ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Мне об этом ничего не известно, — сказал Роуз. — В большинство грузовых отсеков вход был воспрещен.
— Наверное, нет. Если б и были, их придержали бы до конца недели. Никаких новых инициатив до конца сезона. То, что попадает в город, блокируется.
— Если новичок так опасен, то почему же я все еще не при деле? Почему только Уорвик ко мне подъезжал?
— Потому что ты не имеешь послужного списка. Большинство клубов, наверное, сочли тебя призраком. — Роуз посмотрел на нее. — Только отчаявшиеся менеджеры могли обратиться к тебе, например, Уорвик.
— А если бы я приехал месяц назад?
— Никаких проблем.
Роуз хлопнул по столу так, что тот закачался. Джерил, поймав бутылку, спасла свое пиво.
— Извини, — сказал он. — А на следующей неделе, когда матчи закончатся, я смогу раздобыть боевого робота?
— Возможно, но не уверена. Большинство клубов сбросили тебя со счетов, как богатого бездельника или как человека, который может причинить неприятности. Вот и выходит, что техник продаст тебе машину только в том случае, если захочет позлить клубы или если выгода столь велика, что ему станет жалко упускать такой случай. Пока главные клубы не выяснят, кто ты такой и какие осложнения можешь вызвать, тебе не на что особо надеяться.
— Я же для них — никто. Почему они хотят сделать мою жизнь невыносимой?
— Хотят, потому что могут. Ты, конечно, добудешь робота. Только надо немного подождать. Через два-три месяца владельцы клубов забудут про тебя.
Роуз так и зарычал, в сердцах стукнув кулаком по столу.
— Я улетаю через десять дней.
— Только без робота.
Роузу не хотелось этому верить, но, поразмыслив о событиях последних дней, он решил, что Джерил права. Мало кто из местных станет разговаривать с ним, разве что какой-нибудь бедолага, влипнувший в пренеприятную историю. «Пеликан» — единственное место в городе, где он пользуется гостеприимством, да и то благодаря Диллону. Должно быть, есть способ раздобыть боевого робота, но он не может ничего придумать. Джереми молча вертел в руках свою пустую бутылку, пока не вспомнил о собеседнице. Тут он посмотрел на Джерил, которая углубилась в события на главном экране. Роуз проследил за ее взглядом и увидел, что «Сталкер» и «Банши» наконец-то заметили друг друга.
Оранжевый с серым «Сталкер» выпустил весь свой заряд ракет. Черный «Банши», казалось, удивленный подобной встречей, запустил обе установки ПИИ, но поток вбздуха от ракет и внезапность вражеской атаки заставили его промахнуться. Когда дым развеялся, Роуз увидел, каким хорошим стрелком был водитель «Сталкера». Все четыре ракеты попали в цель — прямо по торсу «Банши», сместив броню и угрожая беззащитному внутреннему устройству боевого робота.
«Банши» пытался отойти за угол, но «Сталкер» продолжал атаковать. Роузу захотелось узнать, где они сражаются. Комментатор практически орал ему в ухо, но громкость звука не способствовала лучшему пониманию. Джерил напряженно следила за боем, хотя во взгляде ее и не чувствовалось той кровожадности, которая овладела всеми зрителями в «Пеликане».
Роуз снова посмотрел на экран. «Сталкер» приближался к «Банши». Тот выстрелил в него ракетами из установки, вмонтированной в плечо, но они рассыпались вдоль левой ноги противника. В ответ «Сталкер» направил большой лазер прямо в поврежденный торс врага, расплавив сталь и вызвав внутри робота серию слабых взрывов.
Роуз понимал, что исход сражения предрешен, но «Банши» продолжал сражаться, а «Сталкер» — наступать на него. Зрители интуитивно придвинулись ближе к экрану, предчувствуя приближающееся убийство, поскольку «Банши» не прекратил бой.
Отступив назад, «Банши» выстрелил из пары вмонтированных на груди средних лазеров и одной из своих ПИИ-установок. Роуз увидел, что водитель пытается использовать и винтовку Гаусса, но хозяин «Сталкера» все время держался справа от своего человекоподобного врага, предпочитая принять на себя огонь лазера и ПИИ-установки. «Банши» распалялся все больше. Его водитель снова низко прицелился, и ему удалось задеть, но не повредить мощные ноги «Сталкера», приближавшегося к почти обездвиженному «Банши». Роуз отвернулся, медленно и печально, понимая, что вскоре должно произойти.
