ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

У Сэмми упало сердце.
— Каким вторым дырочкам? — изумленно спросила Элли, дугой выгибая черную бровь. — Что-то не припоминаю, чтобы мы проходили по анатомии какие-то дополнительные дырочки.
— В ушах, для сережек. — Шарлотта, красная как рак, показала на две пары дешевых серебряных сережек, висевших у нее в ушах. — Она сказала, что много серег — это безвкусица. А мама так не считала, мама говорила, что у меня свой стиль.
— Шарлотта, — предостерегающе шепнула Сэмми. Доктор Рейнкроу откашлялся.
— Ну да, ну да. Только видишь ли, я определенно сомневаюсь, что Сэмми устроила этот побег ради того, чтобы сохранить твой стиль.
Шарлотта уставилась в пол и прикусила губу. Сэмми обняла ее покрепче.
— Какая разница, почему мы бежали, — резко заявила Саманта и посмотрела на Джейка. Он наконец остановился посреди комнаты, с болью глядя на нее. — Может быть, у меня просто сдали нервы, — теперь она обращалась исключительно к Джейку. — Может быть, я испугалась, что тете Александре удастся сломать меня и я стану совсем как она. Ты бы возненавидел меня тогда. — Джейк задумчиво покачал головой. Она отвела глаза. — И я выбрала такой способ — трусливо сбежать. Хотя меня воспитывали по-другому. Ведь папа погиб, когда ловил сбежавшего труса.
— Нет, не сходится, — покачал головой Джейк. — Как бы тебе ни было плохо, ты бы не сбежала, ты бы стала бороться. Я точно знаю, что вы сбежали из-за Шарлотты. Но почему?
— Да перестаньте же обо мне говорить, словно я недоделанный омлет! — закричала Шарлотта и затравленно посмотрела на сестру. — Да, во всем виновата я. Я подтвержу все, чего она требует. Но ты не можешь вернуться, ты ее ограбила, Сэмми.
Все, кроме Джейка, потрясенно уставились на Саманту. Миссис Рейнкроу просто застыла в столбняке.
— Что?! — Она требовательно посмотрела на Джейка. — Ты знал об этом?
— Нет, — вмешалась Сэмми.
— Да, — ответил он. Сэмми едва не упала. — Я знаю. Она взяла что-то из драгоценностей Александры, чтобы продать. Деньги на жизнь взять у вора не значит украсть.
— Согласна, — угрюмо сказала Элли.
Сэмми вытащила из кармана ожерелье с подвеской.
— Не думаю, что Александра отнесется к этому так же, как вы.
— Можно? — Миссис Рейнкроу протянула руку к ожерелью.
— Не трогай! — хором вскричали Элли и Джейк. Мать испуганно посмотрела на них, а они — друг на друга. Возникшую было неловкость отчасти объяснил Джейк.
— Все, принадлежавшее Александре, приносит несчастье, — чуть нахмурившись, сказал он и этим спас положение.
— В том числе и мы с Шарлоттой, — неожиданно добавила Сэмми.
Миссис Рейнкроу брезгливо взяла ожерелье.
— Побрякушка, достойная шлюхи, — поморщилась она. Все замолчали. Она бросила ожерелье на пол и вытерла ладони о джинсы. — Мы закопаем его во дворе, Александра, может быть, и знает, что вы его взяли, но доказать ничего не сможет.
Вдруг Элли подошла к Шарлотте и обеими руками взяла ее руку. Взгляд у нее сделался отрешенно-сосредоточенным. Шарлотта, словно загипнотизированная, не отрываясь, смотрела ей в глаза. Элли ладонью провела по правой руке Шарлотты, как бы вслушиваясь во что-то, глаза ее сузились, рот презрительно искривился. У Сэмми мурашки побежали по спине; она вспомнила, что говорил доктор Рейнкроу о необычайной интуиции своей дочери. Она стала вырывать руку Шарлотты из ладоней Элли.
— Ушибы, — сказала Элли. — Руки у тебя — то есть эта рука — до сих пор болит. И плечо тоже.
Шарлотта испуганно всхлипнула и отпрянула от нее.
— Я споткнулась о ковер и упала.
— Боюсь, что кто-то сбил тебя с ног. — Элли проницательно посмотрела на Шарлотту; та задрожала. Сэмми, не дыша, выжидала. Она очень хотела, чтобы сестра все рассказала, но ни за что не стала бы принуждать ее. Шарлотта в отчаянии повернулась к ней.
— Сэмми, что мне делать? — Голос ее дрожал. — Ты хочешь, чтобы я рассказала?
— Я тебе обещала молчать, — ответила Сэмми. — Решай сама.
