ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


 


вяо, несколько странно слышать о мироощуще-
ивущего здесь существа, поскольку мы, строго
Й1И, не можем приписать ему даже психики. Она
Чё нужна: не. нужны ощущения, ибо в орбиту его
I tie попадают абиотические свойства объектов
Цйе нужно внимание - нет альтернатив для со-
очения, не нужна память - в силу указанного
1твия члененности времени на прошлое и на-
1ее и т. д. И тем не менее психологическое опи-
1той жизни не может -быть полным, если не
раскрыто имманентное ей мироощущение. Это
йчит, что мы будем описывать фикцию, миро-
1ение этой жизни обладает такой же реальностью,
> она сама, только оно растворено в жизни, не
яено из нееЇ.
йгко понять, что наше экспериментальное су-
во ведет психологически абсолютно пассивйое,
дательное существование: ни внешняя, ни внут-
яя деятельность в легком и простом мире не
1Ы.
страдательность же, вообще говоря, существенно
ичается в зависимости от того, относится ли она
бытиям настоящим, предстоящим или прошед-
i сейчас происходящие события претерпеваются,
[ем если они положительны (благи) то претер-
:ние в эмоциональном аспекте предстает как; удо-
ствие, а если отрицательны -как неудовольст-
предстоящее событие ожидается (если оно по-
ительно, то с надеждрй, если отрицательно - со
!хом), отошедшие в прошлое события вспоми-
тся (положительные - с умилением или сожале-
д, отрицательные - с раскаянием иЛи-облегче-
>) .
дописываемому же . психологическому миру, как
lo показано, присущ такой хронотоп, в котором
1уществует перспективы и ретроспективы, про-
шен будущее как бы вдавлены в настоящее, точ-
1 еще не вь1членены из него. Поэтому страдатель-
1ь в отношении прошлых и будущих событий здесь
1_____ ,. .
:> Отношение к п.роблеме реальности такого рода образова-
сравнимо с отношением к реальности существования эсте-
1, этики, науки, искусства, вообще дифференцированных со-
пенных форм культуры в античности (см., например, [34]).
Василюк Ф, Е. 97
редуцирована к одному лишь претерпеванию, и, сле-
довательно, все потенциальное многообразие эмоцио-1
нального освоения времени сводится к удовольствию-
неудовольствию. Принцип удовольствия, таким обра-
зом,-центральный принцип мироощущения, присуще-
го легкой и простой жизни; удовольствие было бц
целью и высшей ценностью такой жизни, если бы она
строилась и осуществлялась сознательно.
Важно указать на масштабы эмоций удовольствия
и неудовольствия в этом психологическом мире. Вну-
тренний аспект данного хронотопа, как мы видели, i l
феноменологически может быть выражен как <это -
всегда>, т. е. всякое наличное положение дел запол-
няет собой всю возможную пространственно-времен-
ную перспективу. Поэтому если допустить любую,
самую незначительную с внешней точки зрения де-
привацию потребности этого существа, то в плане
мироощущения ей будет соответствовать неудоволь-
ствие, покрывающее собой все, не имеющее конца,
некий вселенский ужас, по существу смерть, ибо как
удовольствие здесь-принцип и признак жизни, так
неудовольствие (мгновенно, в силу временно-про-
странственных характеристик мира раздувающееся
до панического ужаса)-принцип и признак смерти.
ПРОТОТИП
Прототипом рассмотренното существования и ми-
роощущения может служить пребывание плода в чре-
ве матери, младенческое существование (впрочем,
уже в меньшей степени) и соответствующее им ин-
фантильное мироощущение. Основания считать <ин-
фантилизм> прототипом .проанализированного нами
типа вполне понятны - это легкость и простота <ин-
фантильного> бытия: мир индивида в этом периоде
развития сам обеспечивает его жизненные процессы,
не требуя от него специальной активности ни по до-
быванию жизненных благ, ни по координации и со-
пряжению своих отношений.
