ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Резкий удар правой «Черной Звезды» сбил с ног его соперника как раз в тот момент, когда Диллон снова заговорил.
— У вас больше шансов жениться на Айзис Марик, чем найти нанимателя. До конца сезона осталось меньше недели. Следующие пробные бои — через несколько месяцев. Почему бы вам не подождать?
Диллон посмотрел Роузу в глаза и понял, что ожидание для него неприемлемо.
— О'кей, если вам нужно имя — что ж, подскажу одно, но, чтобы не испытывать потом угрызений совести, я должен предупредить вас.
Роуз с трудом сохранял спокойствие. Он чувствовал, что Диллон хочет помочь ему, однако юноша не сознавал, насколько помощь эта важна Роузу. Он решил проделать дыхательные упражнения, пока Диллон подыскивал нужные слова. Ожидание было для него хуже боя.
— Баршалл. Насколько я знаю, он себя всегда так называет. Он занимается чем-то вроде брокерства. Возможно, он — единственный в Черных Холмах, кто может свести вас с клубом, учитывая, что вы не хотите иметь дело с независимыми.
Он поднял брови в молчаливом вопросе, но Роуз не заметил этого.
— Кстати, он обитает в «Седьмом Небе». Вы там уже были?
Роуз кивнул головой и вздохнул.
— Я был там сегодня вечером, и мне посоветовали искать в другом месте.
— Да, такое вполне возможно. Эти техники — довольно своеобразная компания, а вы, извините, не очень на них похожи.
— Отлично. Значит, я не похож на техника? Черт побери!
— Полегче, полегче. Завтра, вернее, уже сегодня, как только проснетесь, идите в бар и спросите Баршалла. Он будет там, и вы должны обратиться к нему по имени. Свой бизнес он делает только в этом баре. — Диллон снова взглянул на С-банкноту.
— Вам это подходит?
— Да, спасибо.
— И кстати, если он спросит, кто вас послал, на меня не ссылайтесь.
— Тому есть причины?
Роуз убрал руку, и Диллон спрятал банкноту спокойным, привычным жестом.
— Само собой. Мне не хотелось бы оказаться замешанным в то, что вы собираетесь предпринять. Никаких имен, понимаете?
— Не стоило так долго целиться, чтобы выстрелить мимо.
VII
Солярис-Сити, Солярис 3 августа 3054 года
— Джереми Роуз — к мистеру Уорвику.
Роуз подошел к телекамере, вмонтированной высоко в ворота. Хотя было уже довольно темно, Джереми не сомневался, что оператор видит его в мельчайших подробностях.
Он встретился с Баршаллом вчера вечером. Встреча была короткой и деловой, как раз по вкусу Роузу. Но сам Баршалл оказался весьма скользким типом: он запросил астрономическую сумму за простое знакомство с «единственным человеком на Солярисе, которому все еще нужен водитель боевого робота». Как и каждый из известных Роузу подлецов, Баршалл чувствовал, что человек находится в безвыходном положении. После того как названная сумма была без лишних комментариев отсчитана, Баршалл позвонил Десмонду Уорвику из Уорвикского клуба. Двадцать четыре часа спустя Роуз стоял на подъездной аллее к дому или, точнее, поместью Уорвика. Имение было огромным — с просторными и красивыми, хорошо ухоженными садами и впечатляющей трехэтажной виллой, возвышающейся над окрестностями.
С жужжанием отворилась боковая калитка, и Роуз пешком отправился к зданию. Прогулка заняла больше десяти минут, но он не удивился тому, что никто не вышел встретить его. Джереми чувствовал себя нищим, приглашенным к столу короля, а именно такого эффекта и добивался Уорвик.
Имея в запасе один-единственный день, Джереми не успел провести тщательное расследование о своем возможном нанимателе. Единственное, что ему удалось узнать, — это то, что Уорвик, как и многие богачи на Солярисе, вступил в область боевых игр, уже имея значительное состояние. Уроженец Квинси, он приобрел известность как человек, любящий лишь две вещи: деньги и власть. На первых порах он действовал очень скромно — его водители участвовали во второстепенных соревнованиях, пока не опробовали себя в боях с самым разным противником.
