ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Зачем ей это надо было от него? — спросил Олси. Он улыбался, слушая, как я описываю нашу остановку на ужин в «Бочке Щелкунчика».
— Билл — ветеран, то есть ветеран войны, я имею в виду.
— Вот как? — обогнав очередную машину, он спросил: — Ты хочешь сказать, что твой бойфренд — ветеран Гражданской войны ?
— Вот именно. Он тогда был человеком. Он стал таким только после войны. И у него была жена и дети. — Вряд ли я имела право считать его своим бойфрендом, ведь он чуть было не бросил меня ради кого-то другого.
— Кто сделал его вампиром? — спросил Олси. Мы уже были в Джексоне, и он пробирался по улицам в предместье, где находилась квартира, принадлежащая его компании.
— Не знаю. Он про это не рассказывал.
— Странно, по-моему.
Мне тоже это казалось странным, но я считала, что вопрос слишком личный, и если бы Билл захотел, то и сам бы рассказал. Я знала, что между старшим по стажу вампиром и новичком, которого он «привел», завязываются очень прочные отношения.
— Мне кажется, он по сути дела больше мне не бойфренд, — призналась я. Хотя само это слово «бойфренд» было очень слабым отражением того, что значил для меня Билл.
— Вот что!
Я покраснела. Не надо было этого говорить.
— Но я все равно должна его найти.
После этого мы какое-то время молчали. Из городов последний раз я бывала в Далласе, ну, так этот Джексон и в подметки ему не годился по своим размерам. (С точки зрения моих интересов, это было его большим плюсом). Олси показал мне позолоченную фигуру на куполе нового здания конгресса, и я должным образом повосхищалась. Мне показалось, что это орел, но, не будучи уверенной, спрашивать постеснялась. Может, мне уже требуются очки? Мы подъехали к нужному нам зданию — на пересечении Хай и Стэйт-стрит. Здание было неновым, кирпичи потеряли свой золотистый блеск, и теперь здание стало закопченного светло-коричневого цвета.
Здесь квартиры больше, чем в новостройках, — объяснил Олси. — Есть комнатка для гостей. Нам должны были все приготовить. У нас договор со службой уборки квартир.
Я молча кивнула. Не могла вспомнить, бывала ли я когда-нибудь в многоквартирном доме. Потом сообразила — да, конечно. У нас в Бон Темпс есть двухэтажное U-образное здание, в котором много квартир. Конечно, я была там у кого-то в гостях; в последние семь лет почти каждый одинокий человек в Бон Темпс арендовал для себя квартиру в этом доме на том этапе своей жизни, когда встречался с кем-нибудь.
Олси сказал, что их квартира — на верхнем, пятом этаже. С улицы съезжаешь прямо по пандусу на парковку. На входе в гараж есть будочка, в ней сидит охранник. Олси предъявил ему пластиковый пропуск. Охранник — крепкого сложения парень, со свисающей изо рта сигаретой — едва глянул на пропуск и нажал на кнопку, шлагбаум поднялся. На меня охранник не произвел особого впечатления. Мне показалось, что я сама в состоянии сбить его с ног. А мой брат, Джейсон, размазал бы его по тротуару.
Мы выкарабкались из пикапа и достали вещи с заднего сиденья. Моя дорожная сумка доехала хорошо. Олси не спросясь взял чемоданчик. И повел меня в центральную часть гаража, к сверкающей двери лифта. Нажал кнопку, дверь сразу открылась. Олси щелкнул по кнопке с цифрой 5, и лифт, безостановочно скрипя, повез нас наверх. В лифте, про крайней мере, было очень чисто, а когда дверь, зашуршав, распахнулась, перед нами оказался холл, устланный ковром.
— Дом теперь кондоминиум, так что мы выкупили эту квартиру, — небрежно бросил Олси. Да, они с папой неплохо заработали. На этаже четыре квартиры, сказал Олси.
— А соседи кто?
— В 501-й — два сенатора штата, но на каникулы они уезжают домой, не сомневаюсь. В 502-м живет мадам Чарльз Осбер Третий, с сиделкой. До прошлого года была такая величественная гранд-дама. По-моему, теперь у нее ноги не ходят. Квартира 503 сейчас пуста, если риэлтор не продал ее за последние две недели. — Он отпер дверь квартиры 504, распахнул ее и жестом пропустил меня вперед.
