ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Роуз собрал отряд около громадных ног своего «Коня».
— Теперь, когда мы одни, можно расслабиться. У нас есть пара часов, чтобы привести роботов в порядок, прежде чем мы начнем обсуждение. Верните машины в ангары и все приберите. Встретимся у меня в номере через три часа. Там и пообедаем. Считайте это приказом.
Роуз повернулся к Макклауд:
— Я понимаю, что не могу вам приказывать, капитан, но я был бы рад, если бы вы к нам присоединились.
Макклауд даже не ответила. Первый раз в жизни Роуз искренне радовался тому обстоятельству, что взглядом убить невозможно.
Когда по прошествии трех часов Речел ворвалась к нему в номер, Роуз все еще раздумывал на эту тему. Весь отряд разбрелся по комнате, приканчивая остатки обеда, который принес им Аякс. Роуз закрыл дверь и вернулся к своему столу.
«Черные шипы» обсуждали свое положение, когда из холла гостиницы им сообщили о приходе Макклауд. Роуз понимал, что пользуется привилегией командира, однако с трудом привыкал к огромным апартаментам, которые составляли его гостиничный номер. Его «люкс» состоял из гостиной, небольшого кабинета, ванной, спальни и кухни. Здесь мог разместиться целый отряд, и не однажды, засидевшись здесь допоздна, кто-нибудь оставался ночевать на кушетке. Роуз в конце концов согласился занять этот огромный и дорогой номер, когда Рианна подсказала ему, что эти апартаменты можно использовать как офис «Черных шипов». Клиентов, занявших «люксы», могли потревожить только те посетители, которые отмечались у администратора.
— Добрый вечер, капитан, — дружелюбно сказал Роуз. — Я понимаю, что это не светский визит.
Макклауд бросила на него свирепый взгляд, я Роуз начал отыскивать на дне бумажного пакета последний кусочек креветки. Неужели когда-то он был в близких отношениях с этой женщиной? И что заставило ее так измениться?
— Мы как раз обсуждаем наши возможности. Это не должно занять много времени, а я предполагаю, что в нем вы испытываете определенный недостаток. Так что это даже и хорошо, что вы здесь. Эсмеральда!
Роуз взял начатую бутылку пива и откинулся на спинку стула. Эсмеральда провела рукой по волосам, убирая их с лица.
— Что ж, как говорится, мы выиграли сражение, но проиграли войну. Хотя никто из штатских об этом еще и не имеет понятия, однако можно сказать, что мы попали в их «черные списки». Офицеры едва соблюдают по отношению к нам правила вежливости, а рядовые открыто угрожают. Может быть, Хокенс и торчал занозой у них в одном месте, но они умеют действовать сообща. Думаю, этой солидарности их научили недавние заморочки.
— Сколько драгунских отрядов вызвало нас на поединок? Восемь?
— Девять, — сказал Бадикус, — если считать бронированный взвод...
— Двенадцать.
Все обернулись к Рианне, а та лишь пожала плечами:
— Три вызова ждали меня дома.
— Короче, вы оскорбили Драгун, и они хотят заставить меня расплачиваться за это.
Роуз посмотрел на Речел, отметив про себя, что она впервые за весь этот день заговорила.
— Я так понимаю, — осторожно сказал он, — что подобное обращение не ограничилось нами?
— «Бристоль» и весь его экипаж попали под ту же гребенку. — Макклауд протянула в его сторону руки. — Нет, они не делают ничего такого, на что можно было бы рассердиться. Правда, некоторые техники ведут себя грубо, но многие из них так поступают всегда. Запчасти, которые раньше имелись, вдруг куда-то исчезли, но такое тоже случается. Инспекции никак не могут закончиться... бланки уж очень долго заполняются...
— Цены оказываются выше, чем договаривались, и так далее, и тому подобное, — закончил за нее Роуз. — В общем, их гостеприимство себя исчерпало. Надо срочно изменить положение, пока на это еще есть шанс. Промедлим, и у нас не останется никакой альтернативы. Итак, что мы сможем сделать?
Рианна, как насчет контрактов?
— Почти ничего. Единственное предложение — от делегации с Боргезе. Я связываюсь с ними каждый день. Неизвестно почему, но, похоже, мы им очень понравились, и они перестали искать другой отряд, пока мы не дадим ответа. Стоит нам захотеть, и у нас есть контракт.
