ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


 

Такая сообразность является в труд-
ном мире необходимым условием существования и
сохранения жизни. Подчинение диктату реальности
становится здесь законом жизни, ее принципом.
Какие отношения существуют между принципом
реальности и принципом удовольствия? Эти отноше-
ния были хорошо известны в философии и психоло-
гии задолгр до появления психоанализа i\ 3. фрейд
дал лишь терминологию и с подкупающей простотой
описал их: <Мы знаем, что принцип удовлетворения
присущ первичному способу работы психического ап-
парата и что для самосохранения организма среди
трудностей внешнего мира он с самого начала ока-
зывается непригодным и даже в высокой степени
опасным. Под влиянием стремления организма к са-
мосохранению этот принцип сменяется <принципом
реальности>, который, не оставляя конечной цели-
достижения удовольствия, откладывает возможности
удовлетворения и временно терпит неудовольствие
на длинном окольном пути к удовольствию> [157,
с. 39]. <Все это чрезвычайно элементарно,-писали
Л. С. Выготский и А. Р. Лурия [51, с. 61,-азбучно,
и, по-видимому, принадлежит к числу неопровержи-
мых самоочевидных истин>.
И.тем не менее здесь, есть целый ряд невыяснен-
ных вопросов. Первые из них касается степени са-
мостоятельности принципа реальности. У 3. Фрёйда
нет однозначного ответа на этот вопрос. В одних
случаях он называл принцип реальности модифика-
" 3. Фреид, кстати сказать, вовсе не претендовал в этом
пункте своей теории на приоритет и оригинальность. Он указы-
вал, что еще в 1873 г. <такой глубокий исследователь, как
Г. Фехнер, выдвинул теорию удовольствия и неудовольствия, в
существенном совпадающую с той, к которой приводит нас пси-
хоаналитическая работа> [157, с. 37].
i принципа удовольствия, в других говорил, что
ййцип реальности сменяет принцип удовольствия.
Цв целом принцип реальности, по Фрейду, оказы-
1тся стоящим на службе у принципа удовольствия
В имеющим самостоятельности. В каком-то смыс-
то верно, особенно когда под реальностью по-
дается вещная, материальная реальность, однако
> кажется, акцент должен быть несколько смещен.
1 следование реальности настолько важно, что без
h жизнь в трудном мире была бы попросту невоз-
Ина,. то нужно предположить, что из ситуативных
бходимостей подчиняться реальности рано
я поздно рождается надситуативная, глобальная
гановка следовать ей. Конечно, генетически она
ввивается под влиянием принципа удовольствия и
него, точнее из соответствуТЬщих ему. жизненных
оцессов черпает свою энергию, но в конце концов
пуповина рвется, и в жизненном мире появляется
вый, не сводимый ни к чему закон - принцип ре-
альности.-
Второй, более важный, вопрос связан с выясне-
1ем внутренних психологических механизмов реа-
йзации принципа реальности. Этот принцип имеет
рк бы две стороны. Одна /из них обращена вовне и
ICTOHT в стремлении обеспечить адекватность внеш-
1х движений предметным условиям ситуации за счет
иностй психического отражения этих условий, вто-
1я-внутрь. Ее назначение состоит в том, чтобы
1ерживать возможные эмоциональные взрывы, кото-
1ге в силу <простоты> внутреннего мира постоянно
1озят при неудовлетворенности потребности разру-
шить своим хаотическим всплеском всю сложно ор-
низованную деятельность, направленную на отсро-
1нное удовлетворение потребности. Другими слова-
ри, внутренняя ипостась реалистической установ-
ки-это механизм терпения.
1 Рассмотрим хронотопическую структуру этого ме-
1анизма. Выше мы установили, что хронотоп описы-
Ьаемого сейчас типа феноменологически может быть.
<это всегда> во внутреннем аспек-
<теперь-и-тогда> - во внеш-
gaeMoro
1ыражен как
1е и <здесь-и-там>,
йем.