— Я думаю, — сказала Элли, — ты кого-то боишься. Александры? Возможно, но она обычно добивается своего без драки. Оррина? Нет, он полагается на обаяние. А вот Тим… — Глаза ее блеснули. — Тим однажды чуть не вывихнул мне руку.
Это признание каким-то образом сломало защитную броню Шарлотты. Она робко взглянула на Сэмми.
— Расскажи ты, мне противно даже думать об этом. — Она сжалась и закрыла лицо руками.
С сердцем, колотящимся где-то у горла, Сэмми, ни на кого не глядя, коротко рассказала, что сделал Тим и как отреагировала на это Александра, когда узнала. Закончив, она посмотрела на Джейка, глазами прося у него прощения. Его лицо выражало гнев и печаль, как, впрочем, и остальные лица. Даже доктор Рейнкроу посуровел.
— Здесь есть основание для вмешательства закона, — сказал он. — Жестокое обращение с детьми.
Сара Рейнкроу, казалось, от возмущения потеряла дар речи.
— Мы обратимся к адвокату, — наконец вымолвила она после долгой паузы.
— Мне не нужен адвокат, — мрачно произнес Джейк. — Мне нужен Тим.
Сэмми вскочила с места и подбежала к нему.
— Вот! Именно этого я и боялась. Ну как вы не понимаете! — Вцепившись в рубашку Джейка, она оглянулась и обвела глазами всех остальных. — Я снова и снова перебирала варианты. Обратиться к властям? Так социальные службы вряд ли захотят обижать вице-губернатора и откажутся верить Шарлотте. А то еще чище — поверят и заберут ее в приют, или как там называются такие учреждения для подростков?
— Выходи за меня замуж, — сказал Джейк. — А Шарлотту мы удочерим.
Она с благодарностью нежно погладила пальцами ткань его рубашки, но печально сказала;
— Ничего не получится.
— Значит, мы скроемся и увезем с собой Шарлотту. — Изумленный вздох Сэмми слился с возгласами удивления всех остальных. — Я умею находить людей, сумею сделать и так, чтобы нас не нашли.
Слезы потекли по лицу Сэмми.
— Я не позволю тебе этого. Я не хочу, чтобы тебя обвинили в похищении. Потому что если нас поймают, тетя Александра выдвинет именно это обвинение.
Он взял ее за плечи.
— Нас никогда не поймают. Ты же не хочешь, чтобы Шарлотта возвращалась к Александре, и сейчас нет ничего важнее этого.
— А ты? Разве твоя судьба мне безразлична?
— Тогда выходи за меня замуж. Потому что потерять тебя — это единственное, чего я боюсь.
Саманта оказалась перед трудным выбором: безопасность Шарлотты — или безопасность Джейка. Верность Шарлотте — или верность Джейку. На ее лице отражалась мучительная внутренняя борьба, и Джейк, притянув Сэмми к себе, бережно заключил ее в объятия.
Вдруг к ним подбежапа плачущая Шарлотта. Сэмми потянулась к ней, но Шарлотта отскочила на шаг, безумными глазами глядя на всех.
— Меня тошнит. Где здесь ванная?
— По коридору налево, — сказала миссис Рейнкроу, хватаясь за голову.
— Пойдем, — сказала Саманта, высвобождаясь из объятий Джейка.
Прижимая руку ко рту, Шарлотта отчаянно замотала головой.
— Хоть одну вещь я могу сделать сама? — И она стремглав выбежала из комнаты.
Сэмми посмотрела, как она исчезла в ванной, захлопнув за собой дверь, и на нетвердых ногах вернулась к Джейку. Его присутствие, его объятия, его готовность пожертвовать ради нее всем кружили ей голову, жгли как огнем.
Незаконченный спор заставил помрачнеть лица родителей Джейка; Элли казалась спокойнее, хотя и не радостнее.
— Отговорите его, — сказала Сэмми. — Если бы я не любила его с детства, я сейчас думала бы только о себе и сестре. Но я люблю его, и я не хочу, чтобы сбылось пророчество миссис Большая Ветвь. Я не хочу разрушать вашу семью.
Пальцы Джейка на ее плече чуть сжались, — Клара к тебе приходила?
— Да. И сказала, что я принесу тебе несчастье. Сначала я не хотела верить ей, но потом поняла, что это правда. — Она посмотрела ему в лицо. — Мне достаточно того, что ты хотел поехать с нами. Я никогда этого не забуду.
— Послушай меня. Я никому не позволю вернуть тебя к Александре, и убежать от меня я тоже тебе не позволю. Я всегда тебя находил и всегда найду. Прости, но нас с тобой не разлучить, что бы ни говорила Клара.
