ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


 


5 Василюк Ф. Е. 129
левое соответствие между ним и сознанием. Все это
феноменологически выражается в утрате смысла
Преодоление этого разлада жизни, т. е. пережи-
вание в легком и сложном мире, осуществляется за
счет ценностно-мотивационных перестроек. Это не
значит, что цепремённо перестраивается сама систе-
ма ценностей, в общем случае Происходит перестрой-
ка отношений между нею и бытийным составом
жизни.
Существуют два основных подтипа ценностного
переживания. Первый из них реализуется, когда
субъект не Достиг еще высших этапов ценностного
совершенствования, и сопровождается большим или
меньшим изменением его "ценностно-мотивационной
системы.
Можно выделить несколько вариантов этого под-
типа переживания в зависимости от масштабов этих
изменений и от того, происходит ли наряду с моти-
вационными преобразованиями содержательная пе-
рестройка ценностей субъекта или нет.
Первые два из этих вариантов имеют место, ког-
да стала нереализуемой или вступила в конфликт с
доминирующими мотивами или ценностями деятель-
ность, хотя и обладающая, быть может, большой
привлекательностью для субъекта,, но не вносящая
значительного. вклада в смысл его существования.
Ценностное переживание осуществляется за счет
<вертикального> [89, с. 212] движения сознания,
иерархизирующего сложившуюся ценностно-мотиваци-
онную систему: сознание проясняет собственные цен-
ности, отделяет подлинное и главное от содержаний
и мотивов, <нелегально>, .в обход сознательного
санкционирования занявших в жизни человека мес-
то, не соответствующее их ценностным достоинствам
я смыслообразующим потенциям. Далее процесс мо-
жет идти двояким образом. В одном случае эти со-
держания и мотивы ценноетно дискредитируются,
отвергаются сознанием принципиально. В другом,
когда сознание не усматривает в них содержатель-
ного, идейного противоречия своим основным устрем-
-ленностям и принципам, эти мотивы просто снижа-
ются по иерархическому рангу, лишаясь своей значи-
мости, что может сознательно выражаться в форме
жертвы чем-то менее существенным ради более су-
1ественного и ценного. В проекции на временную.
"а, это иерархическое снижение предстает йак от-
падывание (на какой-то срок или навсегда) психо-
цгически невозможной в данный момент деятель-
эсти. .
~ Разумеетея, в реальных жизненных условиях со-
Нательные решения о ценностном отвержении дан-
рго мотива или необходимости пожертвовать им
1дя того, чтобы вступить в силу, должны быть под-
верждены практически и претворены в жизнь ре-
альными поступками, преодолевающими инерцию
того мотива и закрепляющими ценностно-иерархи-
Цеские перестройки. Однако в обсуждаемом сейчас
1ипотетическом жизненном мире практическое вопло-
щение результатов работы сознания автоматически
Обеспечено легкостью этого мира, не составляет в
ICM отдельной проблемы.
1 Два следующих варианта первого подтипа цен-
Црстного переживания предполагают радикальную
1ерестройку ценностно-мотивационной системы, по-
гольку переживаемые события делают невозмож-
ой реализацию важнейших жизненных отношений,
которых в основном сосредоточен смысл всей жиз-
Вй человека.
1 Если эта невозможность является следствием чи<
h"o бытийных, не зависящих от субъекта изменений,
ji его ценности как таковые оказываются не затрону-
тыми (например, смерть любимого человека, болезнь,.
Препятствующая реализации жизненных -замыслов),
Задача ценностного переживания заключается в том,
1гобы из сохранных, реализуемых жизненных отно-
шений выбрать и ценностно утвердить таое, кото-
рое по своему содержанию в принципе способно
бать новым мотивационно-смысловым центром жиз-
и. Однако главная часть работы ценностного пере-
живания состоит, пожалуй, в особых" преобразова-
ниях пораженного жизненного отношения.
