ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я вышла из зала, миновала коридор, оказалась в фойе уже с другой стороны и сразу направилась к кабинету директора.
Внутри горел свет. Я прикрыла дверь, но не заперла её, взяла стул и скинула туфли.
Шкаф картотеки, верхний ящик. Ключа не было. По очереди проверила пять других ящиков. Ничего… Я передвинула стул и заглянула в верхний ящик с другой стороны. Он полон был рекламных проспектов, старых газет и прочим барахлом. Под ним оказались перчатки мистера Кинга; в большом пальце одной из них лежал ключ.
Прошло почти две минуты. Ключ к сейфу подошел и повернулся, но чтобы открыть массивную дверь, пришлось приналечь.
В трех нижних отделениях – только бумаги, но в выдвижном ящичке за мешочками с мелочью лежали кучей пачки банкнот. И сегодняшняя, и субботняя выручка.
В сумочку средних размеров поместится много денег, если её заранее опорожнить. Я закрыла сейф и положила ключ на место. Потом надела туфли и подошла к двери. За нею слышались шаги, звон и щелчки игорных автоматов.
Теперь я вновь нырнула в кинозал. Глэдис была на месте.
– Полный зал? – спросила я, не успела она открыть рот.
– Да, осталось мест двадцать по четыре шестьдесят да несколько дешевых, и только. Ты закончила?
– Нет, сейчас вернусь, – и я направилась вдоль боковой стены.
– Жизнь у меня нелегкая, – мужчина на экране, казалось, смотрел на меня.
– Она мне не нравится, – отвечала ему девушка, – но я готова разделить её с тобой.
Слова пришлись как нельзя кстати. Я вышла через боковую дверь на улицу.
2
Через год я написала в Барнс, предложив свои услуги фирме «Джон Ротлэнд и K°».
Не знаю, может судьба или предопределение и существуют. Скажем, есть дурные приметы – пройти под лестницей или рассыпать соль. Но когда я писала это письмо, никакое предчувствия меня не мучило. С таким же успехом я могла выбрать другое объявление или развернуть другую газету.
С января я работала в Лондоне в страховой фирме «Кендэлс», но вскоре поняла: единственное, на что здесь можно рассчитывать, – это рекомендация. Потому я задержалась там ровно настолько, чтобы её получить, старательно подыскивая более подходящее место.
В ответ пришло письмо на фирменном бланке «Джон Ротлэнд и K°, полиграфия высокого класса, учреждена в 1869 году».
«Дорогая мисс, благодарим, что вы откликнулись на наше объявление. Просим зайти к нам в следующий вторник, десятого числа текущего месяца, в одиннадцать часов утра.
С. Уорд, управляющий.»
Здание фирмы оказалось весьма внушительным. Подождав в приемной, пока шло собеседование с другой девушкой, я вошла в небольшую комнату. За письменным столом сидели двое и задавали обычные вопросы.
Я представилась Мэри Тейлор, сообщила, что с января работаю в «Кендэлс». Раньше не работала. В двадцать лет вышла замуж и жила в Кардиффе с мужем, пока тот в ноябре прошлого года не погиб в автомобильной катастрофе. Хотя после него осталось немного денег, пошла работать. После школы я училась стенографии и машинописи, а ещё закончила курсы бухгалтеров. В «Кендэлс» работаю машинисткой-стенографисткой, но ищу работу с большими перспективами.
Сама я пока изучала тех двоих. Управляющему, мистеру Уорду, было за пятьдесят. Сухой, угрюмый, в очках с золотой оправой, с бородавкой на щеке, он явно принадлежал к тем людям, которые с трудом пробились наверх только годам к сорока, и горе тому, кто попытается сделать это в тридцать девять. Другой был моложе, с густыми темными волосами и таким бледным лицом, словно после тяжелой болезни.
– Вы долго жили в Кардиффе, миссис Тейлор? – спросил управляющий.
– Нет, я с восточного побережья. Но муж работал в Кардиффе.
– А где вы учились?
– В Норидже.
– Ваши родители сейчас живут там? – спросил молодой.
– Нет, сэр. Когда я вышла замуж, они уехали в Австралию.
Мистер Уорд поерзал на стуле.
– Вы можете представить ещё какие-то рекомендации, кроме «Кендэлс»?
