ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Вытянув руки вперед, она двигалась словно в трансе, и Джейк с Кларой обменялись изумленными, непонимающими взглядами.
Она села на отполированную временем скамеечку. Для большинства людей станок — это просто механическое приспособление, но Сэмми смотрела на него так, словно знакомилась с новым другом. Дрожащими руками она гладила деревянную раму, потом пробежалась пальцами по туго натянутым суровым нитям основы.
— Из ничего ты создаешь что-то, — прошептала она. — Сначала у тебя нет ничего, кроме ниток и идеи, а в итоге получается кусок ткани, не похожий ни на какой другой. Словно это часть тебя.
Клара была безмерно удивлена, но втайне ей это понравилось.
— Ему больше ста лет, — сказала она с гордостью. — Он мне достался от моей прапрабабушки. Каштановое дерево, другого такого не найти.
— Я должна научиться ткать. — Сэмми, казалось, готова была обнять этот станок. Она повернулась к Кларе, глаза ее горели. — Пожалуйста, научите меня.
Клара чувствовала, что Джейк смотрит на нее. Она нахмурилась, но его упорный взгляд проникал ей прямо в душу.
— Видите? — сказал он. — Это добрый знак.
— Не надо говорить со мной о знаках, мистер Всезнайка. Я умею читать знаки и сама решаю, какой из них хорош. — Клара возмущенно затрясла головой.
— Значит, у меня есть работа! — радостно воскликнула Сэмми, чуть не хлопая в ладоши.
Клара обдумывала столь неожиданный поворот дела. Она никогда не принимала скоропалительных решений.
— Научиться легко — но трудно научиться быть лучшей. Честно сказать, я и сама-то умею только средненько.
— Я смогу. Это не просто слова, миссис Большая Ветвь. Я не стараюсь вам понравиться, притворяясь, что восхищаюсь вашей работой.
— Это я уже поняла. Но я еще не поняла самого главного. Ты не принадлежишь к нашему народу. Оставьте меня. Подождите здесь. — И, бормоча себе под нос, она пошла в дом.
Джейк не дышал. Со слезами на глазах Саманта смотрела на него, протягивая ему руку, другая лежала на прямых, туго натянутых нитях. Он подошел к ней и сел рядом, на узкую скамеечку, прижавшись щекой к ее виску.
— Я сделаю для тебя такой станок, — прошептал он.
Она погладила его по лицу, провела пальцами по его темным волосам. Необходимость прикасаться к нему была столь настоятельной, что Саманта не могла сопротивляться.
— Я люблю тебя, — прошептала она.
Клара сидела на диване, водрузив на нос очки. Перед ней на столике, в круге света от старинной керамической лампы, лежала сильно потрепанная Библия. Толстыми коричневыми пальцами листала она пожелтевшие страницы. Притчи. Ей нравились притчи, они для нее были полны чистой поэзии и мудрости древнего народа, жившего в близости к земле. Там был отрывок, который вспомнился ей при виде Сэмми, сидящей за станком.
Она нашла этот отрывок и наклонилась над Библией, читая про себя, медленно, вдумчиво, шевеля губами. Потом откинулась назад и закрыла глаза, осмысливая то, что сейчас сказал ей Джейк.
Рубин вернулся к ним.
Она обещала бабушке Рейнкроу присмотреть за Джейком и Элли.
И поскольку Джейк, несмотря на запрет Клары, любит Сэмми Райдер, значит, она должна думать и о Сэмми тоже. Очевидно, Сэмми предначертано оказаться здесь и остаться с Джейком. На радость и на горе.
Клара тяжело поднялась и вышла на веранду, держа в руках открытую Библию. Они сидели рядом на скамеечке станка, тихие, юные, полные надежд. Клара вздохнула. Свершилось. Сейчас она прочтет им то, что нашла.
— «Кто найдет добродетельную жену? — медленно прочла она. — Цена ее выше рубинов. Уверено в ней сердце мужа ее, и он не останется без прибытка. Она воздает ему добром, а не злом, во все дни жизни своей».
Клара чуть помолчала, в раздумчивом удивлении глядя на Сэмми.
— «Добывает шерсть и лен, и с охотою работает своими руками. — Клара провела пальцем ниже по странице и продолжала: — Она делает себе ковры: шелк и пурпур — одежды ее. Она делает покрывала, и продает, и поясы доставляет купцам финикийским. Красота и крепость — одежды ее, и весело смотрит она на будущее». — Клара закрыла Библию. — Вот что говорят о тебе древние евреи, — сказала она Сэмми. — Я научу тебя ткать.
