ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Мне нужен адвокат, который готов к долгой борьбе и который вытянет моего мужа, — сразу взяла она быка за рога. — Если вы не беретесь, скажите сразу. Я оплачу время, которое отняла у вас, и уйду.
— Боюсь, я не смогу сделать для него ничего впечатляющего, судя по тому, что мне известно об этом деле.
— Вы упрямы? — не отставала Саманта.
Чувствуя себя полным идиотом, Бен уткнулся в резюме. Но, в конце концов, он окончил Гарвард, он происходит из весьма старинной, богатой и трудолюбивой семьи юристов и ему смолоду внушили, что нужно браться за любую работу, какой бы незначительной она ни казалась.
Дочитав резюме, он произнес про себя: «Что ж, вперед».
Все это время она рассматривала его через стол.
— Сколько вам лет?
— Двадцать семь, — ответил он. Потом, сообразив, поднял бровь и усмехнулся. — Я вундеркинд. Мне уже говорили, что я похож на Ли Бейли в молодости.
— По-моему, скорей на Дастина Хоффмана. В «Выпускнике».
Это ему тоже не раз говорили.
— У меня волосы лучше, — мрачно уточнил он.
— Скажу вам честно…
— Спасибо, сыт вашей честностью по горло.
— Я хотела, — невозмутимо продолжала Саманта, — чтобы за это дело взялся ваш отец. Он известный адвокат и сделал много хорошего для индейцев. Джо Гантер сказал, что Абрахам Дрейфус берется или не берется за дела из принципиальных, а не из финансовых соображений. А вы?
Бен темпераментно взмахнул рукой, указывая на чучело окуня, висящее на стене.
— Ну, во мне тоже течет кровь Дрейфусов. Полагаю, какое-то количество порядочности я унаследовал.
— Вы верите, что мой муж невиновен? Потому что мне нужен адвокат, который на сто процентов на его стороне.
— Послушайте, моя задача — обеспечить ему хорошую грамотную защиту, а не написать рекомендацию в бойскауты.
— Пожалуй, это не подходит, — задумчиво произнесла Саманта.
— Я ведь с ним еще даже не разговаривал.
— Хорошо. Поговорите с ним. Но если вы ему не поверите, лучше не беритесь за это дело.
— Ладно, так и сделаю.
Она вдруг обмякла в кресле, словно невидимые нити, на которых она держалась, разом оборвались. Лицо резко побледнело, она поднесла невероятно тонкую, красивую руку ко рту.
— Поймите только одно, — слабым голосом сказала она. — Я не отступлю. Что бы ни случилось, я буду за него бороться. И от вас я хочу того же. — Она тяжело сглотнула. — Извините, где здесь ванная?
Бен нервно вскочил.
— В коридоре. Вторая дверь направо.
Прикрывая рот рукой, она пошла к двери. Бен как мог галантно сопровождал ее, тоскливо поглядывая на персидский ковер и от души надеясь, что ей удастся добраться до дамской комнаты, не причинив ущерба ковру. Ей это удалось. Бен с облегчением вздохнул и зашел в небольшой кабинет по соседству с его приемной. Помощница отца, которая работала с ним вместе со времен динозавров, выжидательно посмотрела на него из-за экрана компьютера.
— Рейнкроу, — пролаяла она. Ее манеры никогда не отличались мягкостью. — Что скажете?
— Вряд ли он убийца. Просто парню не повезло — сначала этот ужас с семьей. Потом он, видимо, слегка сдвинулся и погнался за одним негодяем, который несколько лет назад обманул мать его жены и оставил беднягу без гроша. Негодяй со страху сиганул с балкона. — Бен пожал плечами. — Черт побери, я люблю, когда мне бросают вызов. И папа хочет, чтобы я взялся за это дело.
— Без гонорара?
— Ну, нет. У меня дом, машина, женщины.
— Мерзавец!
Бен удивленно посмотрел на помощницу. Нет, при всей ее экстравагантности такого она заявить не могла. Она кивком указала на дверь.
— Познакомьтесь с сестрой Сэмми Рейнкроу. Шарлотта.
Бен медленно обернулся, жалея, что он не в суде, потому что в суде он автоматически удерживался от того, чтобы обижаться и обижать кого бы то ни было, если только это не входило в его намерения — в интересах защиты. На него крайне сердито смотрела младшая сестра Сэмми. Бен заинтересовался с первого взгляда. Она была ниже, круглее, моложе и, мягко говоря, сильно отличалась от сестры по части сдержанности. Вообще, само определение «младшая сестра» ей как-то не подходило. Лолита — вот что пришло ему в голову.