; Что это значи
знание> субъекта
1.
Что это значит? <Это всегда> означает, что <со-
всегда занято одним- и тем же:
на одно (<это>), составляющее предмет его потреб-
ности, устремлены все его чувства, ожидания, актив-
ность. Он весь в этом отношении к миру, ничто дру-
гое для- него не существует. И точно так же, как дан-
ное отношение заполняет собой весь пространствен-
ный горизонт его жизни, оно покрывает собой и всю
временную перспективу ее (<всегда>).
Что касается внешнего аспекта хронотопа, то он
существенно изменен по сравнению с первым типом.
Предмет потребности может быть как в непосред-
ственном соприкосновении с субъектом, точнее, с ор-
ганом потребления, так и на некотором отдалении.
То же касается и. временного аспекта. Но главное
для характеристики трудного жизненного мира, в от-
личие от легкого, не само по себе такое объективное
обстояние, а то, что оно <схватывается> субъектом
с помощью особых психических форм (феноменоло-
гически означенных <там> и <тогда>). За их счет
психологический мир субъекта расширен и диффе-
ренцирован по сравнению с инфантильным. Если в
последнем никаких субъективных <там> и <тогда>
быть не могло, а объективная отсроченность и уда-
ленность блага оборачивалась внутренней эмоцио-
нальной катастрофой, то теперь эти феноменологиче-
ские <там> и <тогда> могут аккумулировать в себе
всю эту эмоциональную энергию, делая возможным
контроль над нею. Доводя дело до предельной рацио-
налистической упрощенности, можно сказать, что не-
удовлетворенность единственной потребности, из ко-
торой состоит вся жизнь субъекта, ощущалась бы им
как конец этой жизни, как смерть; если бы он не
знал, что где-то <там> есть источник жизни и когда-
нибудь <тогда> он может быть достигнут.
То же самое можно выразить иначе, на языке
эмоциональных категорий: если при отсутствии
форм <там> и <тогда> эмоциональное состояние
субъекта колеблется между <блаженством> и <ужа-
сом>, то при появлении подобных форм психологи-
ческого пространства-времени происходит дифферен-
циация этих исходных аффектов, такая, что произ-
водные эмоции включают в свою структуру указан-
ные формы психологически дальнего и будущего, а
именно- появляются <беспечность> (в ситуации еще
не достигнутого, но уже наверняка гарантированного
ущего блага), <отчаяние> (в ситуации несомнен-
но предстоящего неуспеха), <надежда> и <страх>
промежуточных случаях) [61].
Появление пространственно-временной психологи-
1кой <протяженности> (<там> и <тогда>) является
1)гащением структуры психологического мира, ко-
1ая теперь становится способной в своих узлах
1йатывать ранее бывшее недоступным будущее и
1льнее. И самое главное заключается в том, что это
1дущее и дальнее являются не абсолютными, физи-
дьными формами, которые фиксируются из внепо-
кженной происходящим процессам точки, из внепро-
1ранственной и вневременной позиции абсолютного
блюдателя, проецирующего реальные процессы на
реальные пространственно-временные координаты,
1-е. это будущее не есть то, чего сейчас нет, .но что
ITOM будет, а наоборот: феноменологическо? буду-
щее (<тогда>, <потом>), психологически представлен-
ие в надежде, страхе и пр., парадоксальным обра-
IM есть то, что есть сейчас, но чего потом не. будет.
адежда получить тот предмет есть форма психо-
ЦЬгического будущего, актуально присутствующая
1же <сейчас> .и исчезающая как таковая при реаль-
IOM достижении этого предмета.
1 Из этих рассуждений вытекает одно фундамен-
1альное положение: оказывается, что предметная
деятельность предполагает наличие определенных
1нутрнних, феноменологических условий, без кото-
рых она была бы вообще психологически невозмож-
на. Эти условия образуют сложный и подвижный
омплекс механизмов, который условно можно на-
звать <терпением> и который феноменологически
1труктурирован тем, что было выше описано в тер-
минах хронотопа трудного и простого мира, а психо-
огически (в эмоциональном аспекте)-состояниями
отчаяния>, <страха>, <надежды> -и <беспечности>.