* * *
К дому Джейк и Саманта подъехали уже в темноте. Плечом к плечу, держась за руки, вошли они в гостиную. Лихорадочное напряжение последних недель отпустило Джейка. Если у Саманты больше не осталось сомнений, то у него тем более. И ему остается только объявить об их помолвке. То есть найти достойные слова.
Мама стояла у мольберта, отец сидел за столом. На полу, обложенная учебниками, расположилась Шарлотта, перед ней на старом кофейном столике лежали тетради. Она посмотрела на них из-под буйных светлых кудряшек широко раскрытыми глазами.
Джейк наконец заметил, что мама с папой словно бы чего-то ожидают. Неужели все так очевидно?
— Я давно ждала этого момента, — сказала мама. — Но дайте нам хотя бы месяц, чтобы успеть достойно подготовиться. Не спешите уже завтра приходить с мировым судьей и брачной лицензией. Папа кивнул в знак согласия.
— А лучшее место для церемонии — это бабушкин источник. Таково мое слово.
Шарлотта в волнении всплеснула руками.
— Сэмми, я испеку вам торт. Я давно уже хотела попробовать печь свадебный торт.
Саманта сжала руку Джейка. Он посмотрел в ее растроганные счастливые глаза. Потом обвел всех внимательным взглядом.
— А как вы догадались? — спросил он.
Мама подошла к нему и, привстав на цыпочки, потянулась к его уху.
— Ты похож на человека, зацелованного до полусмерти, — громко, так что всем было слышно, прошептала она.
— Так и есть, — сказала Сэмми и стыдливо улыбнулась.
* * *
Итак, Джейк женится. Элли завидовала мужеству своего брата. Она в одиночестве сидела на террасе, расчесывая свои длинные волосы. Остальные в доме обсуждали предстоящую свадьбу. Элли была рада за Джейка и за Сэмми — она чувствовала, как они преданы друг другу.
Джейк рискнул, а она никак не могла решиться. Они с братом слишком хорошо разбирались в людях, видели их насквозь — со всеми их страхами, ошибками, эгоизмом, — и это мешало ей. Порой она сомневалась, что вообще когда-либо решится связать свою судьбу с мужчиной.
— Элли? — тихо позвала ее Сэмми. Элли оглянулась и увидела, что она стоит за дверью кухни: ее силуэт возник в квадрате света, пробивавшегося из гостиной. Саманта умела уважать моменты чужого одиночества, и Элли нравилось в ней это. Джейк не ошибся, выбрав Сэмми.
—Да.
Можно с тобой поговорить?
~ Конечно.
Сэмми скользнула на террасу, плотно закрыв за собой дверь, и села рядом. Они посидели молча, слушая вечерние шорохи и глядя на первых майских жуков, летающих над полем за конюшней. Над гранитными глыбами гор повис тонкий серпик луны.
— Я хочу узнать тебя поближе, — сказала Сэмми.
— Тебе будет некогда, — с улыбкой ответила Элли. — Вам с Джейком. Вам нужно наверстывать упущенное. Но я никуда не денусь. — Она ласково потрепала Сэмми по плечу. — Не волнуйся, все будет хорошо. Вы друг другу удивительно подходите. Хотела бы и я найти кого-нибудь… — И голос ее прервался.
— Обязательно найдешь, — быстро сказала Сэмми. — А я завидую тебе, У тебя есть работа.
— Сэмми, я же знаю, у тебя руки растут откуда надо. Клара сказала маме, что у тебя талант.
— Позавчера заезжал мистер Гантер и сказал, что мне нужно съездить в Атланту, в рекламное агентство. И взять с собой снимки, которые делались для одной его родственницы. Представляешь, если со мной заключат контракт на мои руки? — Сэмми подняла свои прекрасные руки, словно бы рассматривая их в темноте. — Странный способ использовать руки. Но я думаю, за это я получу много денег.
— Ну, если ты любишь путешествовать… Тебе же придется для этого уехать. А Джейку это не понравится. Да и тебе, наверное, тоже.
— Да. К тому же, когда я позировала, я себя чувствовала своего рода бесполезным приложением к десяти высококачественным пальцам.
— Тогда потерпи, пока не подвернется что-нибудь более подходящее. Джейку не нужны деньги, Джейку нужна ты.
