ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Роуз разделил отряд на три полузвена. Истребительное звено состояло из «Валькирии» Ангуса и «Ворона» Аякса. Рианна и Роуз составляли командное звено, а «Молот» Эсмеральды, «Темный сокол» О'Ши и «Зевс» Хога — штурмовое звено.
Отряд проводил регулярные занятия, во время которых Роуз обучал членов своей полуроты различным маневрам, необходимым в той или иной ситуации. Оконфузившись пару раз перед товарищами, все члены отряда стали носить с собой написанные Роузом инструкции и контролировать себя сами. К концу путешествия воины «Черных шипов» прекрасно разбирались во всех стандартных ситуациях и командах.
Несмотря на то что Роуз много времени посвящал своему роботу, он успевал довольно часто общаться с делегацией с Боргезе или с Речел Макклауд. Лео Уилкинс, хотя он и был штатским, оказался неплохим собеседником, а Хоффбрауза Роуз считал невыносимо скучным. Оба они хорошо разбирались в делах Боргезе и считали своим гражданским долгом сообщить об этой планете столько же, сколько знали сами. Но, несмотря на все старания Хоффбрауза, Роуз сконцентрировался на основных вещах и не хотел вдаваться в детали.
— Мне не нужно знать о вашей планете абсолютно все, — не раз говорил он. — Достаточно иметь рядом человека, у кого я могу спросить обо всем, что мне понадобится.
Он узнал, что соленые океаны покрывают более восьмидесяти процентов территории Боргезе. На планете имелся один большой континент, который, однако, был меньше Австралии, где обычно тренировались ком-гвардейцы. Из-за небольшого количества суши первые поселенцы обратили свои взоры на море, чтобы получить средства к существованию, но море испугало их внезапными штормами, насыщенными гигантскими электрическими разрядами. В конце концов поселенцы отступились, поддерживая численность своего населения примерно на одном уровне. Все десять миллионов жителей в основном были заняты в единственной отрасли промышленности на планете — ловле «русалок».
На самом деле это были, конечно, не русалки, но название, которое первые поселенцы дали этой рыбе, закрепилось и стало официальным. Из-за штормов рыбная индустрия была ограничена прибрежными водами, но рыба «русалка» считалась деликатесом на многих планетах и приносила хорошую прибыль. Однако позволить себе питаться «русалками» могли лишь богачи, а потому рынок сбыта был ограничен. Каждый рыбак, который десять или более лет исправно поставлял эту продукцию, получал хорошую пенсию.
Главным городом на Боргезе был Хьюстон. Он располагался на южном побережье, где сосредоточилось более шестидесяти процентов жителей планеты. Остальные населенные пункты представляли собой небольшие городки или просто деревни, состоящие из нескольких семей, которым привелось поселиться рядом. Земля производила некоторые гибридные терранские культуры, в основном — фасоль, кукурузу и пшеницу, что позволяло держать ограниченное, поголовье домашнего скота.
Изучив информацию, предоставленную Хоффбраузом, Роуз решал, что Боргезе все еще находится под влиянием первопроходцев — отчаянных патриотов своего забытого Богом захолустья. Конечно, планета была независима в экономическом отношении, но это все, что можно было сказать в ее пользу.
Когда наконец Роуз решал, что на сегодня с работой покончено, он шел в отсек космонавтов, чтобы повидаться с Макклауд. Он еще не мог забыть той поддержки, которую она оказала ему на Нортвинде, но на Аутриче что-то изменилось между ними. Ре-чел казалась совсем другим человеком. Несмотря на их прежнюю близость, она старательно соблюдала дистанцию. Он был уверен, что виной тому — неудача на планете Драгунов, и почти не надеялся вернуть прежнюю дружбу.
Однако долгое путешествие к Боргезе смягчило ее. К концу пути она вновь стала прежней Макклауд. По крайней мере, той Макклауд, которую он встретил впервые, когда она перевозила его с Терры на Аутрич.
Когда «Бристоль» отделился от Т-корабля и начал девятидневное путешествие внутри системы, Роуз стал изучать новости, поступающие с планеты. По истечении этого срока он уже склонялся к мысли, что прекрасно разбирается в ее политическом климате. Однако ему не очень понравилось то, о чем он узнал. Если верить общественным информационным агентствам, их наемный отряд никто не ждал с распростертыми объятиями. Во время последней стадии их полета Роуз несколько раз приходил к Уилкинсу, но тот упорно отказывался предоставить какую-либо информацию о сложившемся положении.