. Превращения, происходящие с ним в процессе
ценностного переживания, радикально отличаются
1>т того, что мы наблюдали в реалистическом пере-
живании и в переживании гедонистическом.
П. Жанэ .[207] описал случай болезненной .реак-
дии девочки на смерть матери: она продолжала уха-
живать за матерью, вообще вела себя так, как если
.бы ничего не случилось. Это переживание по прин-
ципу удовольствия, сохраняющее желаемое субъек-
тивное и отрицающее объективное, реальность.
Прямо противоположен, конечный результат пе-
реживания чеховской Душечкой смерти своего пер-
вого, горячо и искренне .любимого мужа. Чувство к
нему, его образ, все связанное с ним полностью за-
.слоняется новой реальностью, точнее, вообще испа-
ряется из жизни и памяти героини ".
Иное дело - ценностное переживание. Здесь
ставшее .невозможным жизненное отношение не со-
храняется в неизменном виде в сознании, как при
гедонистическом переживании, и не изгоняется из не-
го полностью, как в переживании реалистическом.
В ценностном переживании реальность смерти близ-
кого человека не игнорируется, но и не берется в
своей голой фактичности, его образ сохраняется в
противоположность реалистическому переживанию,
но сохраняется в противоположность гедонистическо-
му не галлюцинаторно, не эйдетически, неестествен-
но-психически, а искусственно-сознательно [ср.: 101,
с. 135], не памятью-привычкой, а памятью-рассказом
[207]. Образ умершего, пронизанный ранее, при его
жизни моими мотивациями, заботами, надеждами,
опасениями и пр., вообще практическими и сущест-
венно временными отношениями, переводится как бы
в другой план бытия, оформляется ценностно-идеаль-
но, вневременно, в пределе - вечностно. Этот пере-
вод и это оформление носят эстетический и продук-
тивный характер: работу переживания не может вы-
полнить никакое прагматическое замещение для ме-
ня умершего кем-то другим, и не потому, разумеет-
ся, что никто не может взять на себя <функции>,
которые он выполнял в моей жизни, а потому, что
.он был для меня нужен и важен и помимо этих
функций, сам по себе, в его <качественной опреде-
ленности единственной личности>, в его ценностной
уникальности, а последнее есть еще при его жизни
"" Через три месяца после смерти мужа Душечка, Ольга Се-
меновна, выходит замуж за Пустовалова, управляющего лесным
складом, и скоро ей начинает казаться, <что она торгует лесом
давным-давно, что в жизни самое важное и нужное это лес...>
А летний театр, с которым была связана вся ее жизнь с пер-
вым мужем, теперь оставляет ее вовсе равнодушной: <Мы люди
труда, нам не до пустяков. В театрах этих что зюрошего?>

1укт моей эстетической активности [см.: 23,
18-39]. <Моя активность продолжается и после
1)ти другого, - пишет М. М. Бахтин, - и эсте-
вские моменты начинают преобладать в ней
внительно с нравственными и практическими):
1 предлежит целое его жизни, освобожденное от
Центов временного будущего, .целей и долженст-
1ания. За погребением и памятником следует п а-
1гь. Я имею в с ю жиань другого в н е себя, и здесь
1йнается эстетизация его личности: закрепление и
рщение ее в эстетически значимом образе. Из
ционально-волевой. установки повиновения ото-
1шего существенно рождаются эстетические кате-
1ии оформления внутреннего человека (да и внеш-
1о), ибо только эта установка по отношению к дру-
йу владеет ценностным подходом к временному и
> законченному целому внешней и внутренней жиз-
: человека... Память есть подход с точки зрения
ниостной завершенности; в известном .смысле па-
;ть безнадежна, но зато она умеет ценить помимо
JIH и смысла уже законченную, сплошь наличную
1знь>[23,с.94-95].