Эти условия утробного и младенческого сущест-
вования, через которые неминуемо проходит каждый
ребенок, порождают соответствующее мироощущение,
которое образует инфантильную основу сознания--
некоторый остающийся в человеке, неустранимый,
рйчный и базовый слой, на протяжении всей жиз-
Щйодспудно влияющий на его сознание и пове-
№ -
1ЬтесТвенно, это мироощущение во время утроб-
периода развития еще растворено в" жиз-
1тельности, вживлено в бытие. Другими словами,
Является психологически- непроявленным, и по;
jl-в себе оно лишено всякой эмоциональности. .
иве менее это мироощущение может быть описа-
1к блаженная, безоблачная удовлетворенность
1авнению с ожидающими его возмущениями со
1НЫ трудности и сложности. Это <плюс>, который
йяе знает себя в качестве <плюса>, и лишь в бу-
IM столкновении с <мидусбм> он выявит свою
1йную положительность. Описываемую таким об-
1м устремленность человека вспять, к <изнежи-
1и,ей сладости детства> К. Юнг связывал с сим-
Щсой возрождения [166]Ї.
Цтрого говоря, уже окончание пренатальной ста-
1знаменуется прорывами в оболочке этого бла-
гого состояния удовлетворенности. В первую оче-
, это, конечно, травма рождения, но и в дальней-
ц ребенок страдает от временных ущемлений той
..иной потребности, ибо жизненные обстоятельства
бальные свойства времени делают невозможным
.. В связи с этим может быть генетически осмыслен как
1дий инфантильное происхождение такой очень важный фе-
in человеческой жизни, как леность, столь мало изученный
1йхологии и столь часто становящийся (в чистом ли ви-
1зд в виде несамостоятельности, пассивности, инертности, не-
й-тельности и т. д.) настоящей жизненной проблемой и пред-
!М воспитательных или даже психотерапевтических воздейст-
1 Инфантильное происхождение лени, в общем-то достаточно
1дное, можно удостоверить тем, что она парализует дейст-
1; т. е. приводит человека в состояние инфантильной бездея-
ости, закономерно присущей легкому и простому миру, а
рё тем фактом, что -наиболее острые приступы лени пережи-
уся многими людьми во время утреннего вставания с посте-
(у. е. такого действия, когда необходимо выйти из состояния,
гически и символически приближенного (за счет температур-
микросреды, так называемой <позы эмбриона>, сновидений .и,
бет быть, других факторов) к утробному.
Жо аналогии с введенным В. А. Петровским в категориаль-
аппарат йсихологической теории деятельности понятием над-
ативной активности [III] можно определить лень как над-
ативную пассивность.
одномоментное удовлетворение всех его потребно- j
стей. .. 1
Любая частная боль (или неудовлетворенность)
младенца, если ее причина тут же не устраняется,
очень быстро дорастает до размеров всеобъемлюще-
го ужаса (насколько об этом можно догадываться
ро крику, движениям и мимике), застилая весь гори-
зонт мироощущения ребенка в силу того, что он <не
знает> пространственных и временных границ боли,
<не знает>", что она когда-то кончится, потому что
в его мире нет еще этого <когда-то>. Такое распро-
странение боли с частного органа или отношения на
все отношения чрезвычайно показательно для внут-
реннего строения психологического мира самого ран-
него детства: отдельные отношения здесь еще пси-
хологически недифференцированы, они образуют не-
которую аморфную массу, так что события в одной
ее части без- труда распространяются на все другие.
ГЕДОНИСТИЧЕСКОЕ ПЕРЕЖИВАНИЕ
Именно прорыв оболочки легкого и. простого су-.
ществования и является тем пунктом, отправляясь от
которого можно подойти к главному предмету наших
теоретических рассуждений - переживанию, соответ-
ствующему описываемому. жизненному. миру. Дело в
том, что в самом этом мире, взятом во всей чистоте
его характеристик, переживанию вообще нет места,
поскольку легкость и простота мира, т.е. обеспечен-
ность и йепротиворечивость всех жизненных процес-
сов, исключают возможность возникновения ситуа-
ций, .требующих переживания. Более того, даже ко-
гда бытие вдруг перестает по тем или иным причи-
нам быть легким и простым, и, значит, такие ситуа-
ции возникают, существо, <воспитанное> легким и
простым миром, не способно к переживанию в точ-
ном смысле слова. Не способно полому, что пережи-
вание необходимо предполагает осуществление иде-
" Стоит ли специально подчеркивать, что это вовсе не ра-
циональное, не сознательное знание? Это знание тем же <умом>,
которым осуществляется <умозаключение> Гельмгольца, если
угодно, установочное знание.
