ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Рианна двигалась одна. Справа от него — Хог. Эсмеральда и Бадикус — за ними.
Когда «Конь» спустился с трапа, солнечный свет впервые попал на свежую окраску. Рианна и Аякс решили, что главными цветами их отряда будут черный и красный. Принимая во внимание их название, Роуз подумал, что подобный выбор цветов им подходит и вдобавок производит сильное впечатление на зрителей. Все боевые роботы были выкрашены в эти цвета, но каждый на свой манер. На фоне серого и серебристого цветов космодрома они выглядели эффектно.
Вслед за сестрой Роуз прошел по летному полю в основное ворота. Когда процессия проходила мимо вокзала к авеню Ассамблей, носильщики с багажными тележками отошли в сторону. Через десять минут «Черные шипы» вызвали пробку на улице: все машины устремились к обочинам, чтобы пропустить роботов. Вероятно, жители Хьюстона и раньше видели такое, но на мгновение Роуз возгордился, увидев, как они оставляют свои дела и глазеют на них.
Роуз обходил машины, попадавшиеся ему на пути, а иногда и перешагивал через них. Медленным маршем они с полчаса добирались до белого здания.
— Построение полукругом. Стандартная защита здания.
Роуз вышел вперед. «Шипы» заняли позицию. «Конь» стоял лицом к зданию, остальные — спиной. Джереми включил внешние громкоговорители.
— Я капитан Джереми Роуз из наемного отряда «Черные шипы». Мы подписали договор, заверенный Перечнем наемников и Комиссией Аутрича. Требуем его немедленной ратификации.
На протяжении нескольких минут ничего не происходило. Роуз откинулся в кресле. Через пятнадцать минут наверху лестницы появился широкоплечий мужчина. Увидев, что он в официальном костюме, Роуз решил, что это, должно быть, один из членов Совета, может быть, даже председатель. Направив камеры на его лицо, Роуз заметил, что у него вид уверенного в себе человека с прекрасной выдержкой. «Конь» стоял у подножия каменной лестницы, а мужчина — наверху. «Конь» был чуть выше его. Заговорив, мужчина ни разу не сбился на крик, несмотря на размеры «Коня» и расстояние между ними. Он просто поглядел в окуляры робота и сказал:
— Я председатель Совета Зинос Кук. Мы ждем вас, капитан Роуз. Если вы будете так любезны, что соизволите присоединиться к нам, то мы начнем обсуждение. Совет собрался на срочное совещание два часа назад.
Председатель повернулся, чтобы уйти, но остановился:
— Для этого вам, конечно же, будет необходимо оставить боевого робота на улице.
Не дожидаясь ответа, Зинос Кук ушел в здание Ассамблей.
XXI
Хьюстон, Боргезе. 13 декабря 3054 года
Роузу ничего не оставалось, как спуститься с «Коня» и последовать за председателем Куком. Остальные члены отряда остались снаружи, но при необходимости Роуз мог связаться с ними по рации. Он сомневался, что это может потребоваться, но все же маленькое переговорное устройство придавало ему уверенности.
Павильон Ассамблей настолько же впечатлял изнутри, насколько снаружи. Стены, пол, потолок были состыкованы между собой очень точно, чтобы создать впечатление гладких, словно струящихся коридоров. Зайдя в здание, Роуз увидел несколько стражей, но они стояли здесь скорее для вида, чем по необходимости. Когда он вошел, они замерли по стойке «смирно», но, видимо, лишь потому; что вход ему был разрешен; впрочем, вполне могло оказаться, что они вообще не останавливают чужаков. Он покачал головой и направился по главному коридору к огромной двустворчатой двери. Похоже, что в смысле самообороны этому народу надо научиться даже большему, чем ему показалось вначале.
В конце холла его наконец остановили двое вооруженных охранников, однако первый охранник всего лишь открыл массивную дверь, а другой щелкнул пятками, встав по стойке «смирно». Роуз поблагодарил охранников и вошел в дверь.