— Теперь, когда мы находимся в нашем пространстве, я должен просить вас дождаться официального одобрения правящего Совета, — сказал он.
До того, как «Бристоль» попал в звездную систему Боргезе, Уилкинс делал все, чтобы снабдить Роуза необходимой информацией. Через два часа
после того, как Макклауд связалась с портом Боргезе, Уилкинс внезапно замолчал. Роузу не нужно было спрашивать у Макклауд, не получал ли он послания от своих хозяев, предписывающего ему молчание, — Джереми и так обо всем догадался. Когда «Бристоль» снижался перед посадкой на космодрома Хьюстона, Роуз был твердо уверен, что тут что-то не так.
Когда «Бристоль» приземлился, Роуз заметил расставленные вокруг посадочной площадки пикеты. Большинство лозунгов демонстрантов содержали советы Роузу и его «наемным убийцам» убираться домой. Несмотря на то что толпа на космодроме была небольшая, Роуз знал, что многие разделяют точку зрения пикетчиков. Его команда еще не покинула шаттл, а он уже вынужден был принять первое ответственное решение. Такое, которое задаст тон всей их миссии.
По традиции, выгрузка боевых роботов всегда обставлялась торжественно, по крайней мере если производилась она на дружественном космодроме. Часто прибытие нового отряда сопровождалось оркестром и церемонией передачи защиты данной территории от одного отряда другому или от штатских — новому отряду. Еще в тот миг, когда «Бристоль» плыл высоко над космодромом, Роуз заметил подозрительное отсутствие привычных трибун. Он дотянулся до ближайшего переговорника и связался с каютой Уилкинса.
— Да?
Голос Уилкинса звучал так, будто у чиновника не было времени для разговора. Роуз далее не стал себя называть.
— Вы сказали, что контракт, который мы подписали, должен быть одобрен правящим Советом, ведь так?
— Да. Соглашение, которое мы подписали, практически уже связало нас обязательствами, но по соглашению с Регистрационной комиссией и Перечнем наемников правящий Совет должен сказать последнее слово во всем, что касается безопасности планеты. Им необходимо ратифицировать соглашение, прежде чем вы будете приняты официально.
Роуз задавал этот вопрос по крайней мере трижды, но Уилкинс никогда не давал прямого ответа. И теперь он повторял все то же: «Подождите решения правящего Совета».
— Прекрасно. Только скажите мне, где собирается правящий Совет.
— В Павильоне Ассамблей. Он находится на другом конце авеню Ассамблей. Если вы выглядывали из иллюминатора во время приземления, наверное, видели улицу, по бокам которой — сплошная колоннада. Очень впечатляет.
— Спасибо.
Он действительно видел улицу с колоннадой и гигантское белое здание в ее торце. Да поможет им Бог, если внезапно нагрянут захватчики. Они успеют припарковать своих роботов на паркетном полу Ассамблеи раньше, чем члены Совета узнают о прибытии врага. Роуз связался с каютой Эсмеральды.
— Эсси, седлай коней, — сказал он. — Мы вступаем в город.
— Ты уверен, что это необходимо? Как-то все не похоже на радушный прием.
— Приказываю всем водителям через три минуты быть в боевых роботах, — сказал Роуз, прежде чем отключить связь, а потом усмехнулся и схватил кобуру.
Джереми толкнул дверь и поспешил в холл, на ходу пристегивая кобуру. Все космонавты размещались на верхних палубах, поэтому он отбросил всякие предосторожности и прибавил шагу. Роуз как командир занимал каюту палубой выше, чем весь отряд, но на том же расстоянии от грузовых отсеков, что и они. В конце зала он нажал на кнопку автоматических дверей и нырнул под быстро поднимающуюся створку. Снова не глядя нажал на кнопку и вошел в ангар. Не обращая внимания на лестницу, находящуюся перед ним, Роуз ухватился за перила и перебросил ноги через перекладины. Оттолкнувшись руками, он съехал, как по ледяной горке, прямо на нижнюю палубу. Когда он достиг ее, открылась дальняя дверь и вошел Аякс, возглавлявший отряд. Глаза его широко открылись от удивления.
