ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ударом кулака сбив засов, он распахнул ее и тяжело опустился на бетонную ступеньку. С этого места была хорошо видна парковка внизу.
Саманта зашлась в приступе сильного кашля. Он положил ее к себе на колени, лицом вниз, и стал трясти,
— Дыши. Все в порядке. Только дыши.
— Я дышу, — простонала она. — Перестань. Во мне полно воздуха.
Он поднял ее за лямки комбинезона, и она села рядом с ним. Ее глаза были полузакрыты; румянец медленно возвращался на щеки. Она снова закашлялась, замотала головой — и вот он смотрит ей в глаза, голубые, как чистой воды сапфиры.
— Скажи что-нибудь, — приказал он. — Скажи свое имя.
— Джейк.
— Нет, это мое имя. Скажи свое. Покажи, что у тебя с мозгами все в порядке.
— Джейк, — упрямо повторила она, — ты что, не знаешь, кто я?
— Да знаю, черт возьми, — ответил он с облегчением. Он даже не заметил, что не выбирает слова. Он часто охотился с мужчинами из Ковати, от которых и набрался дурных привычек. — То есть знаю, — поправился он. — Саманта, какого черта… то есть что ты делала в этом сундуке?
— Я его чистила, а крышка захлопнулась. Я кричала, но мама, наверное, не слышала. — Она смотрела на него так, словно хотела навсегда запечатлеть его образ в своих глазах, как на пленке. — А ты меня нашел. Как ты меня нашел? Ты нашел меня, как и обещал. Ты стал такой красивый.
Вдруг она прислонилась к стене, дыхание ее прервалось. Положив руки на колени, он с тревогой глядел на нее. Из головы не шло, как она безжизненно лежала в сундуке — шок от того, что едва не случилось с ней, все не проходил. Однако она, казалось, вовсе не думала об этом, полностью сосредоточившись на нем.
— А почему ты протираешь сундуки? — спросил он, рассудив, что этот вопрос ничем не хуже любого другого. А что еще он мог сказать? Ну, девочка, а чего ты ожидала? Что мы не будем меняться? Боже, как все это странно.
— Мы должны это делать, если кто-нибудь покупает вещь из подвала. Людям больше нравятся чистые сундуки.
— Слушай, не забирайся внутрь больше никогда, ладно? — Он провел рукой по волосам, стараясь отогнать мысли о том, что было бы, не подоспей он вовремя. Что было бы, если бы он не приехал ее повидать, если бы…
Нет, это не просто везенье, это навсегда. Ничего не изменилось.
Он серьезно посмотрел на нее. Когда-нибудь все невидимое сейчас сложится воедино, а пока — пусть будет тайна.
— Поклянись, что никогда не залезешь ни в один сундук.
— Клянусь. — Она посмотрела на него и приложила к губам дрожащую ручку. Движения ее рук были летучи и изящны, как у балерины. Ничего удивительного, что у нее так хорошо получались шали. — Я просто хотела узнать, что чувствуешь, когда лежишь в ящике. — На последнем слове голос ее дрогнул. — Как мой папа.
От сочувствия ее горю Джейк растерял все слова. Наконец он сказал:
— На самом деле он не в ящике. Он говорит с тобой — только вслушайся. Когда он тебе снится или когда ты его вспоминаешь так ясно, словно вот-вот увидишь, знай, что он где-то рядом.
— Мама тоже говорит что-то похожее. А я думаю, что его просто… не стало. Нигде не стало.
— Всё и все имеют душу. И эти души охраняют все то, что было для них важно, что было частью их жизни. Души не исчезают. — Он страдал от недостатка красноречия, от невозможности выразить то, что он хотел. Верить легко, но как объяснить это другому?
Она серьезно смотрела на него.
— Тогда что же охраняет душа моего папы?
— Тебя. Это как музыка, которую можешь слышать только ты.
— Я ничего не слышу — вздохнула Саманта. — Мама считает, что я слишком приземленная. Я никогда не витаю в облаках. Я стремлюсь к реальным вещам и достигаю их.
Джейк вытащил из заднего кармана брюк квадратик вязаного одеяльца и показал ей.
— Поэтому ты и решила, что я тебя забыл? Все ведь было не очень-то реально.
Она вздохнула, посмотрев сначала на одеяльце, потом на Джейка, просияла и заулыбалась. Вдруг ее улыбка стала неуверенной, и словно черная туча накрыла ее лицо. Выпрямив спину и вздернув подбородок, она снова стала смотреть прямо перед собой.
