ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я предлагаю вернуть его мистеру Гантеру.
Сэмми сурово посмотрела на нее, стараясь скрыть гнев, чтобы не расстроить маму.
— Нет, я собираюсь принять этот подарок, — сказала она спокойно. И добавила про себя: «Ведь это все, что у меня остается от Джейка. И больше, может быть, уже ничего не будет».
— Тогда, я думаю, лучше придержать «Мерседес», пока мы не достигнем взаимопонимания.
Сэмми решительно подтолкнула коробочку с ключами, и она через стол заскользила к тете Александре.
— Надеюсь, его можно будет вернуть в магазин, — сказала Саманта.
* * *
Джо Гантер ехал в Коув, неразборчиво бормоча себе под нос что-то нелицеприятное в адрес Александры Ломакс. Дорога была покрыта гравием; время от времени мелкие камушки из-под колес постукивали по его выставленному в открытое окно локтю, и он чертыхался дополнительно.
Шарлотта Райдер была чудесный ребенок, но очень одинокий; ей отчаянно не хватало отца, с которым можно было бы поговорить обо всем, и поэтому, когда он заходил в магазин ее матери, Шарлотта забалтывала его насмерть. Шарлотта, конечно же, рассказала ему о том, какой подарок к окончанию школы сделала Сэмми тетя Александра и как поступила Сэмми, поставленная перед выбором: машина или ловец снов. И Джо заволновался.
В нескольких сотнях ярдов от поворота к дому родителей Джейка он свернул на пыльную новую дорогу, которая петляла по дремучему лесу, огибая огромные дубы, а потом поползла вверх по склону, усыпанному пожухлыми коричневыми листьями. Через дорогу пробежал вспугнутый заяц; по обочинам резво скакали белки.
Джо помрачнел еще больше. Эта древняя долина — место особенное, и Джейк принадлежал этому месту, как многие поколения Рейнкроу до него. Вот уже три года Джо наблюдал, как Джейк практически в одиночку строит здесь большой бревенчатый дом. К этому дому, собственно, Джо и торопился.
Сооружение было меньше дома родителей Джейка — одноэтажное, но достаточно просторное, со всех сторон окруженное широкой террасой. Две каменных трубы украшали крышу. Отесанные бревна плотно прилегали друг к другу, углы заделаны «ласточкиным хвостом». Каждый дюйм этого дома был отмечен трудами и любовью, Джейк возводил его по бревнышку целых три года.
Джо ступил во двор с еще не выкорчеванными пнями и связками хвороста. Навстречу ему из источника выскочил Бо, а вслед за ним показался и Джейк. На собаку было страшно смотреть — мокрая, грязная, язык висит почти до земли. Джо машинально погладил ее и нахмурился, разглядывая Джейка. Он тоже был хорош.
Без куртки, джинсы и вылинявшая рубашка пропитаны потом и грязью; рубашка расстегнута, по груди текут грязные ручейки. С больших мускулистых рук тоже стекает вода. Плечи устало опущены. Мокрые темные волосы облепили голову, воротник рубашки намок. Черты лица, не смягченные привычной копной волос, казались резкими, почти грубыми, челюсть угрожающе выпячена, взгляд мрачный и беспокойный.
Джо изнемогал от любопытства, но он отлично знал, когда можно задавать вопросы, а когда нет — все равно Джейк не скажет больше, чем сочтет нужным, причем не раньше, чем сам захочет.
— Отличный день для грязевой ванны, — сказал Джо, чтобы начать разговор.
Джейк пристально посмотрел на него.
— Ты принес плохие новости о Райдерах? — Казалось, при этих словах он еще сильнее ссутулился.
Джо вздохнул. Он никогда толком не понимал, как Джейк узнает такие вещи. Но от него ничего не скроешь — это факт, причем многократно проверенный.
— Их бизнес летит ко всем чертям. Я нашел предлог еще снизить арендную плату, но, боюсь, им это не поможет. Даже с теми деньгами, которые дает им первая леди, они едва-едва держатся на плаву. У меня такое чувство, что Франни давно готова сдаться и попросить ее величество увеличить им помощь, но она знает, что этим разобьет сердце Сэмми. А надо тебе сказать, Сэмми делает все возможное и невозможное, чтобы вытащить их из пропасти. Я знаю только одного молодого человека, который работает столь же усердно, а развлекается столь же мало, — это ты.