— Когда он в первый раз привел меня в свой дом, мне показалось, что я там уже бывала. — Помолчав, она тихо добавила: — Моя мама называла это «дежа вю». Не умею объяснить это чувство.
— Когда он строил его, он думал о тебе.
— Даже если бы я точно рассказала ему, чего хочу, он не смог бы сделать лучше. Удивительно!
«То, что он знает, что тебе нравится и что не нравится, вовсе не удивительно», — подумала Элли. Но интересно, откроет ли Джейк когда-либо свою тайну практичной, обеими ногами стоящей на земле Сэмми? Она надеялась, что откроет. Сэмми достаточно его любит. Более чем достаточно. Настолько, что собирается просить у Элли совета очень деликатного свойства.
— Секс, — сказала она, словно бы возвращаясь к уже начатому разговору, — презабавная штука. Предполагает спонтанность и полное самозабвение, но для этого нужно принять некоторые предосторожности.
— Ты умеешь читать мысли? — чуть слышно прошептала Сэмми.
«Да», — подумала Элли, но лишь улыбнулась в ответ.
— А о чем еще ты можешь думать за несколько дней до замужества?
Сэмми искоса посмотрела на нее.
— Ну а если я думаю о том, где найти кружева для свадебного платья, ты решишь, что я полное дерьмо.
Эти слова из уст достойной подруги брата заставили Элли согнуться пополам от смеха. Сэмми тоже засмеялась.
— Извини, я позволяю себе такие выражения, только когда очень смущаюсь. А смущаюсь я нечасто.
— Право, не стоит. Я все-таки врач.
— Хорошо. Можно было, конечно, спросить твоего отца. Скорее всего доктор Рейнкроу и глазом не моргнет, и даже сам рано или поздно заговорит об этом, но я хотела бы этого избежать. Потому что я не смогу обсуждать такие вещи с будущим свекром. Я буду мямлить, как идиотка.
— Проблема предохранения, — понимающе кивнула Элли. — Папа, разумеется, говорит на эту тему со своими пациентками, и очень откровенно. А если ты хочешь послушать более сбивчивые речи, попробуй обсудить с ним романтические подробности ваших с Джейком отношений.
— Вот и Джейк сказал то же самое.
— Мне кажется, вы с Джейком можете разговаривать обо всем. Это хорошо. Послушай, не бойся. Если хочешь, я привезу тебе противозачаточных таблеток.
— Да, спасибо.
— И ненавязчиво намекну родителям, что вопрос закрыт.
— Большое спасибо, — с облегчением вздохнула Сэмми.
— Но если ты ждешь не медицинской консультации, а чего-то другого, то не по адресу. — Элли нахмурилась и отвела глаза. — Я последняя из индейских девственниц. Чтобы не сказать уже: старая дева.
— Ты никогда…
— Как и Джейк. Удивительно, но факт.
— Ничего удивительного. Пусть кому-то это и странно, но я много могу сказать в защиту воздержания. Я большой специалист по этому делу.
— Даже сейчас?
— Признаться, сейчас с каждой секундой все труднее. Но мы с Джейком так решили. Традиции стоят того, чтобы их уважать.
Элли вспомнила о рубине и незаметно притронулась рукой к маленькому кожаному мешочку, висящему на серебряной цепочке у нее под футболкой.
— Да, ты права.
Они услышали шаги из кухни и обернулись.
— Что вы здесь делаете? — спросил Джейк, прислонясь к дверной раме.
— Беседуем о противозачаточных таблетках, — ответила Сэмми. — Обо всем ведь надо побеспокоиться.
Он онемел. Изо всех сил стараясь сохранить непринужденность, выпрямился, засунул руки в карманы и стал пятиться назад.
— Я, пожалуй, пойду в гостиную.
— И я, пожалуй, с ним вместе, — поднялась Саманта. — Нужно его прикрыть, пока способность говорить к нему не вернется. — Она встала, погладила Элли по плечу в знак благодарности и вошла в дом.
Элли вынула из мешочка рубин и зажала между ладонями. Веселое настроение померкло. Нет, сказала она себе, это просто мое одиночество и депрессия, это просто моя болезненная натура. Мама, папа и я — мы не увидим, как вырастут их дети, мы не доживем. Что-то случится с нами.
Она отказывалась верить своим предчувствиям и тому, что говорил рубин.
Глава 19
Саманта стояла в вестибюле Хайвью перед большим зеркалом над мраморным столиком у входа, ожидая, когда экономка доложит о ней тете Александре.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

загрузка...