ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Больше я ничего не хочу.
Боль прошла.
Он ощутил в себе новую, спокойную силу, сел, потер в ладонях рубин и с облегчением вздохнул — чудо совершилось.
Его по-прежнему окружали темнота и туман, но теперь он знал, где искать Саманту.
* * *
Разбитый самолет, похоже, еле держался, готовый вот-вот рухнуть в пропасть. Сэмми застонала. Единственным спасением для нее были все более и более долгие периоды забытья. Когда она приходила в сознание, начиналась безмолвная внутренняя борьба — борьба с надеждой и стремлением выжить.
«На сей раз. Джейк тебя не найдет».
«Надо верить, что найдет».
«Не думай об этом. Ты поступила правильно. Именно этим все и должно было кончиться». Такой примерно диалог вела она сама с собою.
Она ничего не видела; все звуки казались зловеще громкими. Вой ветра, поскрипывание сосновых ветвей и тихий хрип дыхания Александры. Затуманенному сознанию Сэмми мерещилось огромное голодное чудовище, которое пристально следит за ней из своего логова.
Саманта надеялась только, что умрет раньше, чем кошмарное чудовище прикоснется к ней своим горячим дыханием.
Но оно приближалось. Сэмми попыталась поднять голову. У нее закружилась голова; сквозь звон в ушах она услышала, как под его огромными лапами похрустывают ветки.
Сейчас Александра съест ее живьем и ускользнет в туман, и значит, все жертвы напрасны. Значит, так и не удалось освободить от нее Джейка. Она беспомощно заплакала.
— Саманта. — Это был голос Джейка, хриплый и ликующий крик. Луч света скользнул по ее лицу. Она старалась поднять веки, но это было слишком тяжело. Вслед за лучом света она почувствовала на щеке ласковое прикосновение родной руки.
Порыв ветра опять качнул самолет.
— Поздно, — простонала она. — Уходи…
Ответа она не услышала — ее снова поглотило забытье. Свет померк. И его рука тоже исчезла.
Потом раздался металлический скрежет — Джейк открыл покореженную дверцу и бережно провел рукой по всему ее телу, а потом вложил что-то в ее левую ладонь. Почему-то сразу стало легче.
— Держи крепче, — сказал он ей.
Она сжала пальцы и не разжала даже тогда, когда вновь потеряла сознание.
Когда она очнулась, он медленно и осторожно освобождал ее ноги из-под искореженных обломков кабины.
— Я знаю, больно, — хрипло сказал он. — Потерпи еще чуть-чуть.
Что-то хрустнуло, сосновые ветки хлестнули ее по лицу — сук, на котором держалась кабина, сломался, кабина заскользила вниз, но остановилась, наткнувшись на что-то еще.
— Потерпи еще чуть-чуть, — повторил он. Ее голова упала к нему на грудь. — Прости, но сейчас будет очень больно. — Он обхватил ее обеими руками.
— Нет, — сказала Сэмми. — Она держит меня за руку.
Ледяной рукой Александра крепко сжимала ее запястье. Джейк застонал в гневном бессилии. Сэмми поняла, что, держа ее, он просто не может дотянуться до пальцев Александры.
— Не пущу, — слабо прошептала Александра, словно все ее силы сосредоточились на том, чтобы удерживать Саманту около себя.
Так, как было всегда. Александра всю жизнь боролась с Джейком, чтобы подчинить себе душу Саманты и властвовать безраздельно. Гнев ослепил Сэмми.
— Не смейте! Я не позволю утащить Джейка в пропасть.
— Я вернусь за вами, Александра, — насколько мог спокойно, сказал Джейк. — Отпустите ее. Клянусь, через две минуты я вернусь и вытащу вас.
«Она ведь убила всю твою семью, — подумала Сэмми. Слабый протестующий звук сорвался с ее губ. — Как ты не понимаешь? Она ведь убьет и тебя тоже».
Пальцы Александры сжались еще сильнее.
— Врешь, — еле слышно выдохнула Александра. — Ты не станешь… мне помогать. Мне никто… никогда… не помогал.
Самолет снова качнуло.
— Разожми руку, Саманта, — громко сказал Джейк. Сэмми бессознательно подчинилась. — Возьмите его, Александра. Если вы не верите, что я вернусь за вами, то за этим-то камнем я приду наверняка.
Сэмми попыталась удержать рубин, но не успела — Александра быстро схватила его. Джейк вытащил Сэмми из кабины. Она обмякла у него на руках, вновь потеряв сознание от боли. Он вскарабкался со своею ношей на несколько футов вверх и бережно уложил Саманту на землю.
