ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

внутренние проблемы, в первую очередь - нежела-
ние принимать жертву Дунечки, согласившейся ради
брата на брак с Лужиным.
Оставляя в стороне подробный анализ психоло-
; гического перехода <идеи> в <дело> (фазы этого пе-
, рехода: от абстрактной <теории> к <мечте>, потом
к конкретно планируемому <предприятию>, далее к
<пробе> и, наконец, к реальному совершению пре-
ступления), заметим только, что этот процесс сопро-
вождался мучительной нравственной борьбой героя
со своей <проклятой мечтой>. Чем ближе она подхо-
.дила к <делу>, чем окончательнее становилось реше
ние героя, <тем безобразнее и нелепее тотчас же
становилось в его глазах>, тем сильнее, значит, ста-
новилось внутреннее сопротивление <идее> со сторо-
ны совести, подобно тому как все более и более воз-
растает сопротивление пружины по мере ее сжима-
ния. Этот внутренний спор так и не был принципи-
ально решен сознанием в пользу преступления
(достаточно вспомнить, в каком состоянии помра-
163
чения рассудка и утраты воли находился Расколь-
ников перед убийством и особенно по пути к дому
старухи процентщицы, чтобы понять, что оно не бы-
ло. следствием сознательного и произвольного реше-
ния), и даже само преступление не только не раз-
решило его, но грубой силой свершившегося факта
лишь закрепило в его .душе эту сжатую до отказа
пружину нравственной борьбы, остановив ее колеба-
ния в самом невыносимом по напряженности со-
стоянии. i
Если до преступления Раскольников принужден
был йтроить жизнь и общение, <болея> идеей пре-
ступления, мнением о_ нем - и его возможной этиче-
ской оправданности и психологической выносимОсти,
то теперь он был отягощен фактом совершенного
убийства. Из содержания сознания, от реализации
которого возможно было отказаться и с которым
можно было спорить, оно проросло в содержание
.бытия, с которым спорить уже нельзя ~п изъять из
жизни нельзя. Но и принять его в жизнь, как пока-
зали первые же психологические реакции на этот
факт, тоже нельзя. <Теория> Раскольникова, претен-
довавшая на обеспечение его принятия, на придание
преступлению смысла, сразу же обнаружила свою
полную психологическую несостоятельность. Эта
<теория>, обосновывавшая идею преступления, буду-
чи абстрагированной от существенных пластов лич-
ности своего автора и исполнителя, оказалась не-
> равномощнод своей <практике>: она была прорвана
реальным поступком, воплотившим идею и тем са-
мым чувственно столкнувшим ее со всем сложным
составом личности героя и этим столкновением раз-
венчавшим (не на уровне рационального сознания,
но на уровне <натуры>, по словечку Порфирия Пет-
ровича) претензии теории, точнее, вытекающего из
неё <наполеоновского> идеала, на роль внутренне
организующего и <оцельняющего> личность начала.
А так как цельность личности не есть, вообще гово-
ря, естественно данное единство, а есть единство за-
данное, активно создаваемое самим человеком, то
утрата объединяющего начала открывает доступ
процессам распада и дезинтеграции личности и ее
жизни.
Раскольников почувствовал <во всем себе страш-
рлй беспорядок>. Обрывается временная преемст-
1нность сознания: он понял, что не может <о том
е самом мыслить теперь, как и прежде, и такими
ке прежними темами интересоваться, какими инте-
ресовался... еще так недавно... В какой-то глубине,
1Низу, где-то чуть видно под ногами, показалось ему
1п-ерь все это прежнее прошлое, и прежние задачи,
1 прежние .темы, и прежние впечатления... и сам он,
1 все, все...> Нарушается общение с. самим собой, с
подьми, с миром: <Он как будто ножницами отре-
зал себя сам от всех и всего...>.
