ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он засунул в уголок рта сигару, взглядом побуждая посетителя сказать ему еще что-нибудь. За стулом хозяина клуба тихо гудел явно перегруженный кондиционер. Посчитав, что наступил подходящий момент, посетитель оперся ладонями о письменный стол и сказал:
— Мистер Карстайрз, хоть это вас и не интересует, но зовут меня Джереми Роуз.
Роуз выждал несколько секунд, желая увидеть, значит ли его имя что-нибудь для владельца клуба. Он не сомневался, что Карстайрз прекрасно осведомлен обо всем, что касается водителей. Карстайрз и глазом не моргнул. Этот медведь лишь перегнал сигару из одного угла рта в другой. Роуз внезапно усомнился в правильности своей стратегии и ненадолго замолчал, собираясь с духом.
— Последние два года я сражался с кланами в Синдикате Драконов. Большую часть этого времени я служил командиром роты. Пять месяцев назад моя рота была разбита объединенными силами Клана Волка, и из двенадцати человек я единственный, кому удалось выжить. Мой боевой робот был уникальной машиной. Сейчас из его обломков не построить даже собачьей конуры. Я прилетел на Солярис, чтобы приобрести нового робота.
Роуз замолчал, чтобы дать хозяину переварить сказанное. Когда стало ясно, что взрыва не последует, он понял, что ему позволено закончить. Приободрившись, он продолжал:
— Как вам, несомненно, известно, сейчас боевых роботов остается все меньше и меньше, даже для таких ветеранов, как я. Мне предложили штабную работу и занесли в список очередников на замену боевого робота. Я был шестым в списке, с перспективой ожидать от двадцати четырех до тридцати шести месяцев. Для меня это было неприемлемо. Я пытался приобрести робота разными способами, но ничего не добился. После недавних потерь спрос превышает предложение. Я был вынужден наконец прилететь на Солярис, так как это, похоже, единственная доступная планета, где в данный момент боевых роботов больше, чем водителей. Теперь я узнал, что даже и здесь не смогу приобрести ничего. С Т-кораблем, на котором я путешествовал, произошла авария, что задержало мой прилет сюда на целый месяц. Я прибыл за неделю до окончания сезона. Это опять же поставило меня в трудное положение. В соответствии с календарем игр сегодня бой между вашим отрядом и командой Уорвика. Джерил, ваш единственный дублер, была убита кем-то, без сомнения работающим на Уорвика. Вас загнали в угол. Ущерб, нанесенный среднему уху О'Ши, пройдет через восемнадцать часов, но сейчас голова у него раскалывается, как после атаки ПИИ, в ушах стоит звон, а двигаться он может лишь с грацией горького пьяницы. Если он еще не покойник, то лишь потому, что я нашел его раньше, чем нанятый Уорвиком убийца.
Роуз поморщился, подумав о пластырях под рубашкой и острой боли, пронизывающей ребра.
— Итак, мистер Карстайрз, у вас есть выбор. Вы можете принять мое предложение — дать мне место в вашей команде и разрешить участвовать в бою — или приказать очаровательной мисс Эсмеральде вышвырнуть меня вон.
Роуз откинулся на спинку стула и снова подождал, пока в голове хозяина уляжется все им сказанное. Пока тот обдумывал его слова, он попытался переменить положение тела. Раны в конце концов заживут и вряд ли оставят после себя много рубцов, но сейчас ему казалось, что кто-то привязал к его плечу и боку пару рассерженных шершней.
Пытаясь забыть о боли, Роуз сосредоточил внимание на специальном дыхательном упражнении. Между тем Карстайрз пошевелился в кресле и приготовился к ответной речи. Медведь отмахнулся лапой от серо-голубого табачного облака вокруг своей головы и наклонился вперед.
— Итак, мистер Роуз, вот вам мое предложение. Я хочу заключить с вами разовую сделку. Можете принять мои условия, а не хотите — отказывайтесь. Во-первых, вы покупаете «Темного сокола» О'Ши. Таким образом, если вас поджарит один из уорвикских головорезов, внакладе я не останусь. Если же вы умудритесь вылезти из драки живым, боевой робот или то, что от него останется, принадлежит вам. Во-вторых, вы отказываетесь и от трофеев, и от своей доли денежного вознаграждения. Насчет трофеев вам ничего не известно, не так ли? Обычно на Солярисе это дает немного, но сегодня вечером мы доставим себе удовольствие. Мы с Уорвиком договорились разыграть этот финальный поединок как на-, стоящий турнир. Победитель забирает все— Если наша команда выиграет, мы, то есть я, получаем четыре боевых робота команды Уорвика. Ну, а если мне, то есть вам, случится потерпеть поражение? Что ж, тогда вам не придется брать на себя хлопоты о собственном боевом роботе, а я буду вынужден искать новые машины для своих водителей.