Роуз усмехнулся и побежал через зал к своему роботу. Он поднялся по цепной лесенке до уровня его груди, а затем нажал на кнопку намотки. Когда лестница стала исчезать под грудью «Коня», Роуз продолжил подъем. Дойдя до плеча робота, он остановился, чтобы осмотреться. Остальные члены отряда также поднимались на своих роботов. Аякс" похоже, будет первым из тех, кто поднимется, — что свидетельствует о скорости его ног и небольшом росте «Ворона».
Роуз вошел внутрь через затылок «Коня», закрыл люк, затем сел в свое кресло и снял с полки за главным экраном нейрошлем, надел его и включил зажигание.
— Пожалуйста, подтвердите полномочия, — сказал боевой робот. Роузу нравился голос его новой машины, хотя он никогда не признался бы в этом. Речевые синтезаторы еще не были широко распространены, несмотря на те преимущества, которые у они приносили. Большинство водителей были слишком заняты отработкой координации движений, точностью стрельбы, связью, уровнем температуры, чтобы подумать о своей способности слушать и отвечать на чье-нибудь обращение. Голос «Стрелка» был тверд и невыразителен. «Конь» же чуть ли не мурлыкал. Хотя в момент его покупки устройство речи не действовало, Джереми смог починить его еще перед прыжком к Боргезе и составил программу вербальных предупреждений, которые основывались на разнообразных вариантах угрожающих возгласов. После испытаний он впервые слышал голос своего робота.
— Как розу ни назови... — начал Роуз.
— ... она останется розой, — продолжил компьютер. Роуз улыбнулся.
— Будь осторожен с розой...
— ... и берегись ее типов. Испытание закончено. Действуйте, капитан.
Роуз включил канал связи:
— «Шипы», на связь!
— «Истребитель-два» на связи. — Роуз не удивился, услышав голос Аякса.
— «Истребитель-один» на связи. — То, что Ангус ответил вторым, удивило его. Этот молодой человек, видимо, не почувствовал нарушения субординации.
— «Штурм-один» на связи. — Эсмеральда сгибала и разгибала руки «Молота», вращая мощными ПИИ-установками.
— «Командный-два» на связи. Требуется немедленная выгрузка с шаттла.
Роуз даже не отвечал. Будучи помощником офицера, Рианна взяла на себя такие детали, как открывание дверей, а Джереми меж тем продолжал перекличку.
— «Штурм-три» на связи. — Теперь оставался только Бадикус. Роуз ждал, а двери отсека уже начали открываться.
— «Штурм-два» на связи. Главная оптическая панель не работает.
Роуз покачал головой и посмотрел на неподвижного «Темного сокола». Этот оптический прибор вышел из строя сразу же после матча на Солярисе. В пути на Аутрич Роуз дважды менял его, затем Хог полностью отремонтировал этот прибор, но во время последних испытаний он опять поломался.
— Переключись на вспомогательный.
— Вспомогательный в порядке. Только не бегите слишком быстро. Иначе мне придется разыскивать вас.
Бадикус был недалек от истины. Вспомогательный экран значительно сужает обзор. Неплохо, когда он есть, но никто не хотел бы зависеть от него целиком, особенно во время маневрирования.
— Двери открыты. Можем выгружаться. Роуз обратил внимание на то, что в голосе его сестры нет ни капли волнения. Она действовала очень профессионально. Роуз надеялся, что так будет и впредь.
— Построение в колонну по двое. «Истребители» — впереди. «Командный-два» идет один. «Штурм-один» и «Штурм-два», вы замыкаете колонну. «Штурм-один», постарайтесь помочь «Соколу». «Истребители», мы пойдем по главной улице. Не останавливайтесь, пока не окажетесь перед самым большим белым зданием, какое когда-либо видели.
«Ворон» и «Валькирия» повели отряд за собой по трапу. Несмотря на различные габариты, они хорошо смотрелись все вместе. Роузу хотелось, чтобы при вступлении в город его колонна выглядела внушительно, самим своим видом обещая прекрасную защиту планете.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...