ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


 

могли иметь место в ходе ее эволюции. Одно
из предположительных объяснений этого факта со-
стоит в том, что при подлинном жизненном обрете-
нии ценности происходит подключение к энергиям
Ї Так называемый <знаемый> мотив, по нашему мнению, это
не просто известное субъекту содержание, которое может стать
реальным мотивом, но пока таковым не является. <Знаемый> мо-
тив - это мотив, реально побуждающий и смыслообразующий
воображаемое поведение субъекта, не будь которого не имело бы
смысла вообще говорить в данном случае о мотиве.
" Но, подчеркнем, rie растворяет его в этой общности, а па-
радоксальным образом индивидуализирует его [ср.: 145, с. 16J,
162].
" То, что мы именуем здесь энергией, или энергетическим по-
тенциалом, феноменологически проявляется в воодушевленности,
бодрости, приподнятости, ощущении прилива сил и связанной с
ними радостной осмысленности существования.
надындивидуальной сущности, с которой эта
1ость связывает индивида.
Ейо каковы бы ни были действительные причины
ого энергетического обогащения, нам важно здесь
что при достижении этого психологического со-
яния становится полностью отвечающей реально-
1та исходная рационалистическая модель отноше-
1 между ценностью и "выбором, которая приводи-
1ь выше. Выбор теряет свою трагическую напря-
мость, потому что вся жизненная энергия и весь
зненный смысл фиксируются в ценности, и в ее
те .становится хорошо видна подлинная направ-
вность того или другого намерения, легко опреде-
ма его <цена>, и властью ценности относительно
№о может быть отказано неподходящему намере-
ю. Для человека, проникнутого высшей духовной
Циостью,, выбор перестает быть животрепещущей
1облемой, поскольку он уже, .так сказать, раз и
всегда выбрал свой жизненный путь, нашел себя,
1)ю главную устремленность, обнаружил источник
рйысленности бытия и некую жизненную, истину и
IM самым как бы предрешил (не в деталях, а в
1инципе, не со стороны внешней, а с внутренней
IHHOGTHO-СМЫСЛОВОЙ стороны) все возможные по-
Юдующие выборы. Ценность внутренне освещает
IK) жизнь человека, наполняя ее простотой и под-
1нной свободой - свободой от колебаний и стра-
к, свободой творческих возможностей.
г Если первый источник несовпадений реальных
1учаев выбора с исходной рационалистической мо-
1лью отношений между ценностью и выбором со-
юял, как мы видели, в том, что ценность не всегда
ладает достаточным мотивационным статусом, то
" Речь здесь идет именно о непосредственно переживаемом
Стоянии живой приобщенности к ценности. Это состояние мо-
iT, конечно, прерываться, и тогда возникшее сомнение возрож-
?ет жизненные колебания, трагичность выборов и т. д.
" Это, разумеется, не та <простота>, которая характеризует
"рвые два типа типологии, а простота внутренней ясности, о ко-
1.рой в старину говорили: <Простота да чистота - половина
1асенья> [60, с. 513].
11 " Один из героев Л. Н. Толстого осознает этот психологи-
1ский момент так: <...Нет во мне больше прежнего раздирания
1я не боюсь уже ничего. Тут уж совсем свет осветил меня, и я
fan тем, что есть> (<Записки сумасшедшего>).
второй источник этих несовпадений заключается в
том, что ценность может также изменяться по пара-
метру известности субъекту, четкости выраженности
ее в сознании.
Если вновь прибегнуть к генетической перспекти-
ве, окажется, что процесс в этом измерении почти
параллелен ранее проведенной линии мотивационных
превращений ценности, совпадая с ней в крайних
точках.