Она издала нечленораздельный гортанный звук, в котором были гнев, и любовь, и внутренняя борьба.
Джейк снова притянул ее к себе и крепко обнял. Она закрыла глаза, стараясь что-нибудь придумать.
— Вам понадобятся деньги, — сказал доктор Рейнкроу.
Открыв рот от удивления, Сэмми посмотрела на него. Но он смотрел на миссис Рейнкроу, которая терла глаза тыльной стороной руки и, соглашаясь, кивала. Элли спокойно предложила:
— Давайте я сейчас съезжу в город и сниму деньги со своего счета. Сегодня я привезу пару сотен долларов, а в понедельник закрою счет в банке в Дареме. Если вы с мамой возьмете из городского банка слишком крупную сумму, пойдут разговоры. — Она повернулась к Джейку. — Позвони мне через несколько дней, и я вышлю тебе деньги.
Сэмми онемела. Его семья настолько любит его, что согласна принимать участие во всем этом, рискуя тем, что тетя Александра сотрет их с лица земли, если узнает.
— Нет, — еле слышно сказала она. — Пожалуйста, не надо…
— Я все устроила, — раздался вдруг голос Шарлотты. Никто не заметил, как она вернулась. Ее жалобное заплаканное личико светилось непонятной гордостью. Она обратилась к Джейку: — Я не представляла себе, насколько ты любишь мою сестру, а она тебя. Я не стану мешать вашему счастью. Ведь тетя Александра тебя убьет, и что тогда будет с Сэмми?
— Что ты сделала?! — едва дыша, спросила Саманта.
— Я соврала насчет ванны. В холле на столе стоит телефон, Сэмми. Я позвонила в департамент шерифа и сказала, где мы.
* * *
Джейку стало плохо. Ни разу еще на его памяти Александра не переступала порога дома Рейнкроу. Вмешательство Шарлотты, пусть и с самыми лучшими намерениями, не оставило им другого оружия, кроме слов, а в этой области он был не силен. Он все решил для себя просто — Сэмми и ее сестру выведут из этого дома только через его труп.
Он подошел к Сэмми, которая стояла, обнимая Шарлотту. Другой рукой Саманта обняла его за талию, и он почувствовал ее страх — она боялась, что он сразу сделает именно то, что он намеревался сделать.
Мама сунула золотое ожерелье в ящик столика у дивана, на котором стояла лампа. Джейк внезапно ощутил странное беспокойство Элли. Взгляд ее постоянно возвращался к столику, она положила на него руку. «Она чувствует что-то, — вдруг понял он, — что-то такое, чего я почувствовать не могу». Для всех остальных это был обычный жест, но он узнал этот ее сосредоточенный, углубленный взгляд — она вслушивалась, она искала ответ на какой-то вопрос.
— Разговор буду вести я, — еще раз предупредил отец, когда мама с неохотой пошла открывать дверь шерифу.
Александра и Сара холодно посмотрели друг на друга, и Александра, бледная, в роскошной длинной шубе, запорошенной снегом, вошла в гостиную.
— Воссоединение семейства, как это мило, — с кислой миной сказала она. — Как мило с вашей стороны пригласить и меня.
— Ты не принадлежишь к этому семейству и никогда не принадлежала, — заявила Сара тоном, не допускающим возражений.
— Пусть так. — Внимание Александры тут же переключилось на Сэмми и Шарлотту. — Мне не нужны ваши объяснения, — сказала она. — Я не могу себе простить, что недооценила то, как тяжело вы переживаете потерю матери. Я должна была понять, что мои попытки занять ее место — сколь бы искренни они ни были — невыносимы для вас. — Она повернулась к шерифу. — Видите ли, девочки, наверное, думают, что я велела вам доставить их ко мне. Но это дело семейное, это касается только меня и моих племянниц; мы просто немножко поговорим, а потом я сама отвезу их домой, в своей машине. Вы можете идти.
Шерифу явно полегчало. Покрутив широкополую шляпу в руках, он с благодарностью кивнул.
— Я думаю, миссис Ломакс, это не тот случай, где требуется вмешательство закона, — спокойно сказал он. — Я только лишь…
— Это тот самый случай, когда требуется именно вмешательство закона, — спокойно сказал Хью Рейнкроу. — Потому что здесь присутствует несовершеннолетняя, подвергшаяся в доме миссис Ломакс сексуальным домогательствам.
Шериф вытаращил глаза. Александра застыла и вцепилась в воротник своей шубы, испепеляя взглядом Шарлотту, которая хотя и дрожала крупной дрожью, но глаз не отводила.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

загрузка...