Карстайрз откинулся на спинку кресла, закинул огромные ноги на стол и с довольным видом выдохнул несколько колец дыма в прокуренный воздух.
— В-третьих, — Карстайрз посмотрел на Роуза в треугольник, образованный разошедшимися ступнями, — если вы выживете, то расскажете мне о своей последней стычке с Волками. До меня доходили лишь разрозненные слухи о ней, а мне хочется выслушать правдивый рассказ очевидца. Я знаю, что вы не сражались в составе регулярных воинских соединений одного из Домов и наверняка не являетесь наемником, по крайней мере сейчас. Насколько я понимаю, вы служили в Ком-Старе или у кланов, во всяком случае вы редкая птица.
Увидев, что глаза Роуза широко раскрылись от удивления, Карстайрз усмехнулся. Джереми давно понял, что местные жители догадываются о его службе в Ком-Гвардии, но ему казалось, что на Солярисе его считают шпионом одного из Великих Домов. Теперь же, услышав истину, высказанную вслух, он все-таки удивился и этим удивлением выдал себя. Впрочем, развивать тему он не стал. Улыбка на лице Карстайрза сделалась еще шире.
— Итак, мы договорились?
Спустя некоторое время Джереми уже стоял в подземном боксе и знакомился со своими новыми товарищами. Он опустил на пол тяжелый чемодан и настороженно оглядел трех стоящих перед ним воинов-водителей, читая в их взглядах тревогу и подозрительность. И он не осуждал их. Обстоятельства, а вернее, непонятная прихоть босса вынуждали их вверить свои жизни совершенно незнакомому человеку. В подобном же положении находился и Джереми, но он действовал по собственной воле. Он хорошо понимал чувства двух женщин и одного мужчины, уже надевших обмундирование и охлаждающие жилеты. Тишина и напряженность сгустились настолько, что их можно было чувствовать кожей. Наконец навстречу новичку выдвинулась самая дюжая из фигур.
— Меня зовут Эсмеральда. Это Джексон, а это Малышка Мери. Все они — мой отряд, мои люди, что бы тебе ни говорил этот вонючка Карстайрз. О'Ши был согласен со мной. А ты?
Роуз обдумал свое положение. Высокомерие и агрессивность звучали в ее голосе и провоцировали конфронтацию. Он пришел к выводу, что должен развеять ее опасения даже в том случае, если ответного доверия ему не дождаться.
— Приказ ясен, командир.
Эсмеральда нахмурилась, пытаясь отыскать в его словах скрытую иронию, но тут же решила, что подвоха здесь нет. И хотя полным доверием к Роузу она не прониклась, однако сразу принялась объяснять ему свой план сражения.
— Итак, какими же данными мы обладаем? Главная арена приготовлена только для открытого боя. В центре соорудили пару одноэтажных зданий, но всего лишь пару и не очень прочных..
— Как вы об этом узнали?
Взгляды присутствующих устремились на Роуза.
— Послушай, недоумок, ведь это мое дело — знать все необходимое перед выходом на арену. Если ты думаешь иначе, ты умрешь. Раз я так говорю, то считай, что ты слышишь это от самого Господа Бога. Дошло? Тогда — дальше. Не пытайтесь забираться на эти строения. Крыши не выдержат даже «Стингера» Мери, так что держитесь от них подальше. Роуз, ты будешь первой мишенью. Кажется, ты кого-то весьма огорчил. Среди букмекеров идут разговоры, что тебе предстоит пасть первым номером.
— Знаю, — сухо сказал он. — Я заходил в одну из букмекерских контор.
Эсмеральда одарила его снисходительной улыбкой.
— Мы попытаемся прикрыть тебя, но... Ее слова повисли в воздухе. Было ясно, что от Роуза она ожидает немногого. Пусть парень хотя бы примет на себя несколько первых выстрелов.