Сэмми сквозь забытье ощутила, как он еще раз пробежал руками по ее телу, и услышала его короткое хриплое рыдание. Он обхватил руками ее лицо — бесконечно легко, ласково и нежно.
— Я люблю тебя, — сказал он. Она шевельнула губами, но он тихонько прижал к ним палец. — Я люблю тебя, — повторил он. — И Александре вовсе не обязательно умирать для этого. Я всегда тебя любил.
Он поднялся на ноги и опять пошел к обломкам самолета. Сэмми из последних сил позвала его назад, но он включил фонарь и нагнулся к кабине. Взгляд меркнущих голубых глаз Александры был устремлен прямо на него; ее бледное застывшее лицо казалось еще бледнее на фоне темной зелени сосновых веток, обрамлявших его.
— Ты пришел за камнем, — произнесла она угасающим голосом.
— Нет. Он не вернет мне ни мать, ни отца, ни сестру. Он уже послужил той цели, для которой предназначен. Он мне больше не нужен.
— Тогда зачем…
— Я больше не хочу, чтобы Саманта страдала. Я вытащу вас отсюда — но не ради вас, а ради Саманты. И ради себя. — Он начал обламывать тонкие ветки, подбираясь к той, что придавила Александру. Александра не сводила с него глаз, но ни страх, ни ненависть уже не имели власти над ним.
— Я… одна такая на свете… — хрипло выдохнула она. — Сейчас поймешь…
Джейк отвел ветки в сторону — все они были залиты кровью — и ахнул. Толстая ветка насквозь пробила тело Александры. Он с ужасом смотрел на нее. Она улыбнулась — последняя усмешка над ним, над всем миром, над собой.
— Моя судьба… терпеть…
Налетел порыв ветра, и крыша кабины накренилась. Беспомощно смотрел Джейк, как все глубже и глубже острый обломок впивается в нее. Дядя Уильям. Мама, папа, Элли. Что ж, он прошел свой путь до конца. Ему не в чем себя упрекнуть.
И он отпустил отведенные ветки.
Сэмми, плача, звала его.
— Иди к ней, — сказала Александра, гордо откинув голову. — Я умираю. И отдаю ее тебе.
— Вы не можете отдать то, что вам не принадлежит сквозь зубы сказал он, наклоняясь, чтобы отстегнуть пристяжной ремень. Она выругалась, ткнула кулаком в его ладони и оставила в них рубин, липкий от ее крови. Глаза ее злобно сверкнули.
— Он мой, — прошептала она, — потому что я готова за него умереть.
Самолет заскользил вниз, отбросив Джейка назад и расцарапав ему щеку какой-то острой торчащей железякой.
Он упал рядом с Самантой. Он, наконец, был свободен.
Та, у которой пустая душа, растворилась в ночи, канула в бездонную пропасть, чьим порождением она была.
Глава 34
— Куда это вы направляетесь, Боб Фримэн? — Шарлотта блокировала больничный коридор, как полузащитник на футбольном поле. В журналисте не было ничего угрожающего, но у нее уже сдавали нервы. Она не спала всю ночь, и утро уже близилось к полудню…
— Всего лишь несколько вопросов, — ответил он, глядя не на нее, а на Бена, лежавшего на каталке, которую предоставили в его распоряжение медсестры.
— Не ждите от меня помощи, — мрачно заявил Бен. — Я на посту, я охраняю дверь.
— Зачем мне снова говорить с вами, Фримэн? — поинтересовалась Шарлотта. — Я ведь даже не знаю, как вы воспользуетесь тем, что я наговорила вам вчера.
— Текстуально. Это понятно?
— Пожалуй.
— Как себя чувствует ваша сестра?
— Вы можете получить исчерпывающую информацию у врача.
— Да, но она скорее напоминает счет из прачечной. Перелом руки, перелом ноги, ссадины, ушибы. А что она почувствовала, когда ее муж спас ее?
— Она не удивилась. Джейк по-прежнему лучший поисковик штата. И если кто-то и мог найти обломки самолета, то в первую очередь он.
— Я бы сказал, у него замечательный талант.
— Я бы сказала, он прекрасно умеет читать карты. И никогда не отступает, — непреклонно уточнила Шарлотта.
— Может быть, все же вы оживите для меня сухие факты?
— Какие именно?
— Когда Джейк нашел самолет, ваша тетя была мертва, а ваша сестра пыталась выбраться.