«Сталкер» продолжал вести огонь из лазеров среднего калибра, схватившись с «Банши» врукопашную и направив бронированное сопло в разбитый торс врага. Он оторвал «Банши» от земли, и тот сложился над своим противником. Сила удара несколько замедлила движения «Сталкера». «Банши» распрямился и отскочил назад. Оставшаяся установка ПИИ стреляла вслепую, и заряды летели низкой красивой дугой.
Пока «Сталкер» вновь обретал самоконтроль, «Банши» упал на бок, а затем перевернулся на спину, ударившись головой о железобетонный пол. Искры сыпались вдоль спины упавшего робота. «Сталкер» восстановил равновесие, оперевшись о ближайшую стену. Хоть он и пробил ее насквозь, но устоять на ногах ему удалось. Покачиваясь, боевой робот приблизился к поверженному врагу.
Взглянув на Джерил, Роуз случайно заметил человека, притаившегося в нескольких шагах от нее. Опустив голову, расставив ноги, он стоял у одной из пожарных дверей. Роуз с секунду смотрел на незнакомца, вспоминая, кто он такой. Джерил не видела этого человека, стоявшего со стороны ее залепленного пластырем глаза, она не видела и того, что Роуз смотрит мимо нее. Она продолжала следить за боем.
Когда узнанный им человек поднял голову и Роуз встретился с ним взглядом, брошенным сквозь толпу людей, загипнотизированных зрелищем, Скоггинс вытащил гирореактивный пистолет и прицелился в направлении их стола. Не успел Роуз перегнуться через стол, как пуля попала в голову Джерил. Разлетевшиеся в разные стороны брызги крови, мозга и обломки костей ослепили Роуза. Убийца бросился к дверям и скрылся в ночи.
IX
Солярис-Сити, Солярис 4 августа 3054 года
После выстрела прошло шесть часов. В «Пеликане» было тихо и пусто; здесь остались лишь Роуз, Диллон и лейтенант Вьетс из полицейского департамента Объединенного Содружества. Диллон рассказывал то немногое, что он знал о столь короткой жизни Джерил, Роуз сидел на своем ставшем привычном месте и молча потягивал «Коннерз» — первую бутылку после выстрела. С плохо скрытым презрением Роуз наблюдал за работой женщины-полицейского. Это была красивая женщина, может быть, несколько низкорослая на его вкус, но он уже давно научился судить о женщинах не по степени их привлекательности.
При других обстоятельствах на него могли бы произвести впечатление нежные черты ее лица и атлетически сложенное тело, но сейчас он видел в ней только офицера полиции. Офицера, к которому он относился с пренебрежением. Офицера, который за истекшие шесть часов не предпринял ничего стоящего и лишь задавал одни и те же вопросы.
После происшедших событий Роуз оцепенел и впал в прострацию. Джереми не раз видел смерть в ее самых отвратительных формах, но никогда не наблюдал работу убийцы так близко. Соприкосновение с ней его потрясло. Люди вокруг смеялись и развлекались. Люди не должны умирать так, как умерла Джерил. Смерть должна приходить либо на поле брани, либо в результате несчастного случая, либо в постели.
Ситуация начинала действовать ему на нервы, но вскоре профессионализм, жизненный опыт и чувство ответственности помогли Джереми взять себя в руки. Джерил была воином. Да, она не походила на прочих его знакомых, но ведь все, что он пережил на Солярисе, было не похоже на то, с чем он сталкивался раньше. Жизнь в Ком-Гвардии была куда проще. «Догма и долг» — так формулировали свой главный принцип его друзья по оружию. Два "Д".
Лейтенант Вьетс допрашивала Роуза около часа. Видимо, она узнала немного или ей не понравилось то, что она узнала, потому что вскоре женщина-полицейский приказала закрыть бар и отправиться всем по домам. Пока она выгоняла посетителей, Диллон стонал, как раненый зверь. Он бормотал что-то насчет неполученной прибыли, а на губах его застыла потерянная улыбка. Когда допрос был окончен, Роуз вернулся к стойке, чтобы собраться с мыслями. Большинство полицейских ушло через несколько часов, предварительно группами по двое и по трое посновав по залу, входя и выходя, собирая улики— занимаясь всем тем, чем полиция занимается на месте преступления.