— А кроме этого? Пусть даже что-нибудь очень далекое?
Рианна нахмурила брови.
— Ничего. Мы попытались найти и какую-нибудь долгосрочную гарнизонную работу, но ставки не в нашу пользу. Слишком много наемных отрядов возвращается с передовых и готовы принять предложение куда-нибудь в тепленькое местечко.
— А может быть, мы можем заключить субконтракт вместе с каким-нибудь другим отрядом? — спросил Хог.
Роуз удивленно посмотрел на него. Ему самому такая мысль даже не приходила в голову.
— Ничего, — сказала Рианна. — Несколько крупных отрядов предлагают места квалифицированным группам, но на самом деле большинство предложений нельзя назвать субконтрактом. Через двенадцать месяцев окажется, что мы нарвались на долгосрочный договор с небольшими шансами выбраться.
Некоторое время собравшиеся молчали.
— Распускаемся?
Это сказал Ангус. Никто даже не поглядел в его сторону. И хотя юноша вымолвил одно-единственное слово, Роуз испугался, что оно станет лебединой песней для его нового отряда. Он решил промолчать. Пусть с каждым из этих людей заключен контракт, но он не сможет управлять ими, если они не пожелают за ним следовать. Лучше уж все выяснить сразу. Хог снова удивил Роуза, заговорив первым:
— Я заявил, что участвую в деле, и подтверждаю это еще раз. Кроме того, все это принимает весьма интересный оборот.
Он отдал честь Роузу и, не дожидаясь ответа, сел, прихватив один из попавшихся под руку пакетов с едой.
— Я не уйду, покуда меня не вышвырнут, — сказала Эсмеральда после короткой паузы. Она тоже встала и отдала честь Роузу. Когда она села, поднялся Бадикус.
— Я зашел слишком далеко и не вижу причины останавливаться.
Встал Аякс и отдал официальный салют, принятый у военных Дома Ляо.
— Хотя я еще не являюсь членом отряда, надеюсь, что верно ему послужу.
Он отвесил поясной поклон и сел на свое место. Поднялась Рианна, а за ней — Ангус. Оба отдали традиционный салют Горцев.
— Мы из одной семьи. Тебе не нужно нас спрашивать.
Роуз облегченно вздохнул и попытался. сохранить спокойное лицо. Дав про себя клятву оказаться достойным подобной преданности, он встал и каждому по очереди отдал честь. Затем посмотрел на Макклауд.
— Капитан, я знаю, что вы беспокоитесь о своем корабле и о его экипаже. Я это понимаю, но случившегося мне не изменить, какие бы последствия для вас это ни имело. Могу обещать, что попытаюсь сделать ситуацию приемлемой. Нам необходим шаттл с опытным экипажем. Вы знаете нас, а мы знаем вас. Я сделаю все, что в моей власти, чтобы достойно содержать ваш экипаж и корабль.
Макклауд пристально смотрела на Роуза, а за ней самой следил весь отряд. Наконец она откинулась на спинку стула и взглянула на Джереми блеснувшими глазами:
— Бог может посчитать меня дурочкой, но я согласна. С каждым часом, проведенным на этой планете, увеличивается вероятность того, что я стартую вообще без груза, поэтому ваше предложение для меня — наилучшее. Однако мне необходима гарантия безопасности моего экипажа. Когда мы достигнем границы с кланами, вы должны будете обеспечить его защиту.
Роуз улыбнулся, а за ним улыбнулись и все члены отряда.
— Похоже, Боргезе — единственное место, которое примет нас, и если это так, то именно туда я и хочу отправиться, — сказал он.
— Похоже, здесь собралась куча бездельников, которые только теряют время, — сказала Макклауд и наконец улыбнулась.
— Рианна, свяжись с боргезианцами. Скажи им, что «Черные шипы» уже в пути.
XX
Хьюстон, Боргезе 13 декабря 3054 года
Путешествие на Боргезе, как Роуз это и представлял, было довольно скучным. Жизнь на шаттле всегда скучна для солдат. Космические пилоты были заняты только своей работой и не хотели, чтобы наемники путались под ногами. Несколько раз рассерженная капитан Макклауд вызывала к себе Роуза и требовала, чтобы он приказал своим людям ни во что не вмешиваться. Сухопутные крысы не могут быть особенно полезны на шаттле.