" С этого момента начинается переживание героя.
jB условиях отсутствия новой ценностной системы, на
Ьснове которой можно было бы перестроить лич-
ность в целом и тем разрешить неразрешимые в на-
личном. жизненном мире внутренние конфликты, соз-
нание, стремясь предотвратить окончательную дест-
рукцию личности, вынуждено прибегнуть к защит-
ным механизмам. Однако психологическая защита
хотя и устремлена к достижению некоторого единст-
ва, но, подчиняясь, как мы уже знаем, <инфантиль-
ной> установке, пытается бороться против сложности
не преодолением и разрешением ее, а ее иллюзор-
ным упрощением и устранением. Нечувствительная к
целостной психологической ситуации, она действует
негибкими средствами, отрицательные последствия
применения которых перевешивают его положитель-
ные эффекты. Конкретно, в случае Раскольникова,
попытки защитного переживания основного конфлик-
-. _""." чопяяпе.шают его позитивно, но, втяги-
,ные эс
1йопытк
1та не только не разрешают
1та не только нс уаау.. -
1вая в зону его действия все новые и новые отноше-
ния, порождают целую сеть производнЫх конфлик-
а-ов, заражая в конце концов весь душевный орга-
низм.
1 Проследим вкратце ход образования этой сети.
До преступления центральный конфликт - между
1:идеей преступления и-совестью - постоянно пульси-
ровал в сознании, это была непрекращающаяся внут-
1 з Вот как объясняет эту зависимость современный автор:
Расторжение единства с совестью - вестницей согласия с дру-
гими - является одновременно разрывом единства с другими
людьми, обществом, миром; это разрыв со своей сущностью. Че-
ловек реально перестает бцть общественным существом. Таков
Шуть распада, разложения, омертвления личности> {150, с. 169].
165
Че-
Таков
ренняя борьба, которая велась всеми средствами
сознания - рациональными, бессознательными (пер-
вое сновидение Раскольникова), эмоциональными.
Эмоциональная динамика этого конфликта выража-
лась в возрастании у героя чувства отвращения к
<идее> и к себе как ее носителю по мере принятия
все более окончательных решений, т. е. по мере при-
ближения <идей> к <делу>, и в появлении чувства
облегчения по мере удаления ее от <дела>, отрече-
ния от <проклятой мечты>. Когда же преступление
было совершено, чувство отвращения к самому себе
достигло таких .угрожающих размеров, стало на-
столько невыносимым, что возникла необходимость
избавиться от него или по крайней мере как-то
трансформировать его. Сознание избирает путь за-
щитного проецирования этого чувства на внешний
мир. Причем отвращение к объектам внешнего ми-
ра распределяется явно неравномерно. Это объясня-
ется тем, что защитный эффект процесса проециро-
вания, как легко понять, тем значительнее, чем
больше он снижает напряжение конфликта, ослаб-
ляя тот или другой его полюс; а так как идея пре-
ступления (один полюс конфликта) <затвердела> в
необратимый факт реального убийства и не могла
быть уже поколеблена никакой эмоцией, то мишенью
защитного процесса становятся моменты опыта,
стоящие на стороне второго полюса конфликта, на
стороне совести. Это выражается прежде, всего в
том, что для Раскольникова становится невыноси-
мым общение с близкими ему людьми - матерью,
сестрой, Разумихиным, поскольку все их действия и
разговоры обращаются к стоящей в противоречии с
идеей преступления части его души, самим этим ак-
том живого человеческого обращения питая и усили-
вая ее, а следовательно, усиливая и внутренний
конфликт и его эмоциональное выражение - отвра-
щение и ненависть к самому себе. Защитное проеци-
рование этих эмоций, в результате которого Рас-
кольников начинает ощущать <физическую нена-
висть> к близким, таким образом, не просто отводит
их острие в сторону, но направляет их против по-
рождающей их же причины.
Однако о достижении какого-либо устойчивого
равновесия не может быть и речи, поскольку возник-
1
1д1ее чувство ненависти к близким, ослабляя один
конфликт, порождает новый - оно вступает в про-
1тиворечие с любовью к ним. Ненависть не дает лю-
бить и выражать любовь, любовь препятствует не-
нависти и ее выражению. Выход у сознания один -
1не чувствовать и не выражать ни того, ни другого,
отстраниться от близких. Это отчуждение осознается
1-героем в квазипространственной форме: <Все-то
кругом точно не здесь делается... - говорит Рас-
кольников матери, сестре, и Разумихину, - вот и
вас... точно из-за тысячи верстна вас смотрю>.
