мелодичным. — Мое имя Деме Ринтоул, хотя друзья порой зовут меня Грустинкой. Я ждала этого момента много лет.Талискер был в шоке.— Сп-пасибо, что вылечили руку. Можно мне идти?Она удивилась и огорчилась одновременно.— Нет! Нет, пожалуйста, останься. Неужели тебе неинтересно, кто был готов ждать тебя двести лет?— Я знаю некоторых, — горько рассмеялся он, — которые не смогли прождать и пятнадцати.Деме нахмурилась, явно не понимая, о чем он, и Талискеру, который имел в виду Шулу, стало стыдно, словно он предал свою давнюю подругу.— Простите, я немного запутался. — Дункан немного помолчал, вглядываясь в лицо незнакомки. — Вы знаете Мирранон?— Мирранон? — Глаза женщины расширились. — Великая Орлица? Что тебе ведомо о ней?Талискеру очень не хотелось рассказывать о своем сне, но он заметил, как отреагировала на имя Деме, и надеялся, что она все объяснит. Дункан сбивчиво поведал ей о ночи на горе, снеге, об огромной птице, в которую превратилась хрупкая женщина… Казалось, комнату заполнил шум огромных крыльев.Слушая рассказ Деме откинулась на спинку старого стула. Судя по всему, ее взволновало услышанное. Малки сидел на полу возле ее ног, словно демонстрируя преданность. Освещающие комнату факелы на мгновение вспыхнули ярче, как будто их коснулась струя воздуха.— Мирранон — мой предок, как Малколм — твой. Она была… и есть великая волшебница непревзойденной силы. Мне внушает надежду то, что она все еще может посещать наши земли.— Зачем ей встречаться со мной?— Из-за того, кто ты такой.— А кто я такой?— Как я могу объяснить, чем твоя душа отличается от остальных? — рассмеялась Деме. — Тебе лучше знать.Талискер посмотрел на свои обтрепанные и окровавленные джинсы.— Ты за мной следила?— Почти всю твою жизнь, Дункан. Сам того не зная, ты приближался к этому моменту. Но кое-чего я не понимаю: почему ты так долго жил только среди мужчин, почему не гулял по солнышку и не искал общества других людей?— Он не мог, — горько рассмеялся Малколм. — Дункан сидел в тюрьме.— Почему?Талискер заглянул ей в глаза и не заметил там и следа презрения.— Может, ты мне расскажешь? Или не знаешь?Малки не выдержал и возмущенно воскликнул:— То есть как это не знаешь?— Не знает что? — нетерпеливо спросила Деме. — Чем он заслужил такое обращение с собой?Талискер хотел было ответить, но Малки снова вмешался, криво улыбаясь:— Говорят, что наш Дункан убил шестерых женщин.— Что?!— Нет, подожди. Он говорит, что не помнит. Не знает точно, виновен или нет, — вот чего я никак не могу понять. Я имею в виду, что обычно люди знают про себя такие вещи.Талискера начало злить поведение призрака.— Заткнись. Меня очень сильно избили в тюрьме. Я чуть не умер. Их было пятеро или шестеро, и они хотели меня убить. Но сначала унизить.Малки опустил лицо.— Я получил сотрясение мозга и много черепных травм — лежал в больничном крыле шесть месяцев. После этого я многое забыл. Кое-что вернулось ко мне во снах. Однако некоторые воспоминания… я очень сильно надеюсь, что они не мои.— Да, — Деме поднялась на ноги, — я помню, что чуть тебя не потеряла. Лет десять назад я искала твой разум, признаки бытия, но они оказались совсем слабыми. Должно быть, ты хочешь узнать, какая часть твоей жизни мне известна? Боюсь, я немногим смогу тебе помочь. Долгие годы ничего не случалось, и я была не особенно внимательна. Я думала о тебе раз в несколько недель, и ничто не указывало, что ты убийца. — Она сделала несколько шагов, опустилась на корточки перед плитой, на которой сидел Талискер, коснулась его лица и пристально посмотрела ему прямо в глаза. — Прости, Дункан. Поверь, я знаю, как тяжело иметь человеческую жизнь на совести. Но… — Она снова принялась ходить взад-вперед по комнате. — Надо быть практичной. Как я могу отправить тебя к феинам, если ты убийца? — Она помолчала немного, а потом продолжила: — С другой стороны, хуже уже некуда. Время на исходе, и мы должны…— Отправить меня куда? — Талискер посмотрел на Малки, но тот только пожал плечами.Деме бросила на него оценивающий взгляд.— Так просто не объяснить. Мне нужно отправить тебя прочь из этого мира, Дункан. Думаю, ты не особенно расстроишься — здесь на твою долю не выпало ничего, кроме презрения и боли. В моем мире твое имя будет легендой. — Она кивнула на черную дыру в стене за Талискером. — Врата в него здесь. Мне нужно только твое согласие.Талискер отвернулся от нее.— Да, конечно. — Он встал. — Спасибо за исцеление, Деме. Мне, пожалуй, пора. Еще пара минут здесь, и я сойду с ума.Он пошел к выходу из комнаты, однако дорогу ему загородил Малки.— Прочь с дороги, предок, — ровным голосом выговорил Талискер.— Дункан, приятель, послушай… Мне тоже нелегко было смириться с происходящим, и я тебя прекрасно понимаю, но выслушай Деме. Просто выслушай, хорошо? Ее народу — и народу Мирранон — нужна помощь. — Призрак попытался похлопать Талискера по плечу; как всегда, его рука прошла сквозь человеческую плоть, обдав холодом.— Уходи, Малки. Оставь меня в покое.— Ты просто не хочешь верить своим глазам и ушам, — резко перебил его призрак, по-прежнему перегораживая дверь, хотя Талискер мог просто пройти сквозь него. — Но ты же не сомневаешься в моем существовании, а я самое настоящее привидение!— Пожалуйста, Дункан. Пожалуйста, выслушай, — попросила Деме. — Я покажу тебе кое-что, и ты поймешь.— Я не хочу понимать.Неожиданно голос Деме заполнил маленькую комнату и эхом отразился от стен подземных переходом, которые некогда были улицами.— Ты не оставляешь мне выбора.Талискер резко обернулся.— И что ты хочешь этим ска…Его почти ослепила яркая вспышка, и он закрыл лицо руками. Когда в комнате снова стало темно, Талискер открыл глаза, и оказалось, что он не может двинуться с места. Его ноги обвивали лучи света, подобные небесным виноградным лозам. Пока он в ужасе смотрел на них, побеги обвили его целиком, примотав руки к телу и угрожающе стянув горло.— Деме! — крикнул Талискер, пытаясь вырваться из уз, которые только сильнее затянулись. — Деме, выпусти меня, и я клянусь, что выслушаю!..Он перестал вырываться и постарался медленно и спокойно дышать, чтобы не поддаваться панике.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49

загрузка...