1Иначе говоря, внешняя предметная деятельность
1была бы психологически невозможной, если бы одно-
временное ней, как бы на ее изнанке, не разворачи-
валась внутренняя работа по удержанию панических
рйффектов, порождаемых неудовлетворенной потреб-
ностью. Работа эта осуществляется за счет частичной
субъективной актуализации объективно отсутству1р-
1щего блага (в форме надежды, например), напол-
III
няющей осмысленностью промежуток между <те-
перь> и .<тогда>.
Все это поддерживает нас в убеждении, что прин-
цип реальности - самостоятельная психологическая
установка, обладающая собственными внутренними
механизмами, а не просто модификация принципа
удовольствия. -
ПРОТОТИП
Укажем на известные прототипы простого и труд-
ного жизненного мира. Ясно, что к ним относятся все
случаи, при которых одна какая-нибудь потребность
(мотив, отношение) получает резко доминирующее
положение и интенсивность, несопоставимую с силой
другие потребностей. Когда содержание доминирую-
щего мотива составляет какая-либо абстрактная
идея, убеждение, мы имеем дело с фанатиком, когда
его содержайие образует некоторая конкретная идея
или даже конкретная вещь или действие-с мань-
яком .
Анализ психологии фанатизма обнаруживает вы-
деленные нами при описании .типа характеристики:
неистовость поведения, готовность для достижения
цели жертвовать всем и использовать любые средства
в сочетании с узостью и ограниченностью восприятия
мира. . .
Прототипом описанного типа являются не только
личность определенного склада, но и определенные
состояния личности, более, или менее длительные,
формальные или патологические. К ним относятся,
скажем, хорошо известные в психопатологии <им-
пульсивные влечения>, которые <представляют со-
бой остро возникающие побуждения и стремления,
подчиняющие себе все сознание и поведение больно-
го. С их возникновением подавляются все осталь-
ные .желания и представления> [115, с. 631.
" Это слово употреблено не в том психиатрическом значе-
нии термина <мания>, которое используется при характеристике
аффективных расстройств (например, эйфорическая мания, гнев-
ливая мания, спутанная мания), а скорее в обыденном смысле и
в том, которое применяется в психиатрии для опибания рас-
стройств влечений (например,, клептомания, пиромания, дромо-
мания в т. л.).
область психопатологии дает наиболее близкие к
1ному теоретическому типу примеры, но из этого,
1чно, не следует, что патологическим является
1>ё состояние, соответствующее второму типу
логического мира. В такое состояние сознание
1дает всякий раз, когда актуализировался мотив,
1ующий от субъекта некоторой деятельности, при-
этому мотиву (по крайней мере в данный мо-
1) нет альтернатив.
РЕАЛИСТИЧЕСКОЕ ПЕРЕЖИВАНИЕ
бщей основой всех процессов переживания,
рйственных данному типу жизни, является меха-
IM терпения. Собствемно говоря, он сам может
даться процессом переживания. Пример этого ме-
1изма показывает, что жизнь, стоит ей выйти из
ручного состояния блаженной удовлетворенности,
1может существовать без процессов переживания,
утри скрепляющих ее, подверженную в трудном и
жном мире различным деструктивным и дезинте-
рующим воздействиям.
Прежде чем перейти к обсуждению вырастаю--
tHa основе терпения механизмов, необходимо со-
тавить само терпение как механизм, подчиняю-
тся принципу реальности, с психологической за-
гой, действующей по принципу удовольствия.
1дной стороны, они прямо противоположны, с дру-
Ц-сходятся в одной точке. И защита, и терпение
дуализируют в сознании ощущение наличия бла-
, объективно отсутствующего, но модальные фор-
этих актуализаций существенно различаются. За-
Та признает благо бытийно наличным, терпение-
1ичным в долженствовании;
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

загрузка...