— Пожалуйста, не рассказывай маме про сундук, а то она будет все время бояться, что Шарлотта туда заберется. Я сама буду присматривать за Шарлоттой. Не говори маме. Она только зря расстроится и опять уткнется в свои астрологические таблицы. Я стараюсь ее беречь.
Нахмурившись, Джейк положил маленький квадратик в карман своей фланелевой рубашки.
— А кто будет присматривать за тобой? — тихо спросил он.
— Я. Я сама. — Он не стал говорить, что сегодня у нее это не очень-то получилось. — А теперь уходи. — Она чуть отодвинулась и съежилась, словно стараясь стать невидимой. — Мне нельзя с тобой разговаривать.
— Почему? — удивился он.
— Потому что ты Рейнкроу. — Она дрожала. — Уходи. Это серьезно. И мы с тобой не поженились. Нельзя пожениться, пока не можешь голосовать и иметь детей.
— Ну, я же не требую от тебя ни того, ни другого.
— Нужно держаться за своих.
— Это тебе твоя тетя сказала?
— Тетя Александра мне друг. А ты ненавидишь ее, значит, ты мне не друг.
Джейк осторожно положил руку ей на плечо. Дрожа, она попыталась отодвинуться, но он ее удержал. Он чувствовал ее страх и смятение, чувствовал, что она несчастна. Вдруг он увидел у нее на шее тоненькую золотую цепочку и легонько ухватил ее кончиками пальцев. Саманта быстро прижала руку к груди, но было поздно: он успел увидеть рубин, который когда-то ей подарил, — теперь-то он знал, что этот камень и пяти долларов не стоит, но тогда он страшно гордился собой. Как же, нашел такое сокровище!
— Меня ты не обманешь. Даже и не пытайся. Она нахмурилась, глаза полны отчаяния.
— Пожалуйста, пожалуйста, уходи, — сказала она едва слышным, прерывающимся голосом. — И не приходи больше. Когда я вырасту и заработаю много денег, тогда я смогу с тобой говорить. Но пока я должна поступать так, как будет лучше для мамы и Шарлотты.
И тут он понял, в чем дело. Она попала в сети тетушкиной расчетливой щедрости, и Александра хотела быть уверенной, что жертва не убежит.
— Послушай меня, — сказал он. Чтобы их лица оказались на одном уровне, ему пришлось присесть на корточки. — Ты заботишься о своей семье, работаешь — хорошо. Но только не думай, что есть такое темное и безнадежное место, где я тебя не найду. Я все равно приду за тобой, и твоя тетя ничего не сможет поделать. Понимаешь?
Она закрыла глаза и сжала губы. Джейк вздохнул, выпрямился и пошел вдоль стены. Мистер Блек, заметив его, дал гудок.
— Увидимся, — оглянувшись, сказал Джейк.
Она быстро посмотрела вокруг и позвала его по имени. Джейк остановился. Она подалась вперед и пристально посмотрела на него. На долю секунды она вдруг показалась ему старше своих десяти лет — такой прием есть в кино, когда сквозь черты маленькой девочки вдруг проступает ее взрослый образ. Это его потрясло — он понял, что будет чувствовать к ней тогда, и понял, что сила этих чувств никогда не ослабеет.
— Когда? — спросила она.
Джейк поморгал. Видение исчезло, но память о нем осталась. Откашлявшись, он сказал как мог шутливо:
— Когда ты получишь право голосовать.
* * *
Он был новый, просторный и чистый. Огромные окна выходили на широкий мощеный тротуар, на котором чинно стояли деревянные скамейки и красивые каменные вазы с японскими карликовыми клёнами. Рядом была химчистка — ее владельцы, чета молодых вьетнамцев, принесли им коробку засахаренных апельсинных долек, чтобы поздравить с новосельем. С другой стороны был книжный магазин, за ним — лавка флориста, скобяная лавка и магазин спортивных принадлежностей. Площадка для парковки блистала чистотой и ночью освещалась высокими фонарями. Торговый центр стоял на оживленной улице с четырехрядным движением. Значит, от покупателей отбоя не будет.
Никаких пьяниц. Никаких подвалов. Никакой оголенной проводки, никаких крыс, шныряющих по кухонному полу.
Франни сидела на еще не распакованной картонной коробке в новом помещении «Бакалейной лавки здорового образа жизни» и плакала от счастья.
