ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Почему? — Он настроил микрофон, и голос Белла стал четче:
— Я переключил на их связь ваш последний разговор с Морганом. Теперь они знают о том, что случилось в Хьюстоне, и о прибытии кланов. — Белл замолчал, грудь его тяжело вздымалась, он пытался справиться со своими чувствами. Роузу приходилось убивать людей, но никогда он не стрелял в знакомого ему человека. Он не мог представить себе, что чувствуешь, убив друга.
— Антиох, почему вы это сделали? Я понимаю, что я ваш должник, но я хочу знать — почему?
Еще раз вздохнув, Белл вытянул ноги и взглянул на «Коня». Камера и микрофон робота создавали впечатление, что он стоит рядом с Роузом. Но, с другой стороны, Джереми знал, что его голос проходит сквозь делающий все интонации механическими усилитель. Белл видел, где сидит Роуз, но не мог посмотреть ему в глаза. Роузу хотелось помочь другу, но сейчас многое неясно, а значит, он не может рисковать, покидая своего боевого робота.
— Я понимал, что Морган готовит какую-то гадость. Я всегда чувствовал, когда он что-то замышляет.
Голос Белла был лишен эмоциональных оттенков, но Роуз видел на его лице выражение душевной боли.
— Герой войны? Чушь собачья! Моргану предложили с почестями покинуть двадцать шестую дивизию: полковник Фарнсгейт обнаружил, что Саландер продает армейскую амуницию на черном рынке. Если бы старик смог это доказать, я сейчас сидел бы в тюрьме. В роте было двенадцать мужчин и женщин, и только двое из нас не были в это вовлечены. Но это не важно, потому что и мы двое знали о его штучках и ничего не предпринимали.
Роуз видел, что в душе Белла растут чувства досады и гнева. Антиох встал и начал расхаживать взад-вперед. Роуз слушал его, не отводя глаз от сканера. Он хотел знать, почему Белл дал этот ракетный залп, а история его жизни Джереми не интересовала.
— Сначала я бросил свою карьеру ради Саландера Моргана и последовал за ним на Боргезе.
Роуз был поражен: он никогда не слышал, чтобы это имя произносили с таким презрением.
— Я подписал договор и вступил в наемный отряд не для того, чтоб сидеть и смотреть, как рядом идет война. Вероятно, вы не знаете о том, что в его имении мы были настоящими пленниками. Он удерживал нас, чтоб обеспечить себе поддержку и сотрудничество. В тот день, когда мы с вами познакомились, я впервые за много месяцев выбрался за пределы имения. Я готов был на собственной спине возить вас на эти рекогносцировки. Я ненавидел его имение и людей, которыми Морган себя окружил.
Думаю, что я ненавидел даже себя за то, что ему удалось меня одурачить.
Белл вздохнул и пригладил рукой длинные волосы. Когда он снова заговорил, то, несмотря на искажение, создаваемое усилителем, Роузу показалось, что его голос звучит мягче. Видимо, скорбь в душе Антиоха начала вытеснять гнев. Белл посмотрел на неподвижного «Мародера».
— Я ненавидел его, но я не хотел его смерти. Потом я узнал, что он в заговоре с Креншоу. Я понимал, что они занимаются темными делами, но думал, что это тоже махинации на черном рынке. Но на этот раз я решил докопаться до правды, прежде чем дело выйдет из-под контроля. Именно тогда я узнал о «Смотрителях». Креншоу — мозг группы, а Морган считается, то есть считался, ее мускулами.
«Смотрители» захватили «Бристоль» и улетели в пространство, оккупированное кланами. Они просто пригласили Клан Кречета на Боргезе. Креншоу увидел в этом возможность не только обеспечения безопасности Боргезе, но и извлечения личной выгоды. Думаю, он вообразил, будто кланы будут обращаться с нами лучше — особенно с нашими правителями. Вы и Кук были для него единственной проблемой. Креншоу избавился от Кука, а Морган должен был избавиться от вас. Я узнал о заговоре в ту ночь, когда на ваш поселок напали. Морган пришел в ярость, что солдаты не смогли уничтожить наемников.
Белл замолчал и потер подбородок.