Джейк поднял руки — они казались слишком большими и грубыми, чтобы сделать такую тонкую вещь, как ловец снов, — и с силой провел по мокрым волосам.
— Я уже перепробовал все способы, как им помочь через тебя. Я устал прятаться.
— Да уже давно понятно, что самое трудное для тебя — это держаться от них подальше. Но если бы ты пошел другим путем, Александра оставила бы их без единого пенни — без единого пенни, родную сестру! И кроме того, будь уверен, нашла бы и другие способы унизить бедную Франни и смешать ее с грязью. Так что ты сделал все правильно, ведь Александра — это такая змея…
— Не может же она вечно держать их в кулаке.
— Я расскажу тебе, что она сделала, когда Сэмми открыла твой подарок. Конечно, она не знала, что подарок от тебя, но все равно забеспокоилась. Заявила, что таких дорогих подарков нельзя принимать ни от кого, кроме членов семьи. Она настаивала, чтобы Сэмми вернула его. Насколько я слышал, она схватила твою записку и изучала ее так, словно она зашифрована. Только что на вкус не попробовала. Предупреждаю тебя, Александра очень подозрительна.
— А что ответила Саманта? — Джейк никогда не называл девушку иначе, чем Самантой, возвышая ее таким образом на свой лад, как считал Джо. Что ж, Сэмми и вправду этого достойна.
— Ответила, что хочет оставить подарок себе, — с гордостью за Сэмми сказал Джо. — И знаешь, как поступила Александра? Выбирай, говорит, — или ловец снов, или мой подарок!
— Да? А что она подарила?
— Машину. «Мерседес». — Джо помолчал, внимательно глядя на Джейка. Тот, казалось, был доволен, но нисколько не удивлен. Такая вера друг в друга — при том, что эти двое виделись в своей жизни считанное количество раз — могла бы показаться глупой, если бы это не были Джейк и Сэмми. — Ты выбрал себе настоящую леди, — добавил Джо.
— Она поняла, что это от меня, — про себя пробормотал Джейк. — Значит, наши дороги скоро пересекутся.
— Кто понял? — спросил Джо. — Александра? Нет, она слишком уверена в себе, чтобы предположить, что вы с Сэмми осмелитесь пойти против нее.
Джейк хмурился, погрузившись в раздумья.
— Что ж, пора настала. Я всегда знал, что рано или поздно это должно случиться.
Джо не понравился непримиримый блеск его глаз.
— Успокойся, — сказал он. — Ты сейчас не в том состоянии, чтобы принимать серьезные решения. Ты похож на человека, который долго гонялся за кем-то, измучился и промок.
— Такая работа, — глухо и хрипло сказал Джейк и снова погрузился в мрачное раздумье.
— Искал кого-то? — легонько поднажал Джо.
— Только что вернулся из Теннесси. Ездил в Нэшвилл. Тамошняя полиция попросила найти ребенка, который исчез из детского сада два дня назад.
— Ваша с Бо известность все ширится.
— Мы ездим туда, где нужны.
— Нашел? — осторожно поинтересовался Джо.
— Да-
Взглянув на Джейка, Джо подумал, что лучше не узнавать подробностей, но ничего не мог с собой поделать. У него тоже внук ходил в детский сад.
— Живым?
— Нет. Его задушили куском проволоки. — Блуждающий мрачный взгляд Джейка наконец остановился на Джо. — Он был совсем раздет. Его… понимаешь?
Лицо Джо исказилось. Он на секунду представил себе…
— Они хоть имеют представление, какая сволочь это сделала?
— Имеют. Я его выследил. — Джейк смотрел в пространство, словно видя там что-то такое, чего человеку видеть нельзя. — Ты веришь в пустые ненасытные души? — тихо спросил он.
— Верю, черт возьми! — рявкнул Джо. — Некоторые из них бывали и президентами.
— Одного я сегодня поймал. Он от меня не ушел и не смог меня убить. — Джейк улыбнулся, и улыбка эта была страшноватой. — Сегодня я получил хороший урок.
Глава 13
— С Новым годом, — сказал мистер Гантер, входя в магазин. — Сэмми, я хочу сделать тебе подарок ко дню рождения.
Сэмми, которая подсчитывала более чем скромную дневную выручку, перед тем как отправиться на вечернюю смену в магазин тканей, слегка забеспокоилась:
— Но мой день рождения будет только через неделю.