Роуз наблюдал за происходящим со сдержанным интересом. Он сделал новый шаг — и снова тупик, только на сей раз ничего нельзя поделать, он мог лишь наблюдать за тем, как женщина, пытавшаяся ему помочь, была хладнокровно застрелена. Он подумал было, что в этом убийстве есть доля его вины, но скоро оставил такую мысль. Джереми сомневался в том, чтобы Уорвик или еще кто-нибудь стал убивать Джерил ради того, чтобы отомстить ему. Очевидно, Джерил стала мишенью Скоггинса из-за того, что сделала или, наоборот, не сделала нечто такое, о чем Роуз не мог и предположить.
Роуз посмотрел в полупустую бутылку «Коннерз» и взболтал содержимое. Пиво уже давно перестало пениться и теперь вяло кружилось в маленьком водовороте. Не в первый раз Роуз видел смерть, но ведь хладнокровное убийство — это совсем не похоже на смерть на поле боя.
Он снова посмотрел на Вьетс и Диллона, которые спокойно разговаривали за стойкой. Роузу показалось, что они хорошо знают друг друга, по крайней мере с профессиональной стороны. Во всяком случае, Диллон относился к ней с гораздо большей предупредительностью, чем Роуз, который отвечал на ее вопросы полтора часа назад.
Роуз дунул в бутылку, проклиная про себя Солярис, Уорвика, лейтенанта Вьетс, кланы и вообще все, что приходило ему на ум. Как может функционировать общество, имеющее пять независимых, наделенных равными правами правительств? Как могут эти правительства позволять убийце спокойно разгуливать по улице? Как они смогут привлечь виновника к ответу, когда каждый сектор города имеет свою самостоятельную полицию? И как может Вьетс сидеть здесь, когда он, Роуз, безошибочно узнал в убийце Скоггинса? Он выкрикнул этот вопрос ей в лицо своим командирским голосом.
На фоне его враждебности вежливость лейтенанта казалась удивительной. Очевидно, Вьетс решила, что он в конце концов только случайный посетитель, не имеющий отношения ни к жертве, ни к подозреваемому.
«Конечно же, мы воспользуемся вашими сведениями, — сказала ему лейтенант, вежливо улыбаясь. — Но я не уверена, что из этого что-нибудь выйдет. Мистер Скоггинс — подданный Ляо, а значит, находится сейчас в здравии и безопасности где-нибудь в Катэе».
Роуз одним глотком допил пиво, а затем снова посмотрел на Вьетс и Диллона. которые разговаривали шепотом.
В нем все кипело, душу переполняли разочарование от неудачных поисков боевого робота, усталость от сорокавосьмичасового бодрствования и вот теперь — смерть Джерил. Даже такой выдержанный человек, как Роуз, не мог вынести подобного напряжения.
— Итак, лейтенант Вьетс, — горько сказал он. — я думаю, что все идет к тому, что вы продефилируете в отделение и напишете рапорт. Потом вы перекусите, может быть, в компании какого-нибудь молодого поклонника и отправитесь домой. И весь сегодняшний инцидент исчерпан?
Вьетс, сжав губы, сурово посмотрела на Роуза. Суставы пальцев на ее кулаке побелели, она неторопливо отвернулась от Диллона, а Роуз продолжал издеваться:
— Все вы, олухи с недоразвитым подбородком и впалой грудью, друг друга стоите. В этой бутылке больше мозгов!
— О, значит, мудрый повелитель боевых экипажей желает продемонстрировать мне, несчастному олуху, как вести полицейское расследование. Что же, мудрец, растолкуй поскорее, как мне следует действовать.
Вьетс усмехнулась. Роуз ожидал вспышки гнева, но не столь быстрой конфронтации.
— Не трудись, я знаю сама, — саркастическим тоном продолжала она. — Я должна собрать все полицейские силы и отправиться в Катэй, выбить там дух из всего, что движется, и притащить этого Скоггинса, который, как ты утверждаешь, убил Джерил Уоллинс.
— Да, это он убил ее!
Обвиняющим перстом Роуз ткнул в офицера и для убедительности ударил кулаком по стойке. Бутылка задрожала, как дрожали прежде бутылки на столике рядом с Джерил. Лейтенант Вьетс даже не обратила внимания на его слова.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...