ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Сердито оглянувшись, она тотчас прикусила язык, словно из кустов может выскочить полиция. Кто знает, вдруг правила этого дорогого кондоминиума запрещают кричать, стоя в дверях, подобно базарной торговке. В этом курортном поселке на окраине Пандоры кричат, кажется, только в том случае, если учитель игры в гольф опаздывает на урок. Бен сердито смотрел на нее.
— Я забросил крючок. Теперь ты можешь играть вне линии поля. — Он в своих брюках цвета хаки и рубашке гольф отлично соответствовал окружающей обстановке. Честно говоря, он был безумно привлекателен. Стоя в дверях в плотно облегающих белых леггинсах и просторной футболке с эмблемой Кордон Блю, она на него едва ли не любовалась.
— Твоя семья в курсе, что ты расставляешь сети женщинам другой веры?
Он подошел к крыльцу и, закинув голову, полузакрыл глаза.
— В настоящий момент моего затянувшегося холостячества, — в своей обычной достойной манере ответил он, — династия Дрейфусов будет в экстазе, если в сеть попадет пусть даже палестинская террористка.
— Подожди минутку, я сейчас вытащу спецопределитель и прикину, не комплимент ли ты мне случайно отвесил. А что ты здесь делаешь?
— Я все вижу, я все знаю, — почти пропел он. — Сэмми сказала, что ты поехала сюда снять себе домик. Я тотчас сообразил, что ты решила создать базу, откуда и будет отныне извергаться твоя мудрость. И это решение привлекло мое внимание. Ха! Ты думала, что ускользнула от меня, да?
— Послушай, мне не требуется твоего разрешения, чтобы поселиться здесь, — блеснула она зубами.
— О, я очень рад, что ты здесь поселилась. Сбывается один из самых сладких моих кошмаров. Я просто хочу знать, что тебя на это подвигло? Чем ты руководствовалась?
— Желанием устроить себе небольшие каникулы. Сэмми не хочет, чтобы я оставалась в Коуве — она желает во что бы то ни стало остаться наедине с Джейком. И видит бог, я вовсе не намерена там торчать. Джейк разбил палатку на месте старого дома. Я думала, что самое страшное уже позади, но смотреть, как он снова и снова поворачивается спиной к моей сестре, — это выше моих сил.
— Мне тоже это не нравится, — согласился Бен. — Но, по крайней мере, они друг от друга на расстоянии выстрела.
— Ах, как близко. — Шарлотте было очень горько; вообще-то она не имела обыкновения ныть и жаловаться, тем более Бену. — Бен, позавчера он ее ударил, когда она пошла за ним! Неважно, что она нам сказала, — у нее синяк под глазом!
Бен вытаращил глаза.
— Нет, не может быть! Ты думаешь, твоя сестра способна лгать и скрывать такие вещи?
— Я думаю, она так отчаянно хочет убедить себя, что все еще его любит, что скоро вообще позволит ему вытирать о себя ноги.
— Он любит ее, — серьезно сказал Бен. — Поверь мужчине, который знает, что такое подавленные эмоции. Но ему нужно время, чтобы разобраться в себе и придумать, как жить дальше. Я не знаю, о чем он сейчас думает, но я десять лет наблюдал, как он страдает, и я не сомневаюсь, что сейчас он именно там, где ему нужно быть, — и там, где ему хочется быть.
— Ага! — взорвалась Шарлотта. — Один в палатке, на том месте, где погибли Сара, Хью и Элли. Бен, страшнее всего то, что он хочет зарыться в прошлое и Сэмми утащить туда же. Он ее наказывает за собственные грехи. Он хочет разбить ей сердце, потому что пострадал, защищая ее честь. Как будто она просила его сбрасывать с балкона этого мерзавца.
Она еще не договорила, а Бен уже качал головом и кривил рот, желая возразить.
— Ты просто не понимаешь, поверь мне. Неважно, что ты о нем думаешь. Важно только то, что Сэмми всеми своими десятью очаровательными коготками вцепилась в их будущее. И лучший способ помочь ей — это не мешать. Ты — самое живое и страстное существо в мире. Ты такая энергичная, и творческая, и безоглядно преданная. — Нахмурившись, Бен отвел глаза, словно собственные слова вызвали в нем волнение и беспокойство. Шарлотта почувствовала себя совершенно беззащитной. — Так что направь свои таланты на пользу делу, — закончил он сухо. —Не вставай на пути у своей сестры.