Шарлотта, мучившаяся над алгеброй за столиком в углу, облегченно разогнулась и повернулась к гостю, искренне радуясь возможности отвлечься. Но мама, расставлявшая по полкам баночки с витамином Е, печально посмотрела на него и сказала:
— Джо, я ведь просила вас…
— Ну, от этого ваша сестра не разъярится. У меня есть для нее неплохая работка, если она согласится. Сто долларов в час, и непыльно.
Сэм уронила счета на прилавок.
— Сто долларов в час? И до какой степени я должна раздеться? А на белье что, блестки нашить?
— Сэм! — воскликнула мама.
— Я шучу. — Сэм сварливо посмотрела на мистера Гантера. — Если раздеваться, то только до футболки.
— Да что тебе там показывать, — вмешалась Шарлотта, округлив руки перед самой большой в своем десятом классе грудью. — Ты проспала тот момент, когда господь раздавал большие…
— Шарлотта! — предостерегающе сказала мама. Мистер Гантер рассмеялся.
— Единственное, что Сэмми нужно будет обнажить, — это руки.
— Теперь вы шутите? — нахмурилась Сэм.
— Честное слово, не шучу. — Он плюхнулся на раскладной стул за прилавком и вытащил из нагрудного кармана своей розовой ковбойской рубашки визитную карточку. — У меня есть троюродная сестра на озере Ионах, ее зовут Мария Идущая-по-Тропе. Она чистокровная индианка и в начале семидесятых вернулась к старому родовому имени. Но речь не о том. Она уехала на запад учиться ювелирному мастерству у индейцев навахо. Последние лет пятнадцать работает с серебром и бирюзой, и в этом ей нет равных.
— Переведите дыхание, мистер Гантер, — перебила его Шарлотта. — У вас даже лицо покраснело.
Он подался вперед и замахал унизанной кольцами рукой, словно разгоряченный аукционист.
— Поймите, ее вещи продаются в лучших магазинах Нью-Йорка и Лос-Анджелеса. То есть даже кинозвезды покупают ее украшения.
— И Мадонна? — завороженно спросила Шарлотта. Мадонна была ее единственный идол, не имеющий отношения к кухне.
— Ш-шш, — сказала мама, отчаявшись успокоить этих двух слишком решительных девиц.
— Мария хочет сделать хорошее портфолио для своего агента в Европе, и ей нужна модель, чтобы демонстрировать ее браслеты и кольца. Вот я ей и сказал, что знаю девушку, у которой несравненные руки.
— И больше ничего не надо делать? — недоверчиво спросила Сэмми. — Я просто надену эти украшения, фотограф сделает снимки моих рук, и я получу за это сотню долларов?
— Сотню долларов в час, — уточнил мистер Гантер. — Я узнавал. Именно столько получают профессиональные модели, и видит бог, твои руки ничуть не хуже, чем у них. Мы с Марией сошлись в цене. Она и глазом не моргнула, когда я сказал ей, сколько ты стоишь.
Сэмми никак не могла опомниться.
— Значит, вы говорите серьезно. Существуют люди, которые получают большие деньги только за то, что показывают свои руки?
— Ну, если ты вспомнишь, на скольких рекламах мы видим только руки, которые что-нибудь держат, ты поймешь, почему так происходит. — Он с надеждой посмотрел на Сэмми. — Мария пригласила фотографа на следующую неделю. Она работает в собственном доме. Ты согласна, Сэмми?
— А я хотела в день ее рождения закрыть магазин, чтобы устроить ей выходной, — печально сказала мама.
— Мама, мне не нужен выходной. Мне нужна эта работа. Кроме того, она же не отнимет много времени.
— Вот это дело! — просиял мистер Гантер.
А Сэмми стала вдумчиво рассматривать свои руки. Что ж, она действительно паук, и ее научат сучить золотые нити.
* * *
Обычно в январе в горах дует пронизывающий ветер, но в этот день погода стояла теплая. Фотограф предпочел снимать при дневном свете, на улице, и установил оборудование на просторном запущенном заднем дворе дома Марии Идущей-по-Тропе.
Мария жила в огромном викторианском особняке, полном картин индейских художников, ритуальных масок, прелестных старинных вещичек из Англии и тряпичных кукол, принадлежащих ее многочисленным внукам. Сама Мария, высокая, худощавая женщина с плоским лицом, живыми черными глазами и длинными, наполовину седыми волосами, вышла к ним в джинсах, мокасинах и длинном просторном черном свитере.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

загрузка...