— Сначала они должны были атаковать вашу базу, а уже потом — шаттл. Если бы их войска были лучше обучены, мы бы сейчас с вами не разговаривали. Последние несколько недель я старался решить, что же делать. Я мог бы уйти от него, но Морган никогда не отдал бы мне моего робота. Оставалось лишь следовать за ними. Я так и собирался поступить.
Роуз понял, как близок он был к тому, чтобы получить этот смертельный удар вместо Моргана. Белл покачал головой и повернулся. Роуз увеличил чувствительность микрофона.
— Морган всегда был очень самонадеян. В команде я был вторым по чину и поэтому знал ваши частоты. Предполагалось, что между вами двумя состоится личный разговор, но все-таки я решил подслушать. Когда понял всю его важность, то переключил ваш разговор на командиров милиции.
Белл добрался до подъемника «Банши» и начал спускаться.
— Командиры милиции знают, что их одурачили. Как только они убедятся, что между вами и Морганом все кончено, они прибудут сюда.
Белл все спускался, и вскоре осталась видна одна лишь его голова.
— Да, кстати, я сдаюсь. Считайте меня своим пленником. Я подожду вас на земле.
Из кабины своего робота Роуз видел, как Белл, спустившись, сел на ногу «Банши» и теперь спокойно ожидал, когда его возьмут в плен. Рианна связалась с командованием ополчения. Стоя с другой стороны «Банши», она не видела Белла, но благодаря чувствительным микрофонам слышала весь разговор. Пока Роуз размышлял, как поступить, она заключила перемирие с
XXX
«Кедры», Боргезе 14 июля 3055 года
Роуз обвел взглядом весь свой отряд. Бадикус и Эсмеральда вернулись, и теперь «Черные шипы» в полном составе собрались у ног «Банши». К ним присоединились Макклауд и Антиох, а полковник Бальярд пока оставался со своим войском. Роуз еще раз оглядел свой отряд, но его члены выглядели ничуть не лучше, чем шесть часов назад.
Несмотря на бодрый вид и молодцеватый рапорт, Бадикус пребывал отнюдь не в лучшей боевой форме. Когда он катапультировался, один из размыкающих механизмов, прикреплявших кабину к голове робота, не сработал. В «Темном соколе», как и в большинстве других боевых роботов, кресло водителя выбрасывалось управляемым взрывом. Как только кресло достигало определенной высоты, срабатывали стабилизаторы полета, которые управляли дальнейшим спуском. Обычно все это происходило весьма просто и предсказуемо. Даже если водитель, включивший систему катапультирования, впоследствии потеряет сознание, приземлится он все равно благополучно.
Однако в данном случае один из механизмов сработал частично, и взрыв задел задний правый угол кабины. Кресло несколько защитило Бадикуса от огня и летящих осколков металла, однако весь его правый бок был в порезах. Механизм отправил кресло прямо в небо, но регулятор высоты был полностью нарушен взрывом, поэтому спуск получился неуправляемым. Бадикусу очень повезло: он приземлился на сучья высокого кедра. Если бы он упал прямо на землю, удар мог бы оказаться смертельным. И все же О'Ши сломал левую руку и вывихнул локоть на правой. Весь в повязках, скобках и гипсе, наглотавшись обезболивающего, он явился на собрание.
Эсмеральда выглядела гораздо лучше, хотя, когда ее «Молот» упал, в кабине начался пожар. Она поняла, что из кабины ей самостоятельно не выбраться, и сумела погасить пламя двумя резервными огнетушителями. Ее ноги, обутые в тяжелые сапоги, были сильно обожжены, и она намазала их толстым слоем противоожогового геля. Эсмеральда отказалась от приема болеутоляющих лекарств и явилась к Роузу с решительным, хотя и несколько напряженным лицом. Джереми всякий раз морщился, когда видел, что она шевелится.
— «Истребители», каково положение? Носком сапога Ангус прочертил в пыли круг. Сознавая, что остальные члены отряда основательно
пострадали, он медлил с докладом.
— Оба робота в полном порядке, сэр. Водители готовы к бою.
Роуз подумал, что юноша слишком выделил слово «бой», но не задержался на этой мысли.
— Очень хорошо. «Штурмовое звено», выкладывайте свои скверные новости.
Эсмеральда заерзала, пытаясь принять более удобную позу. Возможно, ей это удалось, потому что боль, которую Роуз ощущал в ее голосе, вдруг утихла.