— Мерзавец, — с завидной последовательностью повторила она. — Тебя интересуют только деньги!
— Я, знаете ли, адвокат. На жизнь этим зарабатываю. Но, конечно, прошу прощения.
— Ладно, — презрительно сказала Шарлотта. — Где моя сестра?
— Здесь. — Вытирая лицо бумажной салфеткой, вошла Сэмми в тонком шерстяном пальто с туго набитой матерчатой сумкой на плече. Она с такой надеждой смотрела на Бена, что он почувствовал себя и вправду мерзавцем. — Когда вы встретитесь с моим мужем?
— Завтра. Я вам позвоню.
— Я буду в тюрьме. Я обычно сижу там в вестибюле до самого закрытия.
Этот образ — воплощение трагизма и преданности — навсегда остался в сознании Бена.
Лолита схватила свою более кроткую родственницу за руку и гневно ткнула пальцем в Бена.
— Он это делает только ради денег! Он сам так говорил, я слышала.
— Неправда, — сухо заметил Бен. — На самом деле я мазохист, мне просто нравится работать на людей, которые меня постоянно оскорбляют.
Глядя на сестру, Сэмми с укором покачала головой.
— Он адвокат, — сказала она так, словно это одновременно и извиняло его, и ставилось ему в вину. — Оночень хороший адвокат. Все остальное не имеет значения.
Она в последний раз посмотрела на Бена, устало, печально и тоскливо. Юная тигрица тоже, прищурясь, уставилась на него.
— Можете на меня рассчитывать, — сказал Бен им обеим.
Вдруг ему страстно захотелось довести это дело до счастливого финала, и неважно, сколько времени на это потребуется. Чтобы благородная Саманта Рейнкроу была довольна. Чтобы ее сестра не смотрела на него такими глазами.
* * *
Сэмми привели в ту же комнату для свиданий. Как только служитель закрыл за ней дверь, она бросилась к Джейку и стала покрывать поцелуями его лицо. На секунду он забылся, потерял голову от любви и отчаяния, целуя ее и чувствуя ее слезы на губах, — пока не уловил ее усилий скрыть присутствие Александры. Он отшатнулся и отстранил ее.
— Джейк?
— Ты взяла его у шерифа? — резко спросил он. — Ты сделала то, о чем я просил, — ты взяла рубин?
Она растерянно кивнула, обиженная, огорченная.
— Взяла. Мне отдали все твои веши. Но что…
— Тогда в чем дело? Ты не такая, как всегда.
— Я тебя не понимаю. Тебе не понравился Бен Дрейфус? Ты хочешь, чтобы я нашла другого адвоката?
Бен Дрейфус ему как раз понравился. На него явно можно было положиться. Джейк узнал о нем все, что нужно, коснувшись чернильной ручки с золотым пером, которую Бен положил рядом с собой на стол во время их первой короткой встречи. Эту ручку с гравированной надписью подарил Бену его дедушка на бар-мицва — на день его духовного совершеннолетия, в тринадцать лет. Бен до сих пор ее хранит и пользуется ею. Джейк все про него понял и совершенно успокоился на этот счет.
— У нас не хватит денег платить ему, если процесс затянется.
— Об этом не волнуйся. Я найду работу. Я…
— Ты что-то от меня скрываешь. Это связано с деньгами.
— Нет, нет. Джо Гантер обещал помочь. И другие тоже…
— Этого будет мало. — Он молча смотрел в ее испуганные глаза. — Ты попросила денег у Александры.
Она застыла. Он ясно видел, как в ней борются честность и чувство вины. Ему хотелось колотить кулаками о бетонную стену — Александра кружит над ней коршуном, а Саманта даже не понимает, чем ей это грозит.
— Нам нужны деньги, — наконец сказала она. — Я просто взяла у нее в долг. Я все ей верну. Она изменилась, Джейк. Она обещала оставить в покое Шарлотту.
— О господи. — Он вздрогнул. Да, пустые души изобретательны, так, кажется, говорила Клара. Александра не теряет времени. «Как только я ушел из твоей жизни, она тотчас проскользнула на мое место. И ты ей это позволила».
Сэмми умоляюще смотрела на него.
