ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Роузу было известно, что сегодня Старейшины Горцев встречаются на сессии ежегодного собрания всех Старейшин Тары и отдаленных провинций. Во время сессии Высокая Ассамблея была высшим органом власти.
Ассамблея решала вопросы планетарной важности и дела, которые могут затронуть всех — и Горцев, и Нортвинд. Всевластная сессия Высокой Ассамблеи работала только две-три недели в году, потому что большинство дел, касающихся текущего правления, могли быть решены на суб-ассамблеях в течение года. Каждая суб-ассамблея отвечала за одну из важнейших сторон жизни Горцев. Искусство, наука, медицина, образование, военные налоги, как и десятки других дел, находились выведении особых ассамблей. Самой многочисленной и престижной была Ассамблея Воинов, которая управляла всеми военными аспектами жизни Горцев. Она состояла ровно из ста заслуженных воинов, первой выступала при открытии Высокой Ассамблеи и последней покидала ее. Эта политическая группа явно доминировала на Нортвинде.
Машина остановилась у тротуара. Роуз вышел, протянул банкноту в пятьдесят С в окошко водителя и, не дожидаясь сдачи, стал подниматься по лестнице.
Он перешагивал через две ступеньки сразу, но не для того, чтобы убыстрить, а скорее — чтобы замедлить подъем к внутреннему двору. Двор служил входом в Форт, и приличия должны быть соблюдены. Неподобающая поспешность в таких случаях решительно ни к чему.
Едва Роуз приблизился к входу, как раздвижные двери бесшумно раскрылись перед ним, — Он вошел в фойе и направился прямо к столику администратора, по обеим сторонам которого стояли солдаты почетного караула, безмолвные, со сталью во взорах. Не глядя на них, Роуз обратился к женщине за столом. Каждый, кто входил в Форт, был обязан зарегистрироваться. Сегодня здесь в этот ранний час было мало народу. Обычно же приходилось долго ждать своей очереди.
— Роуз, Джереми. Я приехал, чтобы выступить перед Ассамблеей Воинов.
Роуз смотрел в одну точку над головой женщины, стараясь держаться прямо и не отводить взгляда. Краем глаза он уловил, что на лице одного из солдат появился интерес к его неожиданному заявлению, но так же, как и Роуз, тот стоял по стойке «смирно», высоко подняв голову, и старался не выдавать эмоций.
— Вас ждут. Заседание Ассамблеи уже началось. Подождите вызова, — строго сказала женщина.
— Я только что прибыл на Нортвинд и еще не успел разместить свой багаж... — Роуз замолчал, зная, что этих слов будет достаточно. Через несколько секунд появился мальчик с пластиковым жетоном. Роуз протянул ему вещи, взял жетон и пошел к лифтам. Вскоре подъехала свободная кабина.
Некоторое время автоматический датчик лифта был занят определением количества пассажиров, а затем двери с мягким шипением закрылись, и лифт пошел вверх.
Роуз смотрел на свой хронометр, только что переведенный на нортвиндское время, и ждал. Через несколько секунд лифт остановился, и двери открылись с тем же мягким шипением.
В коридоре было пусто и тихо. Два охранника стояли у двери — единственной на этаже. За тяжелыми дубовыми панелями он различил шум голосов. Хотя охранники не повернули головы в его сторону, он почувствовал, что они его прекрасно видят.
Роуз спокойно вышел из лифта и присел на простую скамью перед дверью Зала Ассамблей. Некий процесс, начавшийся шесть месяцев назад с ощущения необходимости выступить перед Ассамблеей Воинов, близился к завершению. Сначала его многочисленные запросы не получали ответа, но со временем настойчивость помогла ему добиться того, что его выступление включили в повестку дня. Проведя почти три месяца на Т-корабле, он наконец прибыл на расположенный в надире звезды аккумуляторный пункт; путешествие внутри планетной системы он совершил на шаттле «Бристоль».
Во время полета на шаттле Роуз ежедневно связывался с офисом секретаря Ассамблеи. Он знал, насколько важно выдерживать протокольные процедуры, но не представлял, насколько мало он в них разбирается, пока секретарь не передал ему документ объемом в двести страниц. Если он хочет добиться успеха, Роуз должен знать назубок все процедуры, описанные на этих двухстах страницах, и вести себя в полном соответствии с ними. Он долго и тщательно изучал документ, чтобы быть во всеоружии. Сейчас, сидя на скамье перед Ассамблеей Воинов, он чувствовал, как им овладевают радужные надежды.