— Ну, все так и было. Джейк завернул ее в одеяло и развел костер. А через несколько часов их нашла команда спасателей.
— Джейк сейчас с ней?
— Конечно. Он не отходит от нее ни на минуту. Из палаты вышел Джо.
— Они готовы.
— Пока, Боб. Пишите правду, больше ничего. — Шарлотта повернулась было к дверям палаты, но, передумав, остановилась и оглянулась на журналиста. — Подождите. Ладно. Пойдемте, увидите сами. И расскажете об этом людям. Только правду! Вы хотели что-то «оживить», так получайте. — И они с Джо вкатили Бена в палату.
Джейк сидел у постели Сэмми, держа ее за руку, свободную от гипса. Он выглядел ужасно. Она тоже. Но он не отпускал ее руки, и они нежно смотрели друг на друга. В углу на стуле сидела Клара Большая Ветвь. У окна стоял Хоук Дуп.
В изножии кровати ожидал священник. Шарлотта махнула журналисту рукой, чтобы он остался у двери. Боб и без того застыл на месте, широко раскрыв глаза от удивления.
И с благословения всех присутствующих Джейк и Сэмми поженились еще раз.
По палате витали ангелы и самые лучшие воспоминания.
* * *
К перилам веранды был привязан маленький коричневый мул. Маленький коричневый мул, запряженный в двухколесную повозку.
Подарок, мягко говоря, был неожиданный. Выглянув из окна машины, Саманта с улыбкой обратилась к Джейку:
— Пока я была в больнице, Бо очень изменился. Джейк улыбнулся — легкой довольной улыбкой, которая теперь часто играла у него на губах. Из-под крыльца вылез Бо собственной персоной, словно желая опровергнуть предположение Сэмми, что он превратился в мула. Саманта погладила его по огромной лобастой голове.
— Наконец-то я дома, — прошептала она. Джейк склонился над ней, и она погладила его по щеке. — Дома.
Он перенес ее на террасу и бережно усадил на ступеньки.
— А зачем нам карликовый мул и игрушечная тележка? — спросила она.
Он подошел к толстому, сонному животному и почесал его за ухом.
— Она уже совсем старушка. Им с Бо будет хорошо вместе. Помнишь, я рассказывал тебе о Грэди?
— А, тот пони, который в детстве был у вас с Элли? Как я могла забыть! Это просто легендарный пони.
— Легендарный. А это его дочь. Он, видишь ли, питал слабость к ослицам. Однажды одна ослица с фермы в Ковати нанесла визит в Коув. Когда мы поймали ее и отвели домой, она загадочно улыбалась.
— Это дитя их любви?
— Да. Я купил ее. — Он с нежностью посмотрел на Сэмми. — Я хочу, чтобы у наших детей было все, что было у нас с Элли. — И, помолчав, торжественно добавил: — Кроме укусов и оттоптанных пальцев.
Сэмми сквозь слезы посмотрела на него.
— Она действительно старая. Надо поторопиться с детьми. — Она смущенно отвела глаза. — А у меня все или растянуто, или вывихнуто, или ушиблено, или в гипсе.
— Ничего. У нас теперь есть время. Много времени. — Он нежно поцеловал ее. — Но запомни, это тело принадлежит не только тебе. Не повторяй больше таких вещей.
— Трудно поверить, что ее уже нет.
— Я понимаю. — Он пошел в дом через минуту вернулся с охапкой подушек; не говоря ни слова, разложил их в тележке и усадил в это мягкое гнездо Сэмми.
— Я повезу тебя на прогулку. Нам нужно кое-что сделать.
Они направились к Скале Знаков. Джейк вел мула в поводу, а когда тропа стала слишком крутой и узкой, то привязал его к дереву и понес Сэмми на руках. Она не представляла себе, зачем они пришли на эту широкую гладкую каменную площадку, покрытую древними письменами. Джейк осторожно усадил ее и сам сел рядом, взяв ее за руку. Они долго молчали.
— Когда я сказал ей, что камень мне больше не нужен, это была правда, — наконец сказал он. — Я нашел тебя. Это самое главное.
Сэмми зажмурилась и произнесла про себя короткую благодарственную молитву. Когда она открыла глаза, Джейк с любовью и беспокойством смотрел на нее.
— Он нам не нужен, — сказал ей Джейк. — Пусть он останется здесь.
— Ты хочешь просто оставить его здесь?
— Да, в этих горах, которым он принадлежит и принадлежал всегда. — Он вынул рубин из кармана джинсов. — Будет правильно, если мы сделаем это вместе.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

загрузка...