Только в прошлом году он стал младшим членом лиги Солярис-Сити, но на сегодняшний день его команда уже имела на своем счету несколько побед над игроками известных клубов. А еще, как узнал Роуз, Уорвик считался менеджером, обладавшим недюжинными способностями по части открытия настоящих талантов, и, что еще более важно, был собственником боевых роботов. Еще раз мысленно перебрав в уме все эти факты, Роуз постучался в гигантскую дверь. На втором ударе ему отворили.
— Слушаю!
Роуза поприветствовал великан привратник. В нем было, наверное, больше двух метров росту; седые волосы старика небрежно ниспадали на элегантную ливрею. Роузу крайне редко приходилось задирать голову, разговаривая с людьми. Джереми терпеть этого не мог. Что ж, еще одно очко в пользу Уорвика.
— Я — Джереми Роуз. Приглашен на обед к мистеру Уорвику.
Гигант посторонился и жестом пригласил Роуза войти. Такую прихожую можно было увидеть только в мечтах. Пол и лестница были мраморными. Стены, обшитые тиковым деревом, украшали картины в позолоченных багетах. Арки по обеим сторонам лестницы вели в другие помещения дома, обставленные еще более пышно. Куда бы Роуз ни посмотрел, все здесь кричало об элегантности и богатстве.
Посетители, вынужденные пройтись по подъездной аллее, а затем подавленные ростом привратника и потерявшие дыхание в холле, должны были почувствовать робость еще до появления Уорвика в комнате. Однако реакция Роуза была совершенно обратной. Гнев, который начал расти в нем во время прогулки до дверей виллы, рос и сейчас. Более того, теперь он превратился в настоящую ярость. Как осмеливается этот человек, который даже не знает Роуза, пытаться заставить его робеть, чувствовать собственное ничтожество? С ним этот номер не пройдет.
Или, может быть, наоборот — этот номер сработал слишком уж хорошо. Удача изменила ему — ему, лишенному прав, едва ли не сломленному обстоятельствами. Конечно, Роузу необходим боевой робот, но все же ему не настолько плохо, чтобы связываться со столь много мнящим о себе человеком. Он почувствовал себя зверем, загнанным в этот элегантный холл. Он вошел всего несколько секунд назад, но уже ощутил, что долго тут не выдержит. Джереми было повернулся к дверям, чтобы уйти, когда услышал голос, доносившийся с верхней площадки лестницы.
— Мистер Роуз, как мило, что вы согласились присоединиться ко мне на время обеда.
Обернувшись, чтобы посмотреть на хозяина, Роуз понял, насколько верны оказались его предположения насчет самомнения этого человека. Уорвик был очень маленького роста и одет в строгий шелковый костюм. Одеяние хозяина дома было сшито, без сомнения, специально по его мерке; серый шелк костюма поймал и отразил свет ламп, так что вся фигура Уорвика почти засияла. Его приглаженные черные волосы были слишком уж гладкими, а слишком красивые белые зубы грозили ослепить собеседника слишком уж искренней улыбкой. Остановился Уорвик на третьей ступеньке, что делало его чуть выше Роуза.
— Надеюсь, вы нашли меня без труда. Теперь в свою очередь улыбнулся и Роуз.
— Легче легкого. Баршалл был очень красноречив.
Уорвик поморщил нос, словно то, что сказал Роуз, скверно пахло.
— На самом деле, я был приятно удивлен, найдя вас так быстро и легко.
Уорвика, похоже, шокировало заявление, что его можно легко найти и увидеть лично. Не глядя на Роуза, он сошел по оставшимся трем ступеням и двинулся через холл.
— Пойдемте со мной. Пора приступить к обеду. Вы, я уверен, поймете тот факт, что здесь не будет обычных формальностей. Приближается матч, а положение мое таково...
Уорвик слегка повернул голову, дабы убедиться, что Роуз последовал за ним. Джереми с некоторым. удовольствием обнаружил, что может спокойно смотреть вперед поверх головы Уорвика и все прекрасно видеть.
— Я думал, вас это радует, — сказал Роуз. Уорвик, резко остановившись, повернулся к нему:
— Прошу прощения, мистер Роуз?
— То, что ваша команда участвует в матче. Я решил, что ваш клуб впервые выступает на чемпионате Солярис-Сити.