В конце концов космонавты и наемники пришли к некоторому соглашению, которое дало Роузу и его людям больше свободы на корабле, а пилотам обеспечило относительное спокойствие.
После первого прыжка их путешествие стало делом довольно рутинным. Каждые шесть-восемь дней «Железная длань» — Т-корабль, несущий «Бристоль», — должна была заряжать свой прыжковый двигатель при помощи гигантского солнечного паруса. В это время Роуз и его люди могли заниматься своими роботами, стоящими в грузовых отсеках. Обычно на кораблях не хватает места для этого, но так как «Бристоль» был вынужден покинуть Аутрич раньше времени, места в грузовых отсеках оказалось достаточно.
Когда завершалась зарядка двигателей, капитан Т-корабля сообщал причаленным к нему шаттлам, что настало время совершить прыжок к новой звезде. Пассажиры «Бристоля», как наемники, так и космонавты, должны были закрепиться ремнями и переждать прыжок через гиперпространство — прыжок, который на тридцать световых лет приближал их к месту назначения. Потом космонавты могли возвращаться к своим делам, а водители — в грузовые отсеки.
Из-за того, что смены дня и ночи были на борту корабля неразличимы, Роуз разрешил им работать в любое удобное для них время. Каждую неделю они проводили собрание на камбузе — обычно это случалось перед прыжком. На собраниях каждый отчитывался, как идет текущий ремонт роботов.
Места было достаточно не только в грузовых отсеках, но и в каютах. У каждого из воинов «Черных шипов» имелась собственная комната на все время полета — неслыханная роскошь на борту как гражданских, так и военных шаттлов. Наемники радовались неожиданной роскоши, как курсанты-юнцы.
Роуз никогда не встречал воинов-водителей, которые не занимались бы ремонтом собственных боевых роботов. Даже войска Великих Домов, где все боевые роботы принадлежали Верховному правителю, трудились над тем, чтобы сделать свои машины как можно более надежными и удобными. Независимые же отряды и водители, которые были хозяевами своих машин, тем более славились постоянной возней с роботами. Для водителей, подобных Хогу, в семье которого боевой робот передавался из рук в руки на протяжении трех поколений, значимость такого ремонта граничила с идеей фикс.
Так как «Черные шипы» были маленьким отрядом, они не могли позволить себе роскоши иметь собственного техника. Роуз надеялся, что со временем наберет приличный отряд с полным штатом технического персонала, но в настоящий момент каждый воин должен был сам заниматься своим роботом.
Если работа по ремонту была слишком объемной или если воин не знал, как ее провести, Роуз просил других членов отряда о помощи. К счастью, ему удалось набрать несколько воинов с превосходным техническим опытом. Без сомнения, самыми большими теоретическими познаниями обладала Рианнон, однако большая часть ее опыта была неприменима к шестидесятилетним, прошедшим сквозь бесчисленные сражения боевым роботам. Хог был кладезем сведений о том, как обойти поврежденную электроцепь и починить любую механическую деталь. Вместе с Эсмеральдой они помогали всем остальным.
Роуз упорно трудился над своим роботом — во-первых, чтобы подать пример остальным, а во-вторых, чтобы досконально изучить «Коня», прежде чем придется управлять им в настоящем бою. Его пример принес ожидаемый результат — к тому времени, когда «Железная длань» совершала последний прыжок к Боргезе, все семь боевых роботов были в отличном состоянии. Их заново покрасили и маркировали в соответствии с системой, предложенной Рианной.
Роуз решил, что его полурота выглядит довольно эффектно и достаточно впечатляюще, чтобы внушить уважение правителям Боргезе. Когда наемники не занимались своими роботами, они изучали то, что в шутку называли «сценарием».
Основываясь на опыте службы в Ком-Гвардии, Роз разработал серию команд. Эта система позволяла отряду развертываться и маневрировать без лишних переговоров и путаницы. Правда, сначала команды сочинялись для целой роты, но Джереми быстро переделал инструкцию применительно к своему отряду.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...