ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Сэмми, возьми словарь и найди в нем слово «веселье». — Миссис Тейлор открыла папку с надписью «Райдер С». — Летняя школа, тяжелая учебная нагрузка, в клубах по интересам не состоит, спортом не занимается. Это, знаешь ли, впечатляет. Пойми, тебе всего семнадцать лет.
— В январе будет восемнадцать, — сурово заметила Саманта.
— Ах, прости, я и не подумала, что тебе уже скоро на пенсию.
— У моей мамы сейчас не очень хорошо идут дела. Когда мы начинали, наш магазин был единственным в своем роде. Но за последние два года крупные компании открыли свои магазины, и в универмагах тоже стали продавать и минеральную воду, и йогурт… Боже мой, теперь к нам заходят молодые люди в костюмах-тройках и возмущаются, почему нет пяти разных сортов белого пшеничного хлеба!
— Яппи, — мрачно сказала миссис Тейлор. — Мир заполнили молодые профессионалы, которые голосуют за республиканцев.
— Ну, а нам гораздо больше дохода приносят старые хиппи.
Миссис Тейлор улыбнулась, но глаза у нее оставались озабоченными.
— Я слышала, по вечерам и по выходным ты работаешь в магазине тканей.
— Нам нужны деньги. Когда я сдам экзамены и смогу работать полный рабочий день, мы вздохнем свободно.
— Сэмми, неужели ты действительно хочешь сдать экзамены экстерном, на полгода раньше, чем все остальные? Неужели ты не хочешь вместе со всем выпускным классом пролентяйничать еще полгода?
— Я хочу зарабатывать деньги! И мне действительно неинтересна вся эта подростковая чепуха. Я — не стадное животное.
— Да? А какое?
Сэмми сложила руки на коленях.
— Скорее всего паук. Если бы мои пальцы могли сучить шелк, я сплела бы себе паутину. Сидела бы в середине, а всякие незваные гости запутывались бы в ней и съедались.
— Милая, если ты не будешь отдыхать больше, ты заснешь, не доплетя и половины.
Сэмми сжала кулачки.
— Я буду пить больше кофе.
— А колледж?
— Я не хочу тратить еще четыре года, я и так знаю, что я хочу делать.
— И что же?
— Зарабатывать деньги.
— У меня есть дня тебя новость, милая. Продавщицы магазинов тканей ездят на помятых старых машинах и покупают себе белье на дешевых распродажах.
— У меня будет собственный бизнес. Портьеры на заказ, ручное кружево. Мои вещи будут продаваться через оформителей интерьеров. О, у меня далеко идущие планы!
— А эти планы включают хоть пять минут на развлечения?
Сэмми бессознательно притронулась к груди, где под блузкой на цепочке висел ее рубин.
— Нет. — В коридоре зазвенел звонок, и Сэмми поднялась со стула. — Я очень тронута тем, что вы обо мне так беспокоитесь, миссис Тейлор, но поверьте, я сама могу позаботиться о себе.
— Хорошо, беседа окончена. Иди. — Но когда Сэмми поспешила к дверям, миссис Тейлор остановила ее вопросом: — Милая, а ты когда-нибудь принимала участие в ритуале под названием «свидание»?
— Хм-м. Нет. Должно быть, в словаре это слово неподалеку от слова «веселье»?
И Сэмми вышла из кабинета. На секунду у нее появилось искушение сказать, что она давным-давно считает себя замужней, просто чтобы посмотреть, как обалдеет миссис Тейлор, но она удержалась.
Сэмми не могла бы объяснить, почему она лелеет эту тайную, безнадежную мечту. И постоянно думает о том, что сказал Джейк, когда они виделись в последний раз три года назад.
* * *
Тетя Александра настояла, чтобы обед по случаю окончания Самантой школы проходил в небольшом зале загородного клуба Пандоры. А Сэмми думала только о том, что этот день она хотела бы отпраздновать с Джейком, а его нельзя пригласить в этот роскошный клуб — и вообще ни в одно из тех мест, что подвластны ее тете. «Но через месяц мне будет восемнадцать, — утешала она себя. — Я буду работать. Буду зарабатывать деньги. И не буду думать о том, что мама и Шарлотта зависят от тети Александры».
Но все это казалось невозможно далеким.