Первое совпадение происходит в период, когда
ценность проявляет себя только в эмоциональной
форме и лишь после того, как выбранное ребенком
поведение прямо столкнется с социальной оценкой со
стороны взрослых (вспомним феномен <горькой кон-
феты>). Собственно говоря, ценности в это время еще
нет, она только зарождается и впервые начинает
опознаваться в неспецифической для нее форме, в
форме правила поведения в подобных ситуациях
(например: <Никогда больше не буду- врать>). Но
правила бывают разными. В этом виде правил, о ко-
тором идет речь, проглядывает возможность будущей
ценности, залогом чего является то, что оно форму-
лируется самостоятельно, исходя из собственного,
порой горького жизненного опыта, опыта столкнове-
ния с ценностным сознанием значимых для ребенка
людей. Это первые в онтогенезе правила, идущие не
извне, а изнутри, и психологически закрепляемые не
в форме обращенных к Другому обещаний, а в фор-
ме обращенных к себе обетов.
Это очень тонкий момент в развитии (и воспита-
нии) личности ребенка: оно может пойти по пути по-
ложительного ценностного совершенствования, а мо-
жет пойти и по линии непосредственного социально-
го приспособления. Ведь одно и.то же правило, <не
лгать>, например, может содержать в себе искорку
будущей ценности и воспитывать в человеке любовь
к Правде, а может мотивироваться страхом разобла-
чения и наказания.
Одним словом, в первой фазе своего психологиче-
ского развития ценность как таковая неизвестна со-
знанию, она замещается здесь двумя связанными
между собой формами-эмоцией вызываемой на-
рушением некоторого правила поведения, за которым
скрывается ценность) и правилом (выдвигаемым, ис-
дя из эмоционального опыта соприкосновения с
1нностным сознанием значимого Другого).
Второе совпадение названных выше генетических
Пий приходится на .точку, в которой ценность обре-
IT свою максимальную энергетическую мощь. Со
1пенью осознанности ценности в этой точке проис-
ят метаморфозы, родственные тем, которые про-
ходят здесь же в рамках мотивационного измере-
Я эволюции ценности. Достижение высшей фазы
йхологического развития ценности сопряжено не с
гепенным ростом ясности и отчетливости осозна-
ее содержания и значения, а со своего рода скач-
, в результате которого ценность из <видимого>,
объекта превращается в то, благодаря чему ви-
1тся все остальное,-во внутренний смысловой
l-
1 Между этими двумя крайними точками происхо-
IT долгое развитие ценностей, которое особенно ин-
IHCHBHO протекает в периоды значимых для лично-
IH выборов и решений. Когда внутренняя ценност-
1я система еще не утвердилась и не прояснилась,
1ждый выбор-это одновременно существенный мо-
IHT во внутреннем ценностном строительстве.
Г Если в начальной тчке ценностного развития со-
рания ценности, как мы видели, появляются на сце-
1 после уже произведенных действий, во время их
1енки, а в конечной точке этого развития они пред-
ствуют выбору, сразу определяя его, то понятно,
1о общее направление изменений, происходящих в
1де этого развития, состоит в том, что ценности
1тупают в игру все раньше и раньше, сначала вкли-
рваясь между уже сделанным выбором, но еще не
чавшимся действием, а затем, входя в саму <кух-
р> осуществляющегося выбора.
1 До сих пор при обсуждении жизнедеятельности,
1>ответствующей легкому и сложному психологиче-
1ому миру, речь у нас шла в основном об активно-
1и до внешнего действия. Теперь мы обратимся к
тивности, которая в обычном жизненном мире осу-
1ствляется после действия.
Согласно условиям легкого и сложного жизнен-
йго мира только субъект успел начать некоторую
йятельность, как она уже завершена, уже стали фак-
рм ее результаты и непосредственные эмпирические
127
воздействия, которые она оказала на другие сферы
жизнедеятельности. Субъект стоит перед лицом ре-
ально произошедших изменений своего бытия.