Я вошла в безмолвие и тепло квартиры. Слева холл замыкался кухней, но кухонное пространство было отгорожено не стенами, а стойками, так что глазам беспрепятственно открывалась гостиная, она же столовая. Сразу справа от входа была дверь, видимо, чуланчика для верхней одежды, и за ней еще одна — в спаленку с аккуратно застеленной двухместной кроватью. Следующая за ней дверью вела в ванную, облицованную бело-голубыми плитками, с полотенцами на вешалках.
За гостиной слева от меня находилась дверь другой спальни, побольше.
Я на минутку заглянула в нее, не желая демонстрировать любопытство к личным покоям Олси. Кровать у него была королевская. Я подумала — интересно, активно ли развлекаются Олси и его папа, приезжая сюда.
— При спальне хозяина есть своя ванная, — объяснил Олси. — Я бы уступил тебе комнату побольше, но в ней телефон, а я жду служебных звонков.
— Мне и небольшая сгодится, — пробормотала я и еще порыскала по квартире, пока мне не принесли сумки.
Вся квартира была симфонией в бежевых тонах. Бежевый ковер, бежевая мебель. На стенах обои — на бежевом фоне какой-то восточный рисунок типа бамбука. Здесь было очень чисто и очень тихо.
Я развесила свои вещи в шкафу и подумала — интересно, сколько же ночей мне придется ходить в клуб. Если больше двух, придется прибарахлиться. Но это было невозможно — при моем-то бюджете. Привычное беспокойство тяжелым грузом легло на плечи.
Бабушка, царствие ей Небесное, не смогла много оставить мне, особенно после расходов на ее похороны. Дом оказался чудесным и неожиданным подарком.
Давно истрачены деньги — доход от ныне иссякшей нефтяной скважины, на них она растила Джейсона и меня. А моя зарплата, полученная за работу по совместительству на далласских вампиров, в основном ушла на покупку двух платьев, оплату налога на собственность и — вы будете смеяться — на спиливание дерева, потому что буран в прошлую зиму раскачал его корни и оно слишком сильно наклонилось к дому. Большая ветвь уже рухнула и немного повредила жестяную крышу. К счастью, Джейсон и Хойт Фортенбери разбирались в кровлях и отремонтировали крышу.
И тут я вспомнила грузовик с кровельным материалом, который видела возле Белл Райв.
И рывком села на кровати. Откуда это во мне? Мелочно ли с моей стороны злиться, что мой бойфренд придумал десяток различных способов устроить благополучие своих потомков (недоброжелательных и часто важничающих Бельфлеров), когда я, любовь его последующей жизни, вся издергалась из-за дырявого бюджета?
Еще бы мне не быть мелочной!
Мне должно быть стыдно за себя.
Но это потом. Сейчас мне было не до суммирования своих горестей.
Как только я начинала думать о проблеме денег (об отсутствии оных), я удивлялась — неужели Эрику не пришло в голову, когда он отправлял меня с этой миссией, что я пропущу рабочие дни, и мне никто за них не заплатит. А без зарплаты я не смогу заплатить за работу электрикам, или оплатить кабельное телевидение, или телефон, или страховку машины… конечно, у меня есть моральная обязанность отыскать Билла, так ведь? Независимо от того, на какой стадии находятся наши взаимоотношения.
Я снова плюхнулась на кровать и сказала себе — все как-нибудь утрясется. В глубине души я знала, что мне надо только одно — сесть рядом с Биллом — если допустить, что я его когда-нибудь вообще верну назад — и объяснить ему мое положение, и он… он что-нибудь придумает.
Но просто брать у Билла деньги я не могла. Конечно, будь мы женаты, все было бы в порядке: у супругов все общее. Но жениться мы не могли. Это было бы незаконно.
Кстати, он мне и не предлагал.
— Сьюки? — послышалось за дверью.
Я заморгала и села. В дверях стоял Олси, скрестив руки на груди, лениво облокотясь о косяк.
— Ну, как ты?
Я неуверенно кивнула.
— Соскучилась по нему?
Мне было стыдно говорить о своих финансовых проблемах, да они были не так уж и важны. Билл важнее, конечно. Я кивнула — так было проще.
Он уселся рядом и обнял меня. Такой теплый, и пахло от него моющим порошком Тайд, и мылом «Ирландская весна», и мужчиной. Я закрыла глаза и снова сосчитала до десяти.