Минуло девять часов, а он все еще сидел, ожидая вызова; от уверенности в себе не осталось и следа. Несколько раз в течение дня раскрывались двери, дважды сменились часовые, но его, Роуза, так и не вызвали. Скоро сегодняшнее заседание завершится. Заставив себя успокоиться, он наблюдал за тем, как двери открываются вновь. Из прохода донесся шум голосов, в холл вышел специальный охранник.
— Джереми Роуз. Ассамблея Воинов желает выслушать вашу речь.
Джереми встал и последовал за ним в зал. Если он выступит хорошо, это будет первым шагом на предстоящем ему пути. Внезапно Роуза охватил приступ слабости, и он осознал, что все его мужество осталось за притворенными дверями.
II
Тара, Нортвинд 23 апреля 3054 года
Войдя за стражником в дверь, Роуз решил, что его занесло в другую эпоху. В отличие от остальных частей Форта подковообразный Зал Воинов был построен из дерева. Сделав шаг вправо, часовой, стоявший у дверей, пропустил Роуза к пологим каменным ступеням, ведущим к арене. Встроенные в стены и потолок лампы освещали зал неярким светом.
Справа и слева от Роуза, на деревянных скамьях за тяжелыми дубовыми столами, уставленными компьютерами и сложными многоволновыми антеннами, сидели воины. Многие из собравшихся были одеты в традиционные шотландские юбки — килты — и тяжелые ботинки, излюбленные водителями боевых роботов и аэрокосмическими пилотами. Полевая форма считалась неподходящим одеянием для Ассамблеи Воинов — как для ее членов, так и для выступающих. Кроме того, присутствующие открыто демонстрировали самые разнообразные виды ножей; Роуз знал — это оружие не раз пускали в ход, чтобы разрешить разногласия между выступающим и аудиторией.
Спустившись по ступеням, он прошел несколько шагов по дерновому полу, спиной чувствуя устремленные на него взгляды. За каждым его движением неусыпно следили глаза воинов, ища хоть какой-нибудь признак неуверенности или слабости. Малейшее проявление подобных движений души могло повлиять на исход голосования.
По пяти ступенькам Роуз поднялся к возвышению и посмотрел на троих людей, сидящих там. Центральное место занимал полковник Эдвард Сэнн. В качестве командующего Первой Дружиной главного полка Нортвиндских Горцев Сэнн председательствовал на Ассамблее Воинов — но лишь в то время, когда не участвовал в военных действиях. Роуз глянул ему в глаза в знак приветствия и не замедлил отвести взгляд. От него требовалось проявить достоинство, но не гордыню, что многие из выступавших на этом собрании поняли слишком поздно. Справа от Сэнна сидел полковник Джеймс Кохрейн, командир Второй Дружины. Роуз хотел было поприветствовать и этого гиганта, но все внимание Кохрейна было приковано к передающему устройству, встроенному в его кресло. Роуз даже засомневался, заметил ли тот его вообще.
Слева от Сэнна стояли два кресла, однако лишь дальнее из них было занято. Пустующее кресло обычно занимал командир Макклеодских Горцев, но недавно его соединение было передислоцировано. И несмотря на то, что во время Ассамблеи кресло это не должно было пустовать, Макклеод отказался присутствовать на сессии в ту минуту, когда его ребята находились на кораблях. Этот поступок был вполне характерен как для него самого, так и для его необузданного войска, которое не привыкло считаться с условностями.
В крайнем кресле сидела Андреа Стирлинг, командир Стирлингских Стрелков. Впрочем, слово «сидела» не совсем точно передавало ее позу: она полулежала, перебросив одну ногу через подлокотник, подперев голову рукой, и напоминала ожившую аллегорическую статую под названием «Скука». Женщина лениво поигрывала локоном длинных черных волос и разглядывала Роуза сквозь длинные черные ресницы. «Неудивительно, что ее прозвали Кошкой», — подумал Роуз. Из трех Горцев, расположившихся на возвышении, она была самым молодым, но и самым беспощадным, по мнению Роуза, командиром. Ее зеленые глаза выдавали этот секрет даже при неярком освещении зала.
