ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Грязная, изрезанная колеями дорога упиралась в свалку. Место оставляло зловещее впечатление: ровные ряды ржавых остовов старых автомобилей сплошь заросли диким колючим шиповником. Словно заброшенное кладбище. Поднялся ветер, где-то далеко погромыхивал гром, и в воздухе пахло дождем.
Хоук раскурил свою старую трубку и с минуту молча пыхтел ею, поглядывая на Джейка, который был невозмутим, как сфинкс, и столь же неподвижен в своей широкополой шляпе, низко надвинутой на лоб. Хоуку не терпелось начать работу, но он уже знал, что торопить Джейка не стоит. Ему нужно время и тишина для медитации, или как там это называется.
Но, черт возьми, этот парень действительно умел находить вещи, и людей тоже. И много раз доказывал это. Они забирали его из дорожной бригады, в которой он работал в тюрьме, и он показывал лесникам, где бурить, чтобы из земли забил источник чистой воды. А когда пошла молва, что он умеет искать воду, надзиратель привез его к себе на ферму, чтобы определить, где закопан огромный баллон с газом, который захоронили так много лет назад, что никто уже не помнил, в каком месте. Тогда слава Джейка многократно укрепилась: он нашел и старинный газовый баллон, и кладбище рабов, и ключи от машины, которые недавно потерял надзиратель. После этого они возили его по всему штату — разыскивать туристов, заблудившихся в национальных парках, возвращать сбежавших из дому детей, находить спрятанные трупы. Хоук возмущенно фыркнул. Они бы охотно держали его в тюрьме еще десять лет, чтобы без помех использовать на розыскной работе.
— У тебя отличная жена, — наконец сказал Хоук. — Раньше ты ее с собой не брал. До тюрьмы, я имею в виду. И она тебя ждала все эти годы — это кое-что! Должно быть, исключительно хорошая женщина.
— Да, — не моргнув глазом, без всякого выражения ответил Джейк. — Она такая. Дай-ка мне на время пару наручников.
* * *
Итак, она здесь. Еще один шажок. Пусть за время долгого пути Джейк не сказал и десяти слов, но все же они рядом. Она посмотрит, как они с Бо работают. Джейк, наконец, позволит ей проникнуть в эту доселе запретную для нее часть его жизни. И белых пятен уже не останется.
Она будет держаться на расстоянии, скромно и незаметно, и изо всех сил ласкать Бо, но при этом не пропустит ни одной детали.
Саманта подошла к машине детектива Дула. Бо, зевая, плелся рядом. Бо давно уже пребывал в пенсионном возрасте. Ей казалось, что Джейк не хочет этого признавать, чтобы лишний раз не вспоминать о потерянных впустую годах. Надо жить сегодняшним днем. Но все же скоро она найдет способ очень осторожно завести речь о щенке. Подойдя к Джейку и Хоуку, она сказала:
— Бо проснулся и рвется работать. Полицейский с сомнением посмотрел на Бо.
— Почему вы так думаете, мэм?
— Он слегка сердится. — Она избегала смотреть на Джейка. — А что мы ищем?
Сияющее лицо детектива враз помрачнело.
— Ребенка, мэм. Маленькую девочку.
Она почувствовала, что кровь бросилась ей в лицо.
— Я думала… Я решила… вы же ничего не объяснили…
— Я не хотел огорчать вас, мэм.
— Хоук вообще не ожидал, что ты приедешь со мной, — вмешался Джейк.
Сэмми вздохнула:
— Так получилось. Но почему мы здесь одни? Разве на поиски пропавшего ребенка не бросают всех имеющихся в наличии людей?
Хоук Дуп мрачно кивнул:
— Да, но они работают с той стороны города, прочесывают лес вдоль шоссе. Но я уверен, что тело ребенка где-то здесь.
— Тело?
Дуп тяжело вздохнул.
— Ну, хорошо, господа, тогда несколько слов об этом деле. Примерно в миле отсюда стоит несколько домов. И одна женщина, живущая там, выгнала своего дружка. Вчера вечером он пришел в ее дом, зверски избил ее и убежал, прихватив ребенка. Утром мы его поймали неподалеку от границы штата. Без ребенка. Все решили, что скорей всего он убил девочку и спрятал где-то неподалеку. Я думаю, что он наверняка бросил ее прямо в лесу, как только понял, что она ему ни к чему.