Сэмми, расставлявшая банки с мюсли на новеньких блестящих металлических полках, приостановила работу и с беспокойством на нее посмотрела. Шарлотта, которая под руководством Сэмми вскрывала коробки, подбежала к матери.
— Что такое, мама? Ты увидела таракана?
— Ни одного таракана, — ответила Франни, одной рукой вытирая глаза, а другой гладя короткие светлые волосы Шарлотты. — Просто не верится. Боже мой, месяц назад совершенно чужой нам человек пришел и сказал, что хочет открыть вот такой магазин в своем новом торговом центре, — и мы здесь. Арендная плата ничуть не выше, чем на старом месте. Наверное, папа послал нам доброго ангела.
— По-моему, мистер Гантер не похож на ангела, — сказала Сэмми, снова принимаясь расставлять банки. — Он просто умный человек, которому нужно с толком сдать помещение. — И, помолчав, добавила, чтобы сделать приятное маме: — Но, может быть, папа действительно нашептал ему в ухо.
Шарлотта прижалась к маме и требовательно посмотрела на нее.
— А когда к нам приедет тетя Александра? Разве она не хочет посмотреть новое место?
— Я думаю, тетя будет в шоке, малышка. Сэмми, методично расставляя товары по полкам, подумала, что тетя Александра отнюдь не радуется их удаче. Но вслух этого не сказала — в конце концов, тетя Александра по-прежнему платила за аренду помещения.
Мамин добрый ангел настежь распахнул стеклянные двери и вошел, приветственно взмахнув рукой.
— Устраиваетесь, милые дамы?
Мама вскочила, поздоровалась с ним, и они стали обсуждать рекламу, которую мистер Гантер хотел дать в воскресной газете, с перечислением всех магазинов своего торгового центра и часов их работы. Продолжая заниматься своим делом, Сэмми с интересом рассматривала владельца торгового центра. Мистер Гантер был низенький и толстенький. Носил ковбойскую рубашку с галстуком из узкой ленточки и брюки, которые удерживал от падения на его ковбойские сапоги только широкий кожаный ремень с огромной пряжкой. У него были редкие каштановые волосы и маленькие серые глазки, которые исчезали в складках щек, когда он улыбался. На пухлых пальцах он носил множество серебряных перстней с разноцветными камнями. Такого странного на вид бизнесмена Сэмми никогда не смогла бы вообразить, но он был очень мил.
— Где я оставила то, что написала для рекламы? — озабоченно спросила мама.
— Я положила листок в папку с надписью «Реклама», — ответила Сэмми. — Она на столе.
— Спасибо, маленькая. Пойду перепишу для мистера Гантера. — Мама отправилась в подсобную комнатку, Шарлотта увязалась за ней, а Сэмми подошла к мистеру Гантеру, желая получше рассмотреть его перстни.
— Вы такая серьезная юная леди, — широко улыбнулся он.
— Я занимаюсь бизнесом, — сообщила она ему. — Я хочу зарабатывать много денег. Чтобы оплачивать аренду и все счета и отправить сестру в колледж, когда она вырастет.
— Весьма почтенные намерения.
— А что значат эти буквы на вашем перстне на мизинце?
Он вытянул правую руку. На мизинце красовался серебряный перстень, украшенный только лишь орнаментом из переплетенных букв.
— Это значит: чероки, — охотно объяснил он. — Чероки — единственные индейцы, у которых есть своя письменность. Ее изобрел человек по имени Секвойя, причем очень давно.
— А вы индеец?
—Да.
У нее даже рот приоткрылся от удивления. Мистер Гантер был еще меньше похож на индейца, чем Джейк. У Джейка по крайней мере были черные волосы, немного скуластое лицо, и он был смуглым. А мистер Гантер выглядел так обыкновенно.
— У меня есть друг-индеец, — похвасталась Саманта. — Но вы на него совсем не похожи, — уточнила она.
— Моя прабабушка была чероки. Но индеец ты или нет — это здесь. — Он показал себе на лоб. — И здесь. — Рука в перстнях опустилась на грудь.
— Кто считает себя индейцем, тот и становится индейцем? — удивилась Саманта.
Он засмеялся и кивнул.
— Примерно так. — Он округлил руки, словно бы держа в них шар. — Если ты индеец, то ты часть мира, где все на своем месте, никто никому не мешает и все взаимодействуют друг с другом — люди, горы, деревья, животные.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

загрузка...