— Да, это достижение. Учитывая то, что моя команда состязается здесь лишь второй год, — это действительно очень радует.
Уорвик повернулся и снова пошел вперед, говоря на ходу. Роуз едва удерживался от хохота. Этот человечек не только тщеславен, но еще и очень раним!
— Я думаю, что такое положение весьма необычно для Солярис-Сити. Разве раньше командные игры включались в чемпионат?
Уорвик повернулся и улыбнулся Роузу, входящему в столовую, где официант не торопясь разливал суп по тарелкам. Стол был накрыт на двоих.
«Еще один номер, — думал Роуз. — Долго же мне пришлось идти до столовой».
Как и остальные комнаты в доме, столовая была очень богато обставлена, богато почти до безвкусицы — льняные скатерти, дубовая мебель, китайский фарфор и серебряные приборы. От супа весьма вкусно пахло. Роуз почувствовал, что его рот наполнился слюной. Уорвик занял место во главе стола и указал ему на стул справа от себя.
— Да, должен заметить, что это в некотором роде является новшеством для города, — сказал хозяин, пока Роуз разворачивал льняную салфетку. Затем Уорвик перекрестился и что-то пробурчал себе под нос, а потом возобновил разговор:
— За пределами города всегда происходили разного рода командные соревнования, но в главной лиге — никогда.
Уорвик сделал паузу для того, чтобы отведать еще дымящийся суп. Роуз последовал его примеру и обнаружил, что вкус его даже лучше, чем запах.
— Неплохо, не правда ли?
Роуз поднял глаза на Уорвика, увидел его улыбку и с досадой подумал о том, что хозяин заметил, с каким аппетитом гость приступил к предложенному блюду.
— Да, очень неплохо.
— Как я уже говорил, Солярис-Сити всегда был знаменит индивидуальными поединками, но сражения «отряд на отряд» приобретают все большую популярность. Я попытался заполучить зрителя именно для моей команды, а не просто для водителя-одиночки. Понимаете, здешней публике уже приелись поединки один на один. Люди хотят чего-нибудь новенького. Более яростного, более кровавого. Бои один на один хороши, с этим никто не спорит, и они никуда не денутся, но вот эти рукопашные схватки, за ними — будущее.
— Вам так кажется?
— Конечно. В этой ситуации все выигрывают. Те, кто играет на тотализаторе, получают более гибкие варианты ставок, зрители получают более насыщенное событиями зрелище, владельцы же команд могут надеяться на удачу не одного лишь бойца, но всего клуба.
— А водители? Что выигрывают водители? Роуз перестал есть. Даже пробыв на Солярисе, столь короткий срок, он получил исчерпывающее представление о том, насколько здешние люди привыкли к насилию. На планете, где жизнь ценилась так дешево, легко забывалось, что водитель боевого робота, участвующий в шоу, — человек из плоти и крови.
— Водители? Конечно же, они тоже выигрывают на этом. Теперь водитель — часть команды, и его товарищи по команде всегда прикроют его во время боя. Если он ошибется — кто-нибудь всегда окажется рядом.
Уорвик победно улыбнулся. На словах все выглядело прекрасно, но Роуз тренировал немало новичков и знал, что настоящая работа с командой, когда отрабатывается больше вариантов, чем их возникает на деле, занимает не один месяц. А пока ничто на Солярисе не указывало на то, что команды имеют возможность тренироваться перед поединками. Только самые лучшие или наиболее везучие имели возможность провести несколько матчей в других турнирах. Мнение Джереми о хозяине команды и влиятельных брокерах, стоящих за его спиной, стало еще хуже.
— Я обдумываю проект, который только увеличит популярность игр в ближайшем будущем. Тут вступаете в дело вы.
Роуз оторвался от своих размышлений и снова оборотил свое лицо к хозяину дома.
— Я?
— Да, вы. Вы сказали Баршаллу, что являетесь водителем, которому нужен боевой робот. А мне нужен тот, кто способен привести команду к победе. Сейчас я располагаю парком из пяти роботов, и в моей команде есть пять водителей. Все они довольно искусны, но ни у одного нет должного огонька.
— Огонька?
— Да, огонька, того неуловимого качества, которое позволяет превратить поражение в победу. Той крошечной капли, которая делает претендента чемпионом.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...