Шагнув за порог, он увидел, что находится в дальнем конце палаты Совета, комнаты, в которой над всей обстановкой доминировал полукруглый стол, окруженный девятью креслами. Стол и кресла стояли на возвышении под куполом. С того места, где остановился Роуз, сидящие вокруг стола казались вознесенными над остальной частью комнаты, но, возможно, так и было задумано. Несколько ассистентов суетились вокруг стола с пачками бумаг и дискетами. Когда Роуз вошел в комнату, Зинос Кук уселся в центральное кресло и уставился в монитор.
Чувствуя себя новым Даниилом в клетке со львами, Роуз прошел к возвышению — туда, где он заметил свободные стулья. Здесь же стояло несколько камер объемного телевидения, но сейчас они были отключены. Очевидно, важнейшие заседания Совета проходили в отсутствие прессы. Роуз прошел мимо первого ряда стульев, вступил в ту часть зала, которая была ярко освещена укрепленными на куполе лампами. И ему показалось, что он попал в другой мир.
Восемь пар глаз уставились на Роуза, когда он вступил в освещенную зону. Зинос уже давно наблюдал за ним, а остальные члены Совета занимались своими делами. Роуз поднялся на шесть ступенек и прошел к центру полукруга. Разговоры смолкли — все члены Совета изучающе глядели на Роуза. Он провел совсем немного времени в своем боевом роботе, но знал, что по сравнению с правителями Боргезе выглядит весьма затрапезно. Летный костюм вряд ли можно считать подходящим нарядом, когда обращаешься к правительству, особенно если все его члены одеты на официальный манер.
— Капитан Роуз, мне предоставлена честь приветствовать вас на Боргезе.
Председатель Зинос улыбнулся, и Роузу его радушие показалось искренним, пока он не вспомнил, что имеет дело с политиком.
— Благодарю вас, господин председатель. — И Джереми улыбнулся, но далеко не так сердечно, как боргезианин.
— Капитан Роуз, мне кажется, что вы привели своих роботов к Павильону Ассамблей?
Зинос опустил глаза и вздохнул. Роуз повернулся к говорившему.
Первой мыслью его было: «Гриф!» Он думал о птице, а не о боевом роботе с таким же названием. Говоривший был маленьким человечком с огромным носом и большими глазами. Хоть голос его и был несколько дребезжащим, в нем чувствовалась властность, которая в сознании Роуза всегда ассоциировалась со знатностью. На вид говорившему было уже за восемьдесят, все лицо его было покрыто паутиной морщин. Роуз уже знал по фамилиям всех членов Совета, но не знал их в лицо. Не знал он также образа мыслей каждого из них.
— Именно так.
Роуз старался, чтобы его голос звучал бесстрастно, без малейшего намека на вызов. «Предоставлю им только факты», — решил он.
— Зачем?
Сначала Роуз хотел отвечать только говорившему, но потом решил, что лучше обращаться ко всему Совету, и заговорил, глядя на председателя:
— Несколько месяцев назад агенты вашего правительства связались со мной и предложили контракт на размещение гарнизона и обучение. Мой отряд принял это предложение и подписал соответствующие документы на планете Аутрич.
Роуз остановился, чтобы перевести дыхание. Едва Гриф открыл рот, как он быстро продолжил:
— В соответствии с этим контрактом я и начал размещение своих сил. Боевым роботам нечего делать в отсеках шаттла. Несмотря на то что церемония официальной встречи проведена не была, я решил явиться к резиденции правительства, чтобы представиться. Сделав это, я хотел бы узнать, где будет расквартирован мой отряд.
Роуз попытался придать своей речи оттенок легкого недовольства, но если он и добился в этом успеха, то на лицах членов Совета это ни малейшим образом не отразилось. Он снова посмотрел на Кука, который по-прежнему улыбался.
— Факт вашего размещения и принципиальную необходимость в нем следует еще юридически подтвердить, — сказал Гриф.
Кук снова опустил глаза.
— Мистер Креншоу, вы выходите за рамки, — сказал он. Креншоу откинулся на спинку кресла, но Роуз понимал, что конфликт еще не улажен.
— Я так понимаю, что существуют некоторые сомнения по поводу нашего контракта?
Роуз задал вопрос, понимая, что это просто констатация факта. Мрачные кивки подтвердили его слова.
— Может быть, кто-нибудь изложит мне суть дела?