— «Штурм-три» подбит. Как вы уже знаете, у него разрушен гироскоп. Мы только что обнаружили, что оставшиеся семь миллионов деталей разбросаны по машинному отделению, что и привело к разрушению защиты двигателя. Хог мудро поступил, заглушив реактор, прежде чем вышла из строя защита. Для того чтобы робот снова бегал, потребуются новый двигатель и новый гироскоп.
Роуз посмотрел на Хога. Пока Эсмеральда описывала разрушения, причиненные его фамильному достоянию, этот водитель сохранял видимость спокойствия. Роузу хотелось что-нибудь сказать ему в утешение, но сейчас эти слова были бы неуместны. Поэтому Джереми просто кивнул. Эсмеральда продолжала:
— «Штурм-два» можно починить, но только при помощи электронщиков. Катапультирование всегда наносит некоторый вред системам роботов, в данном же случае повреждено большинство нацеливающих устройств и систем связи. Единственное место на планете, где мы можем достать комплектующие детали, это город Хьюстон.
— Мы можем заставить робота двигаться? Эсмеральда ненадолго задумалась.
— Если мы переставим туда кресло из вертолета, то, возможно, сумеем кое-что подправить. Во всяком случае, управлять им придется, только ориентируясь на оптические приборы, а вести стрельбу просто нереально. Мой робот тоже подбит, — сказала она. — Ногу можно было бы починить, но для этого нам необходима хорошо оборудованная мастерская. Разрыв произошел вот здесь.
Она провела пальцем прямо по толще зеленой мази, которой была покрыта ее нога, давая понять, что трещина прошла прямо посредине бедра. На ноге женщины осталась белая полоса. Между тем Эсмеральда продолжала:
— Мы сумеем, конечно, кое-как присобачить ногу и заварить трещину с помощью инструментов, имеющихся у милиции, но нога все равно не будет крепко держаться. Робот сможет идти, и только. Если он перейдет на бег, угроза поломки ноги в любую минуту возрастет. Мы с Хогом готовы к бою, а О'Ши — нет. Он не сможет пользоваться руками. Ему удастся управлять «Темным соколом», если мы подремонтируем его. Так как робот будет лишь медленно ходить, руки ему не понадобятся.
Эсмеральда умолкла и осторожно загладила белую полоску на ноге. По заведенному порядку Роуз должен был попросить Рианну доложить о состоянии командного звена, но сейчас он взял эту обязанность на себя.
— «Командный-два» в полном порядке. «Командный-один» нуждается в ремонте, но с имеющимися у нас инструментами это займет всего пару часов. Могут возникнуть проблемы с ногой, но, думаю, нам удастся заставить ее функционировать. В принципе Рианна и я к бою готовы.
Роуз замолчал. Все воины его отряда отлично понимали, что их сильно помяли в бою, но подытоженный результат стал для «Шипов» тяжелым моральным ударом. Многие водители боевых роботов за всю свою службу никогда не бывали под таким огнем, какой пришлось им сегодня испытать. Из десяти роботов, участвовавших в бою, семь были либо уничтожены, либо подбиты. Звено истребителей Роуз не считал: они не были задействованы в сражении. Семьдесят процентов потерь — это неслыханно для современной войны. «Нет, черт побери! — в ярости подумал Роуз. — Семьдесят процентов — это неслыханно для любой эпохи!»
Он потер щетину на подбородке и слез с ноги «Банши». Несмотря на то что Джереми не спал более сорока часов, чувствовал он себя на удивление бодро. Однако его отряд не выглядел таким же энергичным. Роуз приказал всем водителям вздремнуть до собрания хотя бы часа четыре, но у большинства из них был такой вид, словно они не отказались бы проспать и вдвое больше. Они не были похожи на воинов разбитого наголову отряда, но и уверенности в завтрашнем дне в них не чувствовалось. Наступило время трубить полный сбор.
— Итак, получается, что у нас — шесть боеспособных водителей и всего четыре робота.
Он помолчал и вошел в круг собравшихся.
— Это уже кое-что.
Все восемь голов поднялись одновременно.
— Вы все мало спали, мало ели, а в последний час обследовали повреждения своих роботов.
Роуз помолчал и заглянул в глаза каждому из воинов «Черных шипов».
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...