Скованная, напряженная, она сидела во главе сверкающего стола, в центре которого высилась рождественская композиция из зеленого остролиста с красными свечами, увитая золотой мишурой. Это украшение почти совсем загораживало от нее маму и Шарлотту — Сэмми видела только макушку сестры, склоненную над последним кусочком именинного торта «Амаретто». Сэмми подозревала, что Шарлотта пытается определить все составляющие торта, чтобы потом предаться собственным кулинарным экспериментам. Мама уже в начале вечера казалась усталой и подавленной. Красное бархатное платье, которое плотно облегало ее фигуру всего лишь год назад, сейчас висело на ней как бесформенная тряпка.
Сэмми согласилась на этот обед только ради мамы.
Оррин, высокий, величественный, с поседевшими висками, сидел рядом с Шарлоттой и улыбался, глядя, как та изучает торт. Тим, явно недовольный, что его заставляют проводить драгоценные часы рождественских каникул подобным образом, сгорбился над бокалом шампанского. Сэмми предпочла бы, чтобы он вовсе не приходил на этот обед, но, наверное, тетя Александра настояла. Тим был одет по всем правилам: костюм сшит на заказ, галстук заколот золотой булавкой. Надо сказать, что они годами не разговаривали друг с другом. Разве изредка Тим обращался к ней непременно с едким, саркастическим замечанием. Она поймала на себе его взгляд, полный почти неприкрытого презрения, и посмотрела на него в упор, твердо и спокойно. Он быстро отвел глаза.
Сидя справа от Сэмми, тетя Александра руководила застольем. На ней был изысканный костюм из золотой парчи, отделанный блестящим кантом, и ее любимое золотое ожерелье с тяжелой филигранной подвеской размером с орех пекана.
— Пора посмотреть подарки, — сказала тетя Александра, радостно потирая руки. Официант в белой куртке бесшумно убрал последние десертные тарелки. Шарлотта бросилась к угловому столику, на котором стояло несколько коробок, обернутых яркой бумагой и перевязанных разноцветными лентами, чтобы преподнести свой подарок первой.
Сэм открыла крошечную коробочку с плоским неровным бантиком.
— Какой чудесный наперсток! — вскричала она, широко улыбаясь Шарлотте.
— Я знаю, что у тебя много наперстков, но этот очень древний, и к тому же фарфоровый. Я выменяла его на три торта в антикварном магазине.
— Он совершенно замечательный!
— А теперь открой мамин подарок.
Сэмми с опаской посмотрела на большую тяжелую коробку, обернутую знакомой яркой бумагой, которую мама каждое Рождество покупала в магазине, торгующем исключительно бумагой вторичной переработки. Коробку украшали свежие сосновые веточки, привязанные красной шелковой лентой. Сэмми осторожно открыла коробку, втайне надеясь, что мама истратила на подарок не слишком много денег. В коробке лежал сверток мягкой белой материи.
— Кашемир! — восхищенно выдохнула Сэмми.
— Я знаю, сама ты никогда бы не купила, — сказала мама. — Сшей себе что-нибудь красивое.
Сэмми на секунду уткнулась лицом в неправдоподобно мягкую ткань и со слезами благодарности посмотрела на маму.
— Спасибо.
— Теперь мой, — провозгласила тетя Александра. — Всего лишь маленькая коробочка с золотистой ленточкой. А что это еще за коробка, кстати? От кого она?
Открывая подарок тети Алекс, Сэмми с любопытством поглядывала на оставшуюся коробку.
— Мистер Гантер принес ее утром в магазин, — объяснила мама. — А я спрятала, решила, пусть будет сюрприз.
Мистер Гантер! Сердце Сэмми забилось сильнее. Может быть, конечно, это просто подарок от мистера Гантера, а может быть, и нет. Стремясь поскорее открыть последний подарок, Сэмми машинально открыла коробочку тети Алекс. В ней лежали два ключа на золотом кольце с золотой овальной пластинкой, украшенной монограммой с ее инициалами.
— Машина! — вскричала Шарлотта. — Тетя Алекс и дядя Оррин дарят тебе машину!
Тетя Алекс встретила потрясенный взгляд Сэмми сияющей улыбкой.
— Серо-голубой «Мерседес»! — торжествующе сообщила она. — Он ждет тебя у дверей.
Сэмми опустила голову. Она не могла заставить себя даже дотронуться до этих ключей. «Тетя Алекс покупает меня», — горько подумала она. Подарок встревожил ее и еще по одной причине. Если тетя Алекс вот так бросается «Мерседесами», то, значит, у нее куда больше денег, чем Сэмми может себе представить. А деньги в руках тети Александры значат одно — власть. Власть неограниченную и безжалостную. «Что она сделает с Джейком, если узнает, что я люблю его?»