— Мы все вам объясним. — Все взгляды устремились на вставшего Креншоу. — Люди Кука отправились на Аутрич без резолюции Совета. Они подписали контракт, не имея на то полномочий, что делает его незаконным и не имеющим юридической силы.
Тяжелый стук отозвался под куполом. Роуз быстро обернулся к Куку, ожидая увидеть в его руке что-нибудь вроде председательского молотка. Вместо этого он обнаружил, что председатель ударил по деревянной крышке стола костяшками пальцев. Сила звука привлекла внимание всех присутствующих.
Роуз подавил желание потереть собственные кисти: он представил себе, как это больно — с такой силой ударить по дереву голыми руками.
— Мистер Креншоу, учитывая серьезность нашего положения, я действовал в соответствии со своими правами главы данного Совета. Как и положено, я сообщил двум членам Совета о принятом мною решении и подписал необходимые бумаги у секретаря Совета.
— Госпожа Хиллерман, все ли бумаги были должным образом составлены и оформлены? — спросил Кук, не отводя глаз от Креншоу.
— Да, господин председатель.
— Тогда вам, господин Креншоу, не на что жаловаться.
«Если не считать того, что тебя обошли», — добавил про себя Роуз.
Креншоу хотел было что-то сказать, но промолчал. Он кивнул Куку и сел.
— Господин председатель, я согласна с тем, что вы имели полное право послать делегацию на Аутрич, однако теперь, когда контракт представлен на подпись, мы должны провести голосование по вопросу о его ратификации.
Обратившийся к Куку человек говорил довольно спокойным тоном. Это была молодая женщина — очевидно, самый молодой из членов Совета. Она смотрела на Роуза, но он ничего не смог бы сказать, о ее отношении к данной дискуссии.
— Да, Кук. Если большинство будет против, мы отправим этого мальчика домой и сами позаботимся о себе.
Роузу не понравилось, что его назвали мальчиком. Он хотел было вставить слово, но молодая женщина его прервала:
— Мы обсуждаем это последние два часа, нет, уже три. Мы понимаем, что кланы — это проблема для нас, но ведь они нам не угрожают.
— Но... — прервал ее Кук.
— Наши защитные укрепления достаточно хороши, — продолжала она, сделав вид, что не расслышала Кука. — Если Федеративное Содружество решило не размещать на Боргезе своего гарнизона, что, как мы надеялись, они сделают, то чем в случае атаки кланов поможет нам неполная рота?
Роуз наблюдал за спором Кука и молодой женщины. Кук начинал сердиться, раздражение прорывалось в каждом из произнесенных им слов, а его оппонент сохранял спокойствие, хотя Роуз и был уверен, что долго ей так не продержаться. Остальные члены Совета, очевидно, решили предоставить им возможность спорить до конца.
— Они, черт возьми, изменят всю ситуацию. Без них Федератам придется заново отвоевывать планету. Имея хоть какую-то организованную оборону, оборону, которую могут обеспечить Роуз и его люди, мы сможем создать несколько надежных зон. Если их не будет, кланы беспрепятственно захватят эту страну. Наши милицейские силы не смогут противостоять их боевым роботам.
— Подобные рассуждения имеют смысл, если кланы нас атакуют, но они этого не сделают, потому что мы находимся за линией, обозначенной Токкайдским договором.
— Мы находимся вне этой линии и открыты для любых возможных атак.
— Вы находитесь на линии и не хотите, чтобы. кланы посчитали вас законной добычей.
Все посмотрели за спину Роуза. По проходу, в сторону освещенного возвышения, неторопливо шагал какой-то человек. Роуз полу обернулся, чтобы краем глаза посмотреть на вновь прибывшего и не терять из виду председателя. Казалось, голос пришельца звучит сам по себе, независимо от приближающегося к столу человека.
— Если произойдет вторжение, у вас нет шансов его сдержать. Вот если кланы ограничатся лишь набегом, тогда совершенно другое дело.
Роуз увидел, как пара ботинок ступила на освещенное место.
— Если кланы решат совершить разведывательный рейд на Боргезе, этот человек и его отряд могут сильно повлиять на ситуацию. — Свет ламп упал на ноги говорившего. «Форменные бриджи и ботинки представителя Федеративного Содружества», — отметил про себя Роуз.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...