Последний вариант первого подтипа ценностного
реживания сходен с только что рассмотренным в
м, что требует больших, перестраивающих вею
и.азнь человека .мотивационных изменений, но отли-
1ется от него тем, что предполагает также осущест-
1ение и радикальных преобразований ценностного
Удержания его жизни, переделки или даже замены
его ее ценностного строя. Этот вариант пережива-
ця требуется тогда, когда вся принятая человеком
гстема ценностей дискредитирует себя опытом сво-
о же воплощения. Жизнь заходит в смысловой ту-
дк, обесценивается, теряет внутреннюю. цельность
1 начинает психологически разлагаться. Задача пе-
живания состоит в отыскании новой ценностной
стемы, посредством которой можно -было бы при-
ять внутреннкдо цельность и смысл бытию, осветить
со, открыть новые смысловые перспективы. Мы
ограничимся пока этими общими утверждениями, по-
скольку в следующей" главе нам представится воз-
южность конкретизировать их,, анализируя пережи-
гание Родиона Раскольникова. Здесь же укажем
элько, что результат этого переживания - создание
психологически новой жизни. Однако, в отличие от
- реалистического переживания, переход к новой жиз-
ни состоит тут не в <скачке> от одного содержания
жизни к другому, .оставляющем первое неизменным,
а в-ценностном преодолении и преобразовании ста
рои жизни: новая жизнь относится к старой как про-
щение к обиде.
Ценностное переживание второго подтипа воз-
можно только на высших ступенях развития ценно-
стного сознания. Если до достижения этих ступеней
ценность принадлежала личности, была частью,
пусть даже важнейшей и неотъемлемой, но все-таки
частью ее жизни, и личность могла сказать: <моя
ценность>, то теперь происходит оборачивание этого
отношения - уже личность оказывается частью объ-
емлющей ее ценности, принадлежит ей и именно в
этой причащенности ценности, в служении ей нахо-
дит смысл и оправдание своей жизни.
Переживание событий, подрывающих такое цен-
ностное отношение, отчасти напоминает самые при-
митивные формы переживания, когда в угоду прин-
ципу удовольствия игнорируется реальность, когда
от нее всяческими психологическими ухищрениями
отгораживаются, стремясь хотя бы на время сохра-
нить иллюзорное ощущение благополучия. Ценност-
ное переживание тоже не в ладах с реальностью,
раз ее события и обстоятельства, условия, и условно-
сти уничтожают воплощение наивысших ценностей,
в которых весь смысл и источник пронизанного ими
существования. Но если в защитном процессе чело-
век стремится отвернуться от реальности и так, спря-
тав голову в песок, <уничтожить>.ее,то ценностное
.переживание смотрит реальности в глаза, видит ее
ясно и отчетливо, не допуская малейшего самооб-
мана и недооценки сил и неподатливости реально-
сти, но оно в то же время смотрит сквозь реальность,
как бы вопрошая: <Да так ли уж реальна реаль-
ность? Неужели вот эта видимая, слышимая; чувст-
вуемая данность и есть подлинное бытие, и есть ис-
тина? Неужели эта наличность, безразличная к че-
ловеческим ценностям, и дает последний, непреодо-
лимый закон жизни, с которым остается только бес-
прекословно смириться?> :
Но если само содержание вопроса выражает <не-
ерие> к реальности, то совершенно невозможно
щаться за ответом на этот вопрос к рассудку,
ще к знанию, ибо знание подчинено именно
1 реальности и стремится полностью соответст-
gTb ей.: Какова же та способность постижения, ко-
рая может разрешить заданный ценностным пере-
1анием вопрос, может отличить истинную жизнь
ложной? -Эта способность, состоящая, по словам
11. Рубинштейна, в том, чтобы, <осмыслить жизнь
1ольшом плане и распознать то, что в ней истинно
1чимо... есть нечто бесконечно превосходящее вся-.
1<э ученость... это драгоценное и редкое свойство -
1д рос т ь> [123, с. 682],
1Именно мудрость дает возможность ценностному
оживанию решить главную его задачу, состоящую
ом, чтобы человек сохранил верность ценности во-
еки <очевидной> абсурдности и безнадежности со-
отивления реальности.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

загрузка...