– Не знаю… Скорее, нет. Меня, конечно, знают в кардиффском банке, где у меня счет. «Ллойд Бэнк» на Монмаунт-стрит. С тех пор, как переехала, я пользуюсь их услугами.
– Сейчас вы живете в Лондоне?
– Да, снимаю комнату в Суиз-Коттедж.
– Насколько я понял, семьи у вас нет? – вмешался молодой. – Я хочу сказать – детей?
Я улыбнулась в ответ:
– Нет, сэр.
Мистер Уорд принялся расспрашивать, знакома я с расчетом подоходного налога и страховки и приходилось ли мне работать с калькулятором «Энсон». Я подтвердила, поскольку знала, что сумею быстро освоить любую машину. Уорд обращался к молодому человеку, «мистер Ротлэнд», и я сообразила, что тот один из директоров или какое-то другое начальство. Увидев его, я так и подумала: явно близкий родственник владельца компании, который учится вести дела. Встречать таких мне уже доводилось, но этот хоть с виду был ничего.
Минут через пять мистер Уорд произнес:
– Благодарим вас, миссис Тейлор.
И по тому, как это прозвучало, по его деланному сожалению, я поняла, что принята. Похоже, все решил молодой начальник.
Потом, уже работая у них, я покопалась в документах и нашла запрос в кардиффский банк. Оттуда ответили:
«Мы знаем миссис Мэри Тейлор только три года, с тех пор, как она впервые обратилась к нам, но её счет всегда был в порядке. Лично мы встречались всего несколько раз, но у нас осталось самое благоприятное впечатление как о ней самой, так и о её финансовых делах».
В наше время работу получить нетрудно. Чаще всего, если постараться, можно подготовить для этого почву, нужно только уметь все рассчитать. Некоторые фирмы, конечно, требуют все документы и рекомендации, и тогда ничего не остается, как вовремя отступить; но добрая половина вполне удовлетворится малым, а некоторые возьмут тебя только по первому впечатлению, если ты покажешься надежной и порядочной.
А вот открыть счет в банке на чужое имя – просто морока. Мне удалось проделать этот эксперимент, когда три года назад я работала в Кардиффе. Я выбрала имя Мэри Тейлор, но это означало, что тебя должны были знать под этим именем. Этот банк я использовала прежде просто чтобы время от времени переводить туда деньги, потом раз или два разговаривала с управляющим по поводу всяких мелочей, чтобы меня запомнили. Прежде я на них никогда не ссылалась, потому что такое можно лишь однажды, да в «Кендэлс» от меня этого и не требовали; но теперь я прибегла к этому средству, поскольку мне казалось, что в фирме «Ротлэнд и компания» я получу работу, ради которой можно многим пожертвовать.
В новой фирме я начала работать со следующего понедельника. И почти сразу меня пригласил на беседу мистер Кристофер Холбрук, директор-распорядитель. Толстяк лет шестидесяти в массивных очках включал и выключал улыбку на лице, как электрическую лампочку.
– У нас семейная фирма, миссис Тейлор, я рад принять вас в нашу семью. Я сам – внук основателя фирмы, ещё один внук – мой кузен, мистер Ньютон-Смит. Мой сын, мистер Теренс Холбрук, так же, как мистер Марк Ротлэнд, с которым вы уже знакомы, – директора. Всего у нас девяносто семь служащих, и я готов утверждать, что каждый работает не за страх, а за совесть. Фирма действует как единое целое, как семья, где каждый помнит о благе других.
Его улыбка медленно загоралась и сияла широко и ясно. Но едва она становилась приветливой, как сразу отключалась и оставались холодное лицо и глаза, внимательно наблюдающие, какое это произвело на тебя впечатление.
– Мы расширяемся, миссис Тейлор, в этом году открыли отдел розничной продажи – вы его увидите его, если посмотрите в окно на ту сторону улицы. Поэтому мы расширяем штат. Через неделю-другую вам придется работать с розничной торговлей, но надеемся, что в конце концов вы будете здесь, в администрации, помогать мисс Клейбоун, с которой уже успели познакомиться. – Холбрук снял телефонную трубку. – Мистер Теренс уже пришел?.. Нет? Попросите его зайти ко мне, когда появится.
– Вы хотите поставить меня на кассу в отделе розничной торговли, сэр? – спросила я.
– Временно. Но если дело пойдет, мы возьмем девушку, который займет ваше место, а вы перейдете сюда. Мисс Клейбоун выходит замуж и через год-другой может нас оставить. Вы раньше бывали в типографиях?