Сэмми стало дурно. Потом она страшно разозлилась на этого человека, который втянул Джейка в это дело. В это гнусное дело — словно у Джейка вообще нет никаких чувств. Но Джейк, казалось, воспринимает все это как должное. И она молча проглотила все возмущенные слова, что хотела сказать.
Дуп вытащил из кармана маленькую розовую футболочку и протянул Джейку.
— Что скажешь?
Не двигаясь, погруженный в глубочайшую сосредоточенность, Джейк с минуту держал ее обеими руками.
— Примерно то же, что и ты.
Сэмми смотрела на Джейка. Джейк никогда ничего не говорит просто так. Что-то здесь не сходится.
— А у вас ничего нет из вещей мужчины? Я хочу сказать, что толку давать собаке нюхать детские вещи, если это чудовище тащило ребенка на руках?
Джейк выпрямился, сунул рубашечку за пояс и потянулся к заднему карману джинсов.
— Хороший вопрос. Но у меня нет времени на него отвечать. Я пошел. Подожди меня здесь.
— Я приехала не для того, чтобы ждать тебя здесь. Я тебе не помешаю. Я пойду с тобой.
— Хм-м. Я так и знал, что ты это скажешь, — и он протянул ей руку.
Он собирается тащить ее за руку, как заблудившегося туриста? Ладно. Она не будет обращать внимания на мелкие оскорбления. И Сэмми доверчиво протянула ему руку в перчатке.
Он вытащил из кармана другую руку и защелкнул наручники у нее на запястье. Не успела она возмутиться, как он пристегнул наручники к зеркалу Дуловой машины.
— Извини, — угрюмо сказал он ей. — Хоук пока составит тебе компанию.
И спокойно пошел в лес, жестом позвав за собой Бо.
— Это несправедливо! — возмущенно закричала Сэмми, пытаясь вывернуться — или, на худой конец, вырвать из машины стойку зеркала.
Он не оглянулся.
* * *
Бен выглядел так, словно его долго взбивали в миксере — темные волосы растрепаны, голые ноги разбросаны по одеялу, голова вместе с подушкой наполовину сползла с изножия кровати. Одной рукой он обнимал ее за плечи. Шарлотта подозревала, что и сама она выглядит не лучше. Скомканная огромная простыня, как белоснежная шапка взбитых сливок, высилась над ее голой попой, подбородок на руке, рука у него на груди. Но вторая рука у каждого из них была свободна — для непрерывного освоения вновь открытых территорий.
Она не знала, сколько времени пробыли они в спальне Сэмми, но за окнами уже начинало смеркаться, и она поймала себя на том, что испуганно прислушивается — не приближается ли машина сестры? Действительность вступала в свои права — Шарлотта спросила себя, что же она наделала.
— Из твоих глаз уходит мечтательная загадочность, — сказал Бен, нежно проводя пальцами по ее позвоночнику. — Умоляю, продолжай смотреть мне в глаза так, словно я заманчивый рецепт, который нужно расшифровать. Мне это нравится.
— Вообще-то первыми принять горизонтальное положение в собственной спальне должны были Сэмми с Джейком.
— Они это уже сделали, — невозмутимо заметил Бен.
— Я имею в виду, после возвращения Джейка.
— Значит, мы подадим им пример.
— Я не собираюсь рассказывать сестре, что мы сошли с ума и использовали ее спальню вместо мотеля. — Шарлотта села на кровати. Бен, как загипнотизированный, не сводил глаз с ее груди.
— Я очень стараюсь не глазеть так бесстыдно, — жалобно сказал он. — Но их просто невозможно оставить без внимания.
— Я совсем не против. Потому что ты самый сладкий, самый нежный, самый лучший мужчина в мире. — Покраснев, она отвернулась. Говорить гадости было куда легче, чем правду.
— Скажи своим инопланетянам, чтобы они ее забрали навсегда.
— Кого?
— Твоего двойника, которого они мне пытались всучить вместо тебя до сегодняшнего дня. — На его лице появилось проказливое выражение. — Как они ее вывели? Клонированием? Ты не замечала у себя под кроватью космического корабля в виде огромной гусеницы?
— Откуда в Мак-Коях текла еврейская кровь? — вдруг спросила Шарлотта.
— Они же на самом деле Мак-Койберги, просто в Ирландии подсократились.
— Понятно. — Она серьезно посмотрела ему в глаза. — Ты хоть отдаешь себе отчет в том, что я другой веры, что я буду помехой тебе?