Шарлотта пристально посмотрела на него и взмахом руки показала на свою гостиную.
— Это будет отдушиной для нее. Это будет место куда она сможет прийти, если ей станет одиноко. А одиноко ей почти все время. Я на ее стороне. И я реалист. А ты только и делаешь, что укрепляешь в ней веру в то, чего уже давно не существует.
— Не думаю, что она будет искать утешения и совета у младшей сестры, у которой опыта в сердечных делах кот наплакал.
— У меня достаточный опыт, — заявила Шарлотта, вздергивая подбородок для пущей убедительности.
— Да? Сэмми как-то обмолвилась, что все твои победы — это доброе отношение к тебе пожилых мастеров соуса, которые уже не в том возрасте, чтобы шалить.
— Я предпочитаю мужчин достаточно взрослых, чтобы…
— Не представлять опасности, — закончил он. — Приятных. Мягких, как заварной крем.
Шарлотта повернулась с намерением войти в комнату и захлопнуть дверь перед его носом.
— Как я счастлива, что, несмотря на напряженный график работы, ты нашел время заскочить сюда и прочесть мне еще одну лекцию!
— Я же просто рыбку ловлю, — улыбнулся он.
— От всей души желаю упасть в бассейн с пираньями. — Она уже почти закрыла дверь, но тут к мощеному тротуару перед домом подъехала спортивная машина, а из нее высунулась управляющая курортом в белом костюме для тенниса и помахала Бену рукой.
— Извините, что заставила вас ждать, мистер Дрейфус. Вот ваши ключи.
С коротким достойным кивком Бен взял у нее ключи и, держа их гордо, как только что пойманную форель, повернулся к Шарлотте и победно улыбнулся.
— Здравствуйте, госпожа пиранья, — церемонно сказал он. — Я тоже устроил себе небольшие каникулы и снял домик. Я — ваш сосед.
* * *
Постукивание станка успокаивало Сэмми, ей был необходим этот четкий, размеренный ритм. Как хорошо снова оказаться дома, смести отовсюду пыль и паутину, врубить электричество, выстирать все занавески, покрывала, коврики и скатерти, чтобы исчез запах шариков от моли. Как хорошо снова работать на станке, который сделал для нее Джейк. Можно думать про себя, что она сплетает нити их судьбы.
Но с момента возвращения Джейка домой прошел уже целый месяц, и он показал лишь, насколько ветхи и непрочны эти нити. Они с Джейком жили как два отшельника в разных пещерах. Он явно не хотел ни уходить из Коува, ни показываться ей на глаза. Не поддается словам, как ей было больно показывать Бену список вещей, которые попросил купить Джейк, и в том числе палатку. Каждый раз, когда она думала о том, что он спит на том месте, где погибли его родители и сестра, мороз пробегал у нее по коже. Он предпочитает жить с призраками, но не с ней.
А если она до него дотронется, то он уйдет совсем. В этом она ничуть не сомневалась.
Услышав урчание мотора машины, она вскочила. Каждый день сюда приезжали Шарлотта с Беном. Шарлотта мрачно окапывалась на кухне, словно приготовление пищи было ее тяжким бременем. Бен с удочками и спиннингом уходил к Джейку, но, вернувшись, рассказывал только о том, какого размера форель сорвалась — или не сорвалась — у него с крючка на сей раз. Джейк позволял ему ловить рыбу в Сауки, вот он и ловил. Но сегодня приехали не они. Сегодня Саманта ждала совсем других гостей.
Она стянула с рук тонкие хлопчатобумажные перчатки, в которых работала на станке — заноз следовало избегать, — вытерла о джинсы вдруг вспотевшие ладони и помчалась на террасу.
Во двор въехал большой роскошный седан Джо Гантера. Увидев его полное добродушное лицо, Сэмми едва удержалась от слез. А рядом с ним из окна машины выглядывала Клара, ее длинные волосы стали совсем белыми, коричневое лицо сморщилось еще больше, но карие глаза остались яркими и живыми.
Джо вышел из машины и раскрыл объятия. Он по-прежнему одевался, как Рой Роджерс, уделяя большое внимание драгоценным камням, — сегодня он украсил себя короткой жилеткой, расшитой по вороту серебром и бирюзой, и, конечно, на каждом пальце сияло по перстню. Сэмми, чуть не плача, обняла его. Она не знала своих бабушек и дедушек — их заменили ей Клара и Джо Гантер.
— Ну, мисс Сэмми, — растроганно сказал Джо, отступая на шаг и повлажневшими глазами оглядывая ее с ног до головы, — ты привезла его домой, как я и ожидал.