— Ты соскучилась по нему, — утвердительно сказал он. Потянулся, взял меня за левую руку, а правой прижал меня к себе. Знал бы ты, как сильно , — подумала я.
Очевидно, когда привыкаешь к регулярному и захватывающему сексу, тело начинает жить по своим законам, а когда оно вдруг лишилось этой разрядки… Не говоря уж о том, как не хватает хотя бы просто объятий. Мое тело умоляло меня опрокинуть Олси Герво на кровать, а дальше оно само знает, что с ним делать. Прямо сейчас .
— Да, соскучилась ужасно, независимо от того, какие у нас с ним возникли проблемы, — сказала я тоненьким дрожащим голоском. Я не открывала глаза, потому что знала — если открою, то увижу на его лице крошечное, чуть заметное выражение, — и этого импульса для меня окажется достаточно.
— И когда, по-твоему, нам пора отправляться в клуб? — я уверенно переводила стрелки.
Думать о другом!
В другую сторону!
— Хочешь, я приготовлю ужин перед клубом? — Минимум, на что я способна. Я вылетела из кровати, как пробка из бутылки, и обернулась к нему с самой естественной улыбкой, какую сумела изобразить. Подальше от такой близости, или уж поставить все на карту.
— Слушай, давай лучше пойдем в кафе «Мэйфлауэр». Оно похоже на старинный вагон-ресторан — впрочем, это и есть вагон-ресторан, тебе понравится. Туда все ходят — сенаторы, плотники, кто угодно. Там подают пиво, ты пьешь? — Я пожала плечами и кивнула. Мне все сгодится. — Только я пью немного, — предупредила я.
— Я тоже пью немного, может, потому, что мой папа имеет привычку пить много и часто. Тогда он принимает неправильные решения. —
Олси, кажется, пожалел о своих словах.
— А после «Мэйфлауэра» пойдем в клуб. — И тут он явно оживился. — Сейчас темнеет рано, но вампиры приходят попозже: сначала примут крови, встретятся со своими девушками, провернут какой-нибудь бизнес. Нам надо придти туда к десяти. Значит, поесть пойдем часов в восемь, годится?
— Еще бы, классно, — и тут я растерялась. Было еще два часа дня. Убирать квартиру не надо. Готовить смысла не было. Если бы я хотела почитать, у меня с собой были книги. Но в моем нынешнем настроении вряд ли чтение поможет состоянию… ума.
— Послушай, ты не возражаешь, если я сгоняю к клиентам?
— Отлично. — Я подумала — ну и хорошо, пусть его не будет в непосредственной близости от меня. — Ты иди по своим делам. У меня книжки с собой, и телевизор тут есть. — Почему бы не начать с детектива?
— Если хочешь… не знаю, как сказать… у моей сестры, Дженис, в четырех кварталах отсюда, в старом районе, есть косметический салон. Она замужем за местным парнем. Если хочешь, пойди к ней, пусть тебя приведут в форму.
— Ох, я… ну, это… — я не настолько умудрена опытом, чтобы придумать простой и правдоподобный отказ, когда на пути к такому искушению зловещим барьером стоит мое безденежье.
И вдруг его лицо озарилось новой мыслью:
— Если ты забежишь к ней, она сможет оглядеть тебя с ног до головы. В конце концов, предполагается, что ты моя девушка. А Дебби она ненавидела. Ты доставишь ей большую радость своим визитом.
— Очень мило с твоей стороны, — я старалась не показать голосом того, как я тронута и смущена. — Я этого не ожидала.
— Ты тоже — не то, что я ожидал увидеть, — ответил он и ушел по своим делам, оставив у телефона номер салона сестры.
Глава 5
Дженис Герво Филлипс (замужем два года, мать одного ребенка, как я вскоре узнала) оказалась точно такой, какой и могла быть сестра Олси: высокая, привлекательная, самоуверенная, с грубоватой манерой выражаться; бизнес ее шел вполне успешно.
Я редко бываю в косметических кабинетах. Моя бабушка всегда делала свой перманент сама, а я никогда не красила волосы и вообще ничего с ними не делала, только иногда чуть подстригала. Когда я призналась в этом Дженис, которая заметила, как я озираюсь с любопытством невежды, ее широкое лицо расплылось в улыбке.
— Значит, тебя нужно обработать по полной программе, — удовлетворенно заявила она.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

загрузка...