— Послушай, — сказала она, — процесс, несомненно, будет долгим, он продлится месяцы, а может быть, и годы. И если Бена я могу попросить подождать с оплатой, то остановить поток счетов — не в моих силах. Я не способна убедить налоговое управление повременить с налогами за Коув. И потому я должна поступиться гордостью и сделать все, чтобы помочь тебе и сохранить все, что тебе дорого.
— Что все?! Ничего нельзя брать у нее! Ничего! Нельзя и близко подходить! А… — Он безнадежно махнул рукой.
— Как ты не понимаешь! Я делаю это ради тебя. — Она жалко вздрогнула. — Ты ведь оказался здесь из-за меня.
«Заставь ее уйти. Теперь или никогда. Чем дальше она будет от тебя, тем для нее безопаснее. Неважно, что ты ее любишь. Нет никакого будущего, пока ты не покончишь с .Александрой, пока она не заплатит сполна за все, что сделала».
— Да, это так, — безжалостно ответил он. — Поэтому, ради бога, делай, что я говорю. Ты передо мной в долгу.
Чтобы сказать эти жестокие слова, ему потребовалась вся его воля.
Полными отчаяния глазами Сэмми смотрела на него. Кошмар становился беспросветным. Самые страшные страхи воплощались в реальность. Словно в трансе, она подошла к нему и потянулась его обнять, но он схватил ее за плечо и оттолкнул. Он смотрел на нее незнакомым тяжелым взглядом, как чужой.
— Ты поверил в пророчество, — пролепетала она. — В то, что я принесла тебе несчастье.
— Я погубил всю семью — потому что убедил себя в том, во что хотел верить, хотя и тогда знал истину, — медленно проговорил он. — Я сделал слишком много ошибок. Думаю, пора остановиться.
— Любовь ко мне — это ошибка? — со страхом, почти шепотом спросила она.
«Солги, солги для ее же блага!»
—Да.
Саманта тихо охнула, и этот звук был для него как нож в сердце. Он отступил еще на шаг, словно боялся, что решимость покинет его, если их не будет разделять достаточное расстояние.
Сэмми задохнулась, она ничего не понимала. Она не улавливала его странно изменившейся логики, ей было ясно только одно — теперь он почему-то считает, что его любовь к ней погубила всю его семью, включая и его самого.
В замке повернулся ключ, дверь этой клетки открылась, и тюремный служитель объявил, что их время истекло. Она слышала все как сквозь вату.
Время истекло. Время их ничем не омраченного доверия друг к другу истекло. Нет! Может быть, он не хочет любить ее. Но это не может все равно изменить очевидного. Он ее любит. И она не отступит.
— Чего ты от меня хочешь? — спросила она, удивляясь тому, как спокойно звучит ее голос.
Он не смотрел на нее. Этот мальчик, потом мужчина, который никогда от нее не отворачивался, сейчас стоял, отвернувшись, ссутулившись, словно преступник перед казнью.
— Возьми Шарлотту, — сказал он таким же, как у нее, фальшиво-спокойным голосом, — и уезжай как можно дальше, и чтобы Александра знать не знала, где вас искать. Она будет охотиться за вами, а я уже не смогу тебе помочь. — Он помолчал. — Береги рубин. Когда я отсюда выйду, он мне понадобится.
— Ты боишься, что он достанется Александре, вот и все. Что она захочет отнять у меня этот проклятый камень.
— Захочет. Она уж так извернется, что ты опять растаешь.
— Ты мне не веришь?
— Я больше никому не верю.
— Джейк!
— Обещай, что сохранишь рубин, больше мне от тебя ничего не нужно. Тебе это не трудно, а для меня важно. Больше ты ничего не сможешь для меня сделать.
Каждое его слово больно ранило душу, но Саманта упрямо вздохнула.
— Я тебя не брошу. Я сделаю для тебя все, что считаю нужным.
Он гневно повернулся к ней.
— Делай, что тебе говорят! Клара Большая Ветвь была права: мы не можем быть вместе. Ты приносишь несчастье. Уйди от меня!
— Время истекло, — повторил служитель. Сэмми в полном отчаянье кинулась к Джейку. Он отшвырнул ее.
— Оставь меня, черт возьми!
— Я никогда тебя не брошу! — в исступлении повторяла она.
— Бросишь. Я с тобой разведусь в конце концов. Эти слова привели ее в чувство, слезы высохли, лицо застыло
— Не разведешься, — грубо сказала она. — Кто же тогда сбережет твой драгоценный рубин?
Джейк молчал. Несмотря ни на что, в глубине души он был доволен. Он, пожалуй, правда разведется с ней — для вида, для посторонних.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

загрузка...