ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Не спешить, шаг за шагом…
— Я… просто хочу быть ближе к тебе. Я ведь твоя жена. Я Рейнкроу. Я принадлежу тебе. И принадлежу народу, что оставил знаки на этой скале. Я научилась говорить и писать на языке твоего народа. — Она склонилась над татуировкой и тихо заплакала. — «Притчи», — хрипло прочла она. — Здесь написано: «Притчи, глава тридцать первая, стих десятый». — Она обеими руками обхватила его татуированное предплечье. — Ты не забыл. Клара читала нам это в тот день, когда ты сделал мне предложение. Она благословила нас этими строками, и тогда мы верили, что все у нас будет хорошо. «Кто найдет добродетельную жену? — процитирована она. — Ибо цена ее выше рубинов».
Может быть, он не отдавал себе в этом отчета, но его рука тоже сжала ее запястье.
— И если ты по-прежнему веришь в это, то все остальное неважно. Я никогда не прощу себе того, что с тобой случилось, но не буду больше думать, что без меня тебе будет лучше. У нас многое впереди, нам есть к чему стремиться.
— Начнем с того, что ты отдашь мне рубин. Ты ошибаешься, если думаешь, что нас с тобой связывает только он. — Она с надеждой посмотрела на него. — Я в долгу перед тобой за то, что, пока меня не было, ты сберегла Коув.
Сэмми вздрогнула, как от пощечины.
— И всегда все упирается в этот проклятый камень, — тихо сказала она. — Я никогда не смогу этого понять. Но мой ответ прежний — нет.
И было кое-что еще, в чем она не сознавалась даже себе. Она ни за что бы не признала вслух существования каких-то там мистических сил. Но подспудно ее мучила мысль об этом.
Этот камень — единственная вещь, которая снова может вызвать вражду между ними и Александрой. Значит, камень должен исчезнуть.
Если отдать Джейку камень, то он, возможно, не уйдет — но только потому, что он перед ней в долгу. Если держать камень у себя, то он не уйдет, потому что не сможет уйти от камня. И так и так плохо. Разумеется, Ачександра не виновата в гибели его семьи, хотя — Сэмми была уверена — отнюдь не скорбела по поводу этой трагедии. И к Малькольму Друри она, конечно, не имела отношения.
Но Александра может снова раздуть прошлое, а Джейк и так уже слишком много страдал. И страх, что ее кровная родственница послужит причиной нового горя для Джейка, пересиливал все остальные чувства.
Он медленно отнял свою руку — она не удерживала — и легко-легко, словно желая снять боль, провел пальцами по ее расцарапанной щеке, отчего сердце у нее едва не остановилось. Но как только она снова коснулась его руки, он почти отскочил назад, и в глазах у него не было никакой нежности.
— У тебя свои условия, у меня свои. Поверь, если ты нарушишь мое условие, все будет кончено сразу, второй попытки не будет. Я от тебя уйду, не оглянувшись.
Все еще под обаянием его короткой ласки, она слабо кивнула.
— Какое условие?
— Не дотрагивайся до меня. Ни в коем случае. Мгновение он смотрел на нее, чтобы убедиться, что до нее дошло. О, до нее дошло! Причем настолько мощно, что она вспомнила ощущение немоты — когда ты заперт внутри себя и общаешься только при помощи рук.
А теперь он и в этом ей отказал.
* * *
Александра была не одна — а значит, с отработанным обаянием соответствовала ситуации. Она разумно придерживалась традиционного образа жены политика — улыбка, гостеприимство, неустанная пропаганда успехов мужа. Сама всегда на заднем плане, но при этом от нее зависело столько, что широкая общественность даже и представить себе не могла. Именно она проложила дорогу в волшебную страну Оз. Оррин стал губернатором именно благодаря ее закулисной деятельности. А Тим, ну, Тим, конечно, сильно мешап ей, но манипулировать им было легко.
Она умела управляться и с ребятами из штаб-квартиры партии. Пухлощекий, с рыскающими глазами мужичок, который сидел рядом с ней, был впечатлен.
— И как давно вы водите самолет? — спросил он ее под шум двигателя.
— Уже год. Я поставила себе цель — к своему пятидесятилетию получить лицензию. И получила. — Александра искусно выровняла маленький двухместный самолет. — Посмотрите направо. Вы видите Пандору с высоты птичьего полета.