– Нет, сэр.
– Думаю, вам будет интересно. У нас очень классные мастера. Мы выполняем любые работы: от дорогих иллюстрированных каталогов до рекламных плакатов, от меню городских ресторанов до школьных учебников. Игральные карты Ротлэнда, записные книжки Ротлэнда, почтовая бумага Ротлэнда, календари Ротлэнда известны всей Англии. Думаю, вы поймете, миссис Тейлор, что наша фирма любит предприимчивых и инициативных и умеет ценить тех, кто хорошо работает.
Он замолчал, и я сказала:
– Благодарю вас, сэр.
– Попозже мистер Уорд проведет вас, покажет нашу типографию или поручит кому-нибудь это сделать. Я считаю, что новичок должен получить общее представление о том, чем занимается фирма. Людей нельзя просто нанимать на работу, их следует заинтересовать.
Поднимаясь из-за стола, он включил улыбку, и я тоже встала, собираясь уйти, когда в дверь постучали и в кабинет вошел молодой человек.
– О, мистер Теренс Холбрук, мой сын. Знакомься, Терри, это наша новая сотрудница, миссис Тейлор. Она поступила только сегодня утром и будет работать у нас помощником кассира.
Теренс пожал мне руку. Выглядел он лет на тридцать. Длинные светло-русые волосы, выпяченная нижняя губа. Одет прекрасно. И мгновенно успел рассмотреть меня с ног до головы.
– Рад познакомиться. Надеюсь, вам у нас понравится. Ты хотел меня видеть, отец?
Потом меня действительно провели по типографии, но я ничего не поняла, только устала от шума машин, новых лиц, запаха бумаги и типографской краски. Строение было двухэтажным, служащие помещались над цехами. Мне очень понравилась комната кассира, расположенная возле самой лестничной клетки и отделявшейся перегородкой матового стекла. Попасть в неё можно было через соседнюю комнату, где находились только копировальный аппарат фирмы «Ксерокс», который обслуживала всего одна девушка, и несколько шкафов для документов. Лучше и не придумаешь.
Встретили меня, как всякую новенькую, но довольно быстро привыкли, и вскоре я вполне освоилась. Сэм Уорд иногда отпускал саркастические замечания в мой адрес, а главный кассир Сюзан Клейбоун сурово поглядывала, но в отделе розничной торговли я познакомилась с Донной Уитерби и мы сразу стали близкими подругами и она рассказывала мне все, что я хотела знать.
– Так вот, как обстоит дело. Мистер Джордж Ротлэнд, отец Марка, был директором-распорядителем, когда я поступила на работу, но после его смерти директором стал Кристофер Холбрук, а в фирму поступил Марк Ротлэнд. Рекс Ньютон-Смит тут редкий гость, появляется четыре раза в год на собрании директоров, его не стоит принимать всерьез. Живет с мамочкой, хотя ему под пятьдесят. Конечно, Кристофер Холбрук знает свое дело, но в основном все делают двое тех, что помоложе, и Сэм Уорд. Терри Холбрук и Марк не ладят между собой, ты заметила? Это сразу бросается в глаза. Марк, как здесь появился, внес такие изменения, все вверх дном перевернул! Розничная торговля – это его идея, и она приносит хороший доход. Ты пойдешь на прием для сотрудников фирмы? Он бывает в мае, и мы обычно так там веселимся! В прошлом году не расходились до пяти утра. Тебе с твоей-то внешностью скучать не придется. На прием приходят все, даже директора. Марка в прошлом году не было, он как раз похоронил жену; но остальные были абсолютно все. Терри ужасно смешной; особенно когда отрастил себе волосы. Но будь с ним осторожна. Сладко говорит, но это ничего не значит. Господи, ещё только половина одиннадцатого; как время тянется!
– У него умерла жена?
– У Терри? Нет, он женат, но они не живут вместе. Это у Марка умерла жена. В прошлом году, в январе. Что-то с почками. Ей было всего двадцать шесть.
– Потому он такой бледный?
– Нет, милая, у него такой цвет лица. Он и раньше такой был. Они никак не могут поладить с Терри. Я часто думаю, почему люди ненавидят друг друга? Обычно из-за женщины. Но тут это не при чем…
Меня ничуть не волновало, почему они не ладят.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

загрузка...