Если бы все эти изменения были прёдучтены им
в акте выбора, входили бы в его замысел, то они не
представляли бы для него никакой проблемы. Но в
том-то и дело, что выбор всегда сомнителен, всегда
отчасти рискован, и не только потому, что невозмож-
но заранее учесть всех связей и зависимостей внеш-,
ней реальности, а и потому, что, по крайней мере до
достижения высших ступеней ценностного совершен-
ствования, всегда остается не вполне понятной (а то
и вообще непонятной) собственная становящаяся
мотивационно-ценностная система и, стало быть, не-
возможно наперед внутренне прочувствовать подлин-
ное жизненное значение для своей личности даже
предвосхищаемых событий до тех пор, пока они ре-
ально не войдут в бытие, не столкнутся с мотивами
и не вызовут изменения -жизненных отношений. При-
чем в легком жизненном мире речь может идти толь-
ко о необратимых событиях и последствиях, ибо об-
ратимые изменения жизненных отношений всегда
связаны с временными затруднениями, которые здесь
устранены предположением легкости внешнего мира.
А необратимые изменения не могут быть исправлены
даже в легком мире, ибо легкий мир хотя и берет на
себя все трудности осуществления деятельности, как
бы велики они ни были, но против невозможности
он бессилен: эти изменения должны быть пережиты.
ЦЕННОСТНОЕ ПЕРЕЖИВАНИЕ
Каковы конкретно типы событий, подлежащих пе-
реживанию в легком и сложном мире? Это, во-пер-
вых, внутренний конфликт. Мы рассматриваем кон-
фликт не просто как противоречие побуждений, а как
противоречие, неразрешимое в данном виде. В си-
туации конфликта невозможно ни отказаться от
реализации противоречащих жизненных отношений,
ни выбрать одно из них. Второй тип критической си-
туации, мыслимый в обсуждаемом жизненном мире,
по видимости напоминает фрустрацию, но точнее его
-именовать внешним конфликтом. Эта ситуация по-
рождается, например, исчезновением предмета одно-
го из жизненных отношений субъекта. Разумеется,
1яа фрустрирует соответствующую потребность, но
1рустрация как таковая предполагает субъективную
Ррределенность стремления и осуществляющуюся ак-
йвность, наталкивающуюся <на преграды и обнару-
живающую невозможность реализации этого стремле-
ия, а для субъекта легкого и сложного мира крити-
ский пункт ситуации исчезновения предмета будет
стоять в невозможности выбрать связанную с ним
аятельность. Это конфликт между сознанием, для
Которого еще актуальна соответствующая смысловая
ретановка [14], и бытием, в котором ее реализация
1:же невозможна.
1 Критическая ситуация, каков бы ни был ее кон-
1ретный характер, делая невозможным выбор, <по-
1реждает> психологическое будущее или даже уни-
йтожает его. А будущее - это, так сказать, <дом>
Смысла, ибо смысл хотя и вне-временен сам по себе,
Ice же <не индифферентен ко времени> [23, с. 107],
воплощается во временной форме, а именно как
смысловое будущее>. Смысл, вообще говоря, погра-
Эничное образование, в нем сходятся сознание и бы-
ие, идеальное и реальное, жизненные ценности и
Йытийные возможности их реализации. В отношении
i действительности, к реальному смысл-воплощается
э различных формах смыслового будущего, в отноше-
1ии же к идеальному, к вневременному он отражает
i себе ценностную целостность индивидуальной
жизни .
В критической ситуации нарушаются одновремен-
но и психологическое будущее, и смысл, и целост-
ность жизни., Между, этими нарушениями нет при-
1чинно-следственных связей, это различные измере-
ния одного и того же - самой критической ситуа-
ции. Возникает разлад всей системы жизни, т. е. си-
1етемы. <сознание - бытие>; сознание не может при-
нять бытие в таком его виде и теряет способность
1осмыслять и направлять его; бытие, будучи неспо-
собно реализовать устремленности сознания, и не на-
1ходя в сознании адекватных ему форм, выходит из-
-под контроля сознания, развивает стихийные связи
1-й зависимости, которые еще больше нарушают смыс-
2> Категория целостности тождественна феноменологической
категории смысла [55, с. 433, 481].
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

загрузка...