1ых преобразований психологического мира (хотя
исчерпывается ими), а это существо лишено ка-
11бй то ни было идеальности. Его жизнедеятель-
11 полностью материальна, телесна, причем суще-
Ьйно внутрителесна, поскольку его внешние кон-
ограничены не требующим от него активности
1плением необходимых и выведением, ненужных
ICTB. Это существо, не будучи способным <отве-
1 на возникшую критическую ситуацию ни внеш-
Цтрактической деятельностью, ни идеальными
Ї5разованиями психологического мира, отвечает
ie единственно доступными ему средствами-
рИтелесными изменениями. Последним соответ-
т понятие фиаиологических стрессовых реакций.
в>начит ли это, что вообще не существует пережи-
Ь, соответствующего легкому и простому миру,
Иняющегося законам этого мира, т, е.. в первую
вдь принципу удовольствия? Нет, не значит, по-
что инфантильный мир с его закономерностями
дСчезает с исчезновением породивших его бытии-
1условий, и эти закономерности могут детермини-
ll-b процессы переживания.
рели живое существо прошло сквозь опыт просто-
t" легкого существования, то порождаемые таким
ем феноменологические структуры не лежат
вым грузом в прошедшей истории жизни данно-
1щества, а являются действенными, вечно живы-
1 неустранимыми пластами его сознания, причем
кми бытийными в том смысле, что они стремятся
1делить собой все сознание, направить его процес-
1 отвечающее этим структурам русло, вообще на-
ijll-b сознанию свой режим функционирования. Та-
живучесть инфантилизма (будем так именовать
бытийно-сознательное образование, порождаемое
1тым и легким миром) объясняется очень просто:
всяком жизненном мире, сколь бы <труден> и
жен> он ни был, сколь ни были бы мощны и
ообразны развитые в нем деятельные и психиче-
<органы> и соответствующие им феноменологи-
В1ё структуры, остается неустранимой первичная
1льность, атомом которой-является актнепосред-
1нного удовлетворения любой потребности.
Дкты потребления, их смысл, значение и роль мо-
рбыть радикально преобразованы в новом жизнен-
101
ном мире по сравнению с тем, чем они были для лег-
кого и простого мира (а были они самой жизнью), по
в них всегда остается первичный витальный остаток,
живущий по закону удовольствия. Таким образом,
инфантильные структуры, инфантильмое сознание. не
только наследуются субъектом от бывшей легкой и
простой жизни, но они вновь и вновь продуцируются
удовлетворением всякой потребности.
В сложном и/или трудном мире субъектом может
быть выработано соответствующее этому мироуст-
ройству сознание, но оно не упраздняет инфантильно-
го сознания, не становится на его место, а надстраи-
вается над ним, вступая с ним в сложные, а иногда
антагонистические отношения.
Само инфантильное сознание существует в новой
жизни в форме установки. Это значит, что оно пси-
хологически активно, представляет собой не мертвый
пласт воспоминаний, а тягу к легкому и простому
существованию, радикал которой, с одной стороны (со
стороны внешнего аспекта хронотопа легкого и про-
стого мира), представляет собой стремление к <здесь-
и-теперь> удовлетворению потребности, т. е. к удов-
летворению, не требующему усилий и ожидания, а с
другой стороны (соответствующей феноменологиче-
ской структуре <вечно одно>) - стремление к такой
полноте обладания предметом потребности (и даже
растворенности в нем и отождествленности с ним),
что реализуемое при этом жизненное отношение за-
стилало бы собой весь горизонт психологического
мира, создавая впечатление своей, единственности и
заставляя, таким образом, забыть о других отноше-
ниях и возможных последствиях для них этого удов-
летворения.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

загрузка...