Едва взглянув на маму, Сэмми поняла, что та просто потрясена, но в то же время страдает от невыгодного сравнения кашемирового отреза со сверкающим новеньким «Мерседесом».
Сэмми встретилась глазами с Тимом. О, этот был в ярости. Сэмми вспомнила, что после того, как в семнадцать лет он разбил «Ягуар» тети Александры, она отказалась купить ему новую машину, и он до сих пор ездил в огромном, неуместно солидном «Линкольне», подаренном когда-то Оррину.
— В колледже ты всем вскружишь головы, — радовалась тетя Александра.
— Я не собираюсь поступать в колледж, — возразила Сэмми. — И потом, я хотела купить у мистера Гантера подержанный фургон, большой, чтобы можно было возить рулоны ткани.
Тетя Александра напряглась, сквозь искусно нанесенные румяна на ее щеках проступили красные пятна.
— Не будем портить праздник серьезными разговорами. Успеем еще все обсудить.
Шарлотта замахала руками, отчего ее длинные серьги зазвенели. В ярко-зеленом платьице почти до колен она напоминала падшего ангела.
— Через два года я получу права. Не отказывайся от «Мерседеса», Сэмми! Если ты не захочешь, на нем буду ездить я.
— Машина — это слишком щедро, — быстро перебила ее мама. — Я уверена, Сэмми оценила.
Повисло молчание. Все смотрели на Сэмми. Не выдержав умоляющего маминого взгляда, она с трудом выдавила из себя:
— Большое спасибо.
Тетя Александра откинулась на спинку стула, прищурившись и сжав губы, и дотронулась до золотой подвески.
— Никогда не соглашайся на меньшее, чем то, чего ты заслуживаешь, — сказала она. — Но я не вижу особой радости.
Сэмми ничего не ответила, и за столом воцарилась очередная пауза. Шарлотта принесла ей подарок от мистера Гантера. Это была узкая темно-голубая коробка, перевязанная ленточкой того же цвета. Сэмми изо всех сил старалась не показать своего волнения, заставляя руки не дрожать и двигаться без излишней торопливости.
Внутри, окутанный папиросной бумагой, лежал странный, тонкий, красивый обруч с туго натянутыми белыми шерстяными нитями, переплетенными таким образом, что больше всего это напоминало паутину.
В нее были вплетены маленькие яркие бусинки. С обруча свисали три длинных тонких кожаных ремешка, украшенные перьями.
У нее перехватило дыхание. Вынув обруч из коробки, она обнаружила под ним сложенный лист бумаги и развернула его. Значит, эти крупные, с нажимом, буквы и есть почерк Джейка?
— Что это у тебя такое? — удивленно спросил Оррин. — Похоже на индейский сувенир.
Саманта громко прочла чуть охрипшим голосом:
— «Это родилось в племени онеида на севере. Но с давних пор этим пользуются чероки».
— Что это? — спросила Шарлотта, печально поглаживая ключи от машины.
— Ловец снов, — Сэмми проглотила комок в горле и продолжала читать. — «Повесь его над кроватью, и он будет ловить добрые сны и не пропускать дурные. Голубая бусина — сапфировая. Это наши надежды. Зеленая — изумрудная, дарующая жизнь. Красная — рубиновая. Любовь и верность».
Это от Джейка! Внутри у нее потеплело — она сердцем почувствовала, что только он мог сделать такой подарок. Саманта поймала на себе пристальный взгляд тети Александры. Тетя Александра хмурилась.
— Можно мне взглянуть на записку?
Сэмми застыла. «Нет, — рвалось у нее с языка. — Нет, черт возьми!»
— Сэмми? — испуганно и просительно сказала мама.
И Сэмми медленно и неохотно протянула записку тете Алекс. Та осторожно, кончиками пальцев взяла записку, словно подозревая, что она вот-вот взорвется в ее руках, и с напряженным вниманием стала изучать. Уголок ее левого глаза слегка подергивался. Затем тетя вернула записку Сэмми, которая поспешно, почти резко, вырвала ее из рук Александры.
— Это ведь настоящие драгоценные камни, — странным голосом произнесла тетя Алекс. — Мне кажется, что это неприлично дорогой подарок, поскольку он исходит не от члена семьи.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

загрузка...