— Губернатор так гордится вами. Он говорит, что вы — его вдохновительница.
Александра улыбнулась.
— Херб, я всегда говорила, что мы идеальная пара. И это не пустые слова. В нашем шкафу нет никаких скелетов. Пожалуй, партии не найти более подходящей пары для, ну, назовем это особой миссией. — И она бросила на Херба кокетливый взгляд.
Старый кот смотрел на нее, размышляя и прикидывая.
— Вы понимаете, нам не доставляет никакого удовольствия копаться в грязном белье. Мы просто хотим полностью обезопасить себя от неприятных сюрпризов. Сами знаете, средства массовой информации испытывают нездоровое пристрастие к раскапыванию всякого рода сплетен.
Александра засмеялась.
— Удивительно, как некоторые достойные слуги народа боятся пристального взгляда. Но мы с Оррином выдержим, уверяю вас. Я не поставлю партию под удар, Херб. — И, не дав ему времени ответить, перехватила инициативу. За время полета она хотела расставить все точки над «i» и завоевать полное его доверие. — Ваши люди уже спрашивали меня о сыне, и я скажу вам, что я ответила. Он много и хорошо работает в качестве сенатора штата, он прям и честен, он прет напролом, и он умеет добиваться своего, конечно, создавая себе врагов. Как каждый хороший законодатель. Ему завидуют — но, в конце концов, он Вандервеер, а это имя вызывает в Северной Каролине большое уважение.
— Александра, я не…
— Я знаю, что их настораживает — все эти сенсационные домыслы насчет его уха. Что ж, людям, как правило, правда кажется скучной. А состоит она в том, что десять лет назад на автомобильной стоянке на него напали два вора, завязалась драка. В итоге они убежали, и полиция не смогла их найти. Насколько я понимаю, ухо Тима — это их единственный трофей в той битве. Сейчас Тим носит длинные волосы, так что вообще ничего не заметно.
— Александра, умоляю, я не интересуюсь…
— А что касается его неудачной женитьбы, ну, что ж, бывает. Брак по страстной любви сказался ошибкой. Его жена — прелестная молодая женщина из хорошей семьи, но она совершенно не представляла себе, насколько самоотверженной приходится быть жене политика. Не всякая женщина способна отказаться от собственных амбиций в пользу мужа. — Александра вздохнула. — Двух глав в семье политика быть не может. — Еще раз тяжело вздохнув, Александра быстро добавила: — Сердце Тима было разбито, но он извлек хороший урок из этой истории. Во второй раз он женится удачнее. И если уж говорить совсем откровенно, то Тим ни разу не позволил — и не позволит впредь — никаким журналистам застукать себя с расстегнутыми штанами.
Херб смущенно закашлялся. Александра мысленно поздравила себя с победой. Такой тип людей требует четко отмеренной дозы грубой откровенности.
— Мы почти прилетели, — радостно сказала она, показывая вниз, на тонкую линию взлетно-посадочной полосы, перечеркнувшую горное плато. Под лучами солнца блестели крыши нескольких ангаров; с полосы взлетел маленький частный самолет. — Не помню, говорила я или нет — здесь вообще не было аэропорта ближе, чем в Эшвилле, пока мы с Оррином не построили этот. В сезон у нас здесь собирается очень изысканное общество. Еще вопросы будут или я успокоила вас насчет моего неуемного сына?
Он молчал, пощипывая заутюженные складки на брюках. Она забеспокоилась.
— Александра, я прилетел сюда не для того, чтобы расспрашивать о Тиме. Я хочу спросить о ваших племянницах.
От удивления она отвлеклась, и самолет закачало воздушной волной.
— Мои племянницы? Не слишком ли они далеко от основного ствола фамильного древа?
— Боюсь, что не в нашей ситуации. — Он помолчал. — Насколько я понимаю, они покинули ваш дом еще тогда, когда младшая была несовершеннолетней и вы были ее законной опекуншей. Дело темное. Старшая, кажется, вышла замуж за вашего племянника, и ее муж сейчас в тюрьме по обвинению в непреднамеренном убийстве.