Такое <решение> очередного частного внутренне-
го противоречия в масштабе всей системы сознания
оказывается <невыгодным>, поскольку отчуждение
усиливает старый изначальный конфликт между ис-
конной потребностью в людях, стремлением к ним и
отгороженностью, отъединенностью от людей. Таким
образом упрочивается замыкание психологического
мира Раскольникова, затрудняющее глубокое чело-
веческое общение, которое одно и способно разо-
рвать -круги индивидуально неразрешимых внутрен-
них конфликтов. Напряженный моральный диалог,
столкнувший совесть и преступление, - этот стер-
жень внутренней жизни героя оказывается закры-
тым для всякого слова, взгляда, вмешательства
Другого: доступ к одному его полюсу - совести -
был прегражден только что описанным механизмом
отчуждения, второй - преступление - был закрыт
для общения просто в силу своего содержания, пред-
полагающего в социальном контексте тайность.
Индивидуальная тайна - это язва, изнутри разлагающая
общение. Полнокровное человеческое общение пр.едполагает стрем-
ление к максимальной открытости сознания. В не.м - постоян-
ная борьба за предельное самовыражение, включение в обще-
ние всего человека, всей полноты его души. Нити ассоциаций,
,. проявляющихся в общении, как бы пронизывают -человека, про-
1, свечивают его для самого себя и для другого. Они должны в
1 идеале охватить всю временную полноту его жизни, все ряды
причин и мотивов поступков, планов и перспектив, должны очер-
тить его жизненную позицию, высветить содержание его внут-
реннего мира. Тайна одного из общающихся - это некоторая
дыра, точнее, непрозрачная инородная капсула в теле общения,
место, в котором прерываются ходы беседы, взаимных объяснений
поступков, воспоминаний, планов и т. д. В результате с разви-
тием общения тайна вольно или невольно <пеленгуется> с разных
г-тпппн. поевоащаясь таким образом в секрет (тайна типологиче-
тием
сторон, превращаясь
167
Казалось бы чисто внешний факт утаивания на
деле отнюдь не безразличен и не безопасен для лич-
ности. <Во всем тайном, темном, мистическом, по-
стольку оно может оказывать определяющее влияние
на личность, Достоевский усматривал насилие, раз-
рушающее личность> [23, с. 323]. Утаивание пре-
ступления заряжает и без того сложную картину
внутренних конфликтов Раскольникова еще одной
парой противоположных сил. Одна из них отталки-
вает его от близкого, глубокого общения (чтобы со-
хранить тайну), другая подвигает его к <публика-
ции> тайны (чтобы обеспечить возможность обще-
ния). Это противоречие, как ив предыдущих слу-
чаях, .разрешается некоторыми компромиссными
формами: во-первых, тягой к общению с незнакомы-
ми или малознакомыми людьми, во-вторых, косвен-
ными <публикациями> тайны. Рассольников болез-
ненно стремится ко всякой беседе, в которой возмож-
но хоть косвенное, непрямое обсуждение его престу-
пления (наиболее показателен в этом отношейни
разговор с Заметовым в трактире).
Мы видим, что всякая попытка решения любого
из конфликтов в конечном счете ухудшала общее
положение дел, давая росток .нового конфликта, так
что в итоге образовалась многократно переплетенная
конфликтная сеть, движение сознания в которой
только наводило дополнительное напряжение ее,
усиливая страдания героя и все дальше отодвигая
реальный выход, действительное разрешение ситуа-
ски отличается от секрета тем, что в ней скрывается и некото-
рое содержание, и сам факт его сокрытия, в то время как при
секрете известно (или даже нарочито извещается), что нечто
скрывается, но неизвестно, что именно).
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

загрузка...