— Понимаю.
Он слишком хорошо понимал ее. Похоронное выражение на лице Джексона говорило о том, что он придерживается одного мнения с командиром.
— О'кей. Вы идете по машинам, а с тобой, Роуз, я хочу перемолвиться парой слов.
Малышка Мери и Джексон тотчас же направились к ангару боевых роботов. Роуз восхитился той твердостью, с которой Эсмеральда руководила своим Отрядом.
— Перейду прямо к делу. Я не знаю тебя, а ты не знаешь меня. Выходит, у нас есть проблемы. Что бы там ни говорил О'Ши, головорезы Уорвика — отличные воины. Посмотри мне в глаза и ответь на один вопрос. Насколько хорош ты сам?
Роуз наклонился вперед и приблизил свое лицо к лицу Эсмеральды.
— Я — лучший из всех.
— Прекрасно, — сказала она. — Выходит, у нас появился второй Кай Аллард. Что ж, надеюсь, это принесет какую-нибудь пользу.
Вслед за товарищами Эсмеральда отправилась в ангар для боевых роботов, предоставив Роузу идти следом.
Пройдя за ней по туннелю и войдя в похожий на пещеру ангар, Роуз впервые за долгое время улыбнулся от удовольствия — он увидел своего нового робота. Джереми подбежал к нему и провел рукой по свежевыкрашенной ноге своей машины, а потом забрался в подъемник и поднялся к кабине. Открыв люк, он осторожно поставил чемодан внутрь и скользнул следом. Хоть кабина казалась теснее, чем ему помнилось, он понял, что будет чувствовать себя здесь как дома.
Как его дед и мать, Роуз учился искусству вождения на пульте «Темного сокола». Конечно, потом он получил аттестацию и на более крупных боевых роботах, но модель «Темный сокол» занимала особое место в его сердце. Он попытался вспомнить лица деда, умершего задолго до того, как Роуз покинул свой дом. Лица его Джереми так и не вспомнил, это раздосадовало его, но он отмел раздражение и погрузился в воспоминания. Родной дом казался ему сейчас таким близким и одновременно таким далеким. Интересно, что теперь делает Рианна на Аутриче? Получает ли она его письма? Впрочем, пришла пора готовиться к бою, и мысли о доме начали рассеиваться. С легкостью, приобретенной в бесчисленных упражнениях, он открыл потрепанный чемодан и достал некий очень нужный ему предмет. Осторожно отложив его в сторону, он вновь закрыл крышку чемодана. Джереми сел в кресло и принялся затягивать ремни, а в его ушах уже раздавался грохот приближающегося боя.
В отличие от большинства водителей боевых роботов Роуз не раздевался догола, не напяливал на себя громоздкий охлаждающий жилет, предназначенный для поддержания оптимальной температуры тела, чтобы водители не теряли сознания от жары. Вместо него он носил нечто напоминающее полный летный костюм, и в этом заключалась половина его преимущества перед прочими водителями. То, что с виду напоминало летный костюм, было на самом деле боевым костюмом времен Звездной Лиги. Чудо инженерии — даже по сегодняшним временам. Он переходил от воина к воину, пока не попал к Роузу вместе с нейрошлемом, который он сейчас также вытащил из чемодана. Костюм и шлем не имели цены, и Роуз обращался с ними соответственно, поместив их на хранение в банк сразу после того, как на второй день по прибытии на Солярис получил багаж с шаттла.
Как человек, выросший среди Горцев, он мог разве что мечтать о подобной технологии, но вступление в Ком-Гвардию предоставило ему доступ к такому оборудованию, которого он даже представить себе не мог. Хотя формально шлем и костюм ему не принадлежали, он смог оставить их за собой, покидая Терру. Даже с внутренней охладительной системой его нового боевого робота, которому на вид можно было дать лет пятьдесят-шестьдесят, он мог выдержать такие температуры, о которых нельзя было и подумать в обычном хладожилете.
Шлем представлял собой еще более впечатляющее чудо техники. С помощью такого шлема Роуз управлял движениями робота не хуже, чем собственными: команды от мозга к механизмам машины передавались с завидной скоростью. Джереми мог даже заставить свой «Темный сокол» исполнить какой-нибудь сложный танец.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...