— Боже мой, Херб, послушать вас, так у меня здесь просто тайный заповедник инцестуальных парочек. Моя старшая племянница вышла замуж за племянника моего первого мужа. Они не связаны никаким кровным родством.
— Разумеется, я это знаю. Но…
— Разумеется, я принимала попытки отговорить ее. Он был несколько неотесан — на четверть индеец, что, я думаю, и придавало ему необычайную привлекательность в глазах моей взбалмошной племянницы. Я понимала, что это ошибка, я понимала, что этот брак не будет удачным, но что я могла поделать? Саманте уже исполнилось восемнадцать лет, я уже не могла ей просто запретить. Я ее умоляла, я предлагала ей альтернативы. Но она все-таки вышла замуж за этого мальчика, а младшая сестра не хотела с ней расставаться. Я была поставлена перед выбором: или позволить девочкам жить вместе, или запереть младшую, как непослушное животное.
— И чем все это закончилось?
— Пожаром. Почти вся семья погибла. Муж Саманты потерял остатки разума и тут же связался с каким-то подонком, замешанным в дело о перевозке наркотиков. Он убил этого человека. Мы с Оррином, разумеется, были полны решимости снова взять племянниц под крыло, но они исчезли. Мы нанимали детективов, чтобы найти их, но безуспешно. И то, что я потеряла с ними контакт, — одна из самых больших моих печалей.
Александра сочла объяснение достаточным и правдоподобным.
— Ваша племянница развелась с мужем?
— Все эти годы, слава богу, она с ним не встречалась — это я знаю точно. Он до сих пор в тюрьме. Не думаю, чтобы она его ждала. Она была так молода. Когда он угодил в тюрьму, они были женаты меньше года.
Александре стало плохо, ладони вспотели. В страшном сне не приснится — давно исчезнувших и забытых Джейка и Сэмми снова вытащили на свет божий. Вечная угроза тщательно отлакированной легенде о ее семье.
— Херб, — заметила она как бы между делом, — вы хотите сказать, что у партии есть какие-то сомнения насчет Оррина из-за этой старой глупой истории с моими племянницами?
— Нам нужны святые, Александра! В наше время нужно быть именно святым, чтобы держать в узде политических волков.
— Ну так набросайте сценарий наилучшего разрешения проблемы.
— Любящая тетушка с распростертыми объятиями встречает дочерей своей единственной сестры, которые, преодолев заблуждения юности, возвращаются под ее крыло. И никаких зятьев в тюрьме. Публика сочувственно отнесется к ее скоропалительному браку — но она должна с ним развестись.
— Если вы этого хотите, то вы это получите. Александра рада была закончить этот разговор.
Она совершенно не представляла себе, где искать Саманту и Шарлотту, но была уверена, что придумает что-нибудь. Что же касается Джейка — она успешно расправилась с ним тогда и найдет способ расправиться снова. Она плавно посадила самолет на гладкую полосу, он пробежал несколько десятков метров и остановился точно около ее лимузина.
К ним поспешила Барбара, как всегда элегантная и деловитая, только глаза на улыбающемся темнокожем лице выдавали ее беспокойство.
— Это моя давняя личная помощница, — представила Александра и со значением посмотрела на него. Племянницы, может, и подкачали, но зато секретарша — воплощение политкорректности.
Шофер, подхватив багаж, повел Херба к лимузину, а Александра отвела Барбару в сторонку.
— Что случилось? Говори быстрей, пока этот любопытный тролль не заметил, что мы с тобой шепчемся.
— Сегодня Джейк Рейнкроу освобожден из тюрьмы, — мрачно сообщила Барбара.
— Как? Почему?
— Что-то вроде досрочного освобождения за безупречное поведение.
— О господи, — едва слышно сказала Александра. — Впрочем, все к лучшему. Дай мне подумать…
— Миссис Ломакс, дальше — хуже.
Что ? — широко раскрыла глаза Александра.
— Саманта тоже вернулась.
— И? — Александра схватилась рукой за горло.
— Они вместе в Коуве.
Глава 26
— Ты за мной следишь? Вот, значит, как развлекаются адвокаты! — разнесся по двору усталый и раздраженный голос Шарлотты. Бен закрыл дверцу сделанного на заказ джипа и неторопливо направился к ней, лениво переступая ухоженные рядки ярко цветущих азалий.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

загрузка...