— Смешно, но я почему-то не чувствую себя от этого несчастным. Хуже того, я уверен, что мне крупно повезло.
Она тихо фыркнула от удовольствия.
— Ты что, хочешь стать вероотступником?
— Я украшу елку в Рождество, если в Седер ты приготовишь праздничный обед. — Шарлотта нахмурилась и отвела глаза. Ощутив мгновенную неловкость, Бен добавил: — Мне казалось, что ты не упустишь ни одной возможности, чтобы готовить.
— Речь не о том. Я буду счастлива готовить праздничный обед каждый вечер, а по воскресеньям дважды в день.
— Надеюсь, — скромно сказал он, — одного раза в год хватит. Это просто как День благодарения, но с кошерным вином.
— Ты опять не о том. Ты полагаешь, что я уже и думать забыла о возвращении в Калифорнию.
— Я полагаю, что ты никогда серьезно об этом и не думала. — Он обхватил ладонями ее затылок, запустил пальцы в волосы и стал круговыми движениями чуть поглаживать ей голову. Она затрепетала.
— Бен, мы с тобой очутились на высоком плато, и я хочу остаться здесь и перевести дыхание. Ничего не менять. Не оглядываться назад и не смотреть вперед.
— И ждать, когда подует сильный ветер и подтолкнет в нужную сторону, — сардонически подхватил он. — Хорошо, я стану ветром, я буду дуть, и завывать, и…
— Очень глубоко дышать. Отдохни, Перри Мейсон. А не то будет дырка на трусах.
— Я не забыл наши прежние разговоры — хотя сейчас мне кажется, что это происходило в другой жизни. — Он сел и серьезно посмотрел ей в глаза. — Твоя тетка над тобой издевалась. Тебя мучают воспоминания об этом. Но ведь это было больше десяти лет назад, а теперь ты взрослая женщина. И нет причин так ее бояться.
Горе и стыд полностью завладели Шарлоттой. Она не хотела, чтобы мужчина, которого она любит, узнал о том, как ее оскорбили. До сих пор, когда она вспоминала полное скотского вожделения лицо Тима, тискающего ее груди, ей становилось стыдно до слез и со дна души поднимались сомнения в своей нормальности. Может быть, есть в ней что-то такое, что действительно провоцирует людей на подобные вещи? Она прочла десятки книг об инцесте, она прилипала к телевизору, когда на экране шли ток-шоу на эту тему, но в глубине души все же боялась, что и с ней, может быть, что-то не так. Бен знает, что она эксцентрична, но не знает, что ее эксцентричность распространяется до того, чтобы отрезать человеку ухо.
— Это замечательный ключ, — сказала она, откидывая одеяло, прикрывавшее его бедра, и указывая в их средоточие, — но он открывает не все двери.
Он хотел ответить, но тут она спрыгнула с кровати. Их одежда была разбросана бог знает где. Свой комбинезон и топ она нашла в разных углах.
— Порнушка кончилась, солдат. Помоги мне привести в порядок эту постель. Возвращаемся на заранее заготовленные позиции. Я пошла в разведку.
— Ты не сможешь вечно уходить от моих вопросов.
— Я тебе ответила как умела. — Она быстро одевалась, глядя на него со всем возможным простодушием. — Побереги силы для первоочередных задач. Я поищу чистые простыни, чтобы застелить эту постель. Потом нужно найти Джейка, чтобы обсудить с ним проблемы аренды офиса. А потом мы бросим монетку, чьи простыни будем мять ночью — твои или мои.
— Не старайся сбить мне аппетит десертом, пока я еще и закусок не получил.
Уже стоя в дверях, она оглянулась и попыталась улыбнуться.
— А разве я обещала тебе полный обед?
* * *
— Господи, — чуть слышно пробормотал Дуп, совершенно потрясенный произошедшим. Медведеподобный толстый детектив явно был смущен и не знал, что сказать.
— У вас ведь есть ключ, правда? Отстегните меня, — попросила она.
— Мэм… я видел много странных вещей. Чего на свете не бывает. Но я не пойду против воли Джейка. Я ему доверяю. Жаль, что с ним так получилось, я уверен, что это несправедливо. И если он это сделал, то, стало быть, имел веские причины.
— Не в этот раз. Пожалуйста, отстегните наручники. Вы не понимаете. Вы не видели меня раньше, потому что Джейк никогда не брал меня с собой. Это единственная часть его жизни, куда он меня не пускает. Я не знаю почему.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

загрузка...