Пройдя несколько шагов по помосту, Роуз остановился прямо перед полковником Сэнном. Прежде чем заговорить, он подождал, пока Сэнн кивнет ему головой.
— Приветствую вас, полковник Сэнн. Благодарю за предоставленную мне возможность выступить перед высоким собранием. — Роуз поклонился, не сводя с Сэнна глаз.
Полковник снова кивнул.
— Мы сделали это с удовольствием, эксперт Роуз. Впрочем, мне сообщили, что данное звание вам больше не принадлежит. Что ж, тогда я буду называть вас просто Джереми.
При упоминании звания, которое он когда-то носил в Ком-Старе, многие обернулись, но Роуз продолжил:
— Как вам угодно, полковник. Это обстоятельство не имеет значения в данном деле. Однако я чрезвычайно ценю проявленное вами внимание.
Пока Роуз продолжал произносить общепринятые приветствия, Сэнн спокойно разглядывал докладчика. Требовалось принести официальные изъявления вежливости, и Роуз намеревался оправдать ожидания Горца.
— В знак признательности за гостеприимство я привез вам подарок. — Роуз опустил руку в карман брюк, достал оттуда кожаный сверток и протянул его Сэнну, который тотчас же принялся развязывать ремешки.
— Я добыл эту вещь во время битвы с Огнедышащими ягуарами. Это простая вещица, но выполнена она с изяществом и пригодится любому воину. — Сэнн наконец развернул сверток и вынул оттуда нож. Вырезанная знаменитым скэндо рукоятка отливающего серебром клинка была сработана из темно-вишневого дерева, породу которого Роуз не смог определить. Он решил, что деревья такой породы перевелись во Внутренней Сфере еще до вторжения кланов, а это само по себе делало оружие уникальным и ценным, не говоря уже о его красоте и удобстве.
— Благодарю вас, Джереми Роуз. Я принимаю этот подарок с тем же чувством, с каким он преподносится. — Сэнн вытащил свой собственный нож из-за голенища правого сапога и заменил его подаренным.
— Итак, мистер Роуз, я полагаю, что вам хотелось бы обратиться к Ассамблее.
— Да, это так, полковник.
Резко повернувшись, Роуз встал к собранию лицом и только тут заметил застекленную галерею, предназначенную для зрителей. Скрытые темным стеклом, сотни людей наблюдали за происходящим. Впервые Роуз почувствовал на себе всю тяжесть общественного внимания.
Церемониал кончился, и теперь воины выжидающе смотрели на него. Когда Роуз прошелся по возвышению, разговоры начали стихать. Он-то надеялся, что здесь будет подиум, но тут не оказалось даже такого призрачного убежища. Именно на такой эффект и рассчитывали Горцы.
— Я хотел обратиться к вам с речью о кланах — Медведя, Кошек Нова, Огнедышащих ягуаров. Кречета, Стальных гадов и Волка. Как и многие из вас, я сражался против них и знаком с их высокими технологиями. Я сражался против боевых роботов и выжил. Я видел, как захватчики из кланов падали на полях сражений и как их шаттлы отступали, освещая ночное небо над нашими лагерями.
Слушая Роуза, воины начали перешептываться. Он, видите ли, хочет, чтобы ему верили. Кланы редко терпели поражение, и только дважды они отступали, как он это описывает.
— Разумеется, я говорю о сражении при Токкайдо и о победе Ком-Стара над объединенными силами кланов.
Шумок усилился. Несмотря на успехи Ком-Стара в Токкайдской битве и последовавшем за нею договоре с кланами, популярностью Звездная Сеть до сих пор не пользовалась.
— Сегодня, однако, я говорю о будущем, а не о прошлом. Слишком долго Внутренняя Сфера позволяет кланам диктовать условия войны. Мы лишь отвечаем на их нападения и вынуждены все время защищаться, не более. Настало время дать кланам бой. Пришло время воевать с ними на наших условиях.
Некоторые воины кивнули, выражая согласие, остальные подались вперед, словно желая лучше расслышать его речь. Один из воинов постучал по деревянному столу, призывая Роуза продолжать.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...