Сэмми неловко откашлялась.
— На самом деле он не дома, — тихо сказала она. — Но по крайней мере поблизости.
— Я бы приехал раньше, если бы ты дала мне знать. И Клара тоже.
— Я знаю. Я хотела дать ему время, ну, прийти в себя… обжиться… Но, похоже, он решил обживаться там, — кивнула она в сторону леса. — Он поставил себе палатку и там живет.
— О, Сэмми, это ненадолго. Просто он должен проветрить легкие. Набрать в грудь свежего воздуха. Он должен вспомнить, как дышать.
— Надеюсь, вы с Кларой ему поможете.
Сэмми открыла дверцу с Клариной стороны, подошла вплотную и присела на корточки. Клара, большая и круглая, как гора, в свободной джинсовой рубашке поверх длинной цветастой юбки, взволнованно и серьезно посмотрела на Сэмми и погладила ее по волосам.
— Ты стала взрослой женщиной, — ласково сказала она. — Это тебе идет.
— Ах, Клара, я не чувствую себя взрослой, я чувствую себя старой. — Клара чуткими искусными пальцами прикоснулась к багровой ссадине у нее на скуле. — Это не он, — торопливо сказала Сэмми и оглянулась на Джо, который тоже обеспокоенно разглядывал ее лицо. — Тюрьма не превратила его в зверя.
Джо облегченно вздохнул.
— Это не к тебе он плохо относится. Он никогда не относился к тебе плохо, — тихо сказала Клара.
— Как бы мне хотелось поверить! Но если не меня, то чего же он боится?
— Той, у которой пустая душа, — шепнула Клара. И Сэмми прикусила язык. Господи, опять! Ну что на это возразишь? Она поднялась на ноги и предложила Кларе руку.
— Позвольте, я помогу вам выйти из машины.
— Не настолько уж я старая. — И Клара, проницательно посмотрев на нее, сползла с сиденья. — Ты еще не виделась со своей теткой?
— Нет. Но думаю, как-нибудь наши пути пересекутся.
— Ох, пересекутся.
— Посмотрите, кто идет, — почти шепотом сказал Джо.
Сэмми обернулась, и сердце ее судорожно забилось. Из лесу вышел Джейк. С того первого дня, когда они приехали домой, она так редко его видела. Долгие часы ожидания и мыслей о нем слились в один нескончаемый сон, а когда она хотела его слишком сильно — то просыпалась. Он никогда не приходил сюда к ней, но сейчас каким-то образом узнал, что приехали гости.
— На него больно смотреть, — прошептала Клара. — Он даже движется так, словно повсюду вокруг него решетки. Посмотри на него, Сэмми. Не позволяй ему забыть, что по другую сторону решетки — ты. Тогда он найдет выход.
Джо двинулся ему навстречу, протягивая руку для приветствия. Сэмми посмотрела на Джейка, и у нее упало сердце; выражение лица у него было такое напряженное, словно он тоже боится проснуться. Он медленно пожал руку Джо, и у старика слезы выступили на глазах. Другой рукой он неуклюже обнял Джейка, и тот застыл с дрожащей челюстью, пряча лицо. Джо разомкнул объятие, отступил на шаг и растроганно закашлялся.
— Ну-ка пусти меня, — пробормотала Клара и, подняв скрюченные руки, тяжело устремилась к Джейку. Джейк бросил короткий взгляд на Сэмми, и она могла бы поклясться, что в этом взгляде блеснула прежняя нежность. Но тут Клара добралась до него и обхватила его лицо руками.
Джейк был рад всему, что отвлекало его от непреодолимой тяги к Саманте. И в то же время чувствовал себя отчаянно счастливым, что нашелся предлог прийти в свой двор и побыть рядом с ней.
— Ты еще любишь свою жену? — прошептала Клара на чероки.
Джейк чуть заметно кивнул. Клара единственная из всех людей, кто его поймет.
— Всем сердцем. Я живу один, чтобы не обидеть ее тем, что должен сделать.
— Она нужна тебе. Ты не одолеешь ту, ненасытную, в одиночку.
— Я должен.
— Тогда я сяду к твоему костру, и ты расскажешь мне.
—Да.
Клара потрепала его по щекам, провела руками по плечам, пощупала руки.
— Сильный, — провозгласила она уже по-английски, через плечо кивая Саманте и Джо. — Кормили его хорошо.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

загрузка...