ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Из двух ранок в коже текла кровь.
— Это излечит тебя от всего, — сказал Эрик.
Я заколебалась, потом высмеяла себя за эти глупые колебания. Я знала, что чем больше крови Эрика будет во мне, тем лучше он будет знать меня. Я знала, что это даст ему некоторого рода власть надо мной. Я знала, что надолго стану сильнее, а если учесть, что Эрик довольно стар, я стану очень сильной. Я вылечусь, буду чувствовать себя чудесно. Я стану привлекательнее. Вот поэтому за вампирами охотятся специальные люди, они объединяются в команды, пойманных вампиров сажают на серебряную цепь, берут у них кровь и расфасовывают ее в пузырьки, которые продают за бешеные суммы на черном рынке. В прошлом году один пузырек стоил двести долларов; Бог знает, чего там накопилось в крови Эрика, ведь он так стар. Доказать, откуда взята кровь, этим охотникам было бы проблематично. Извлечение крови — крайне рискованное и крайне незаконное занятие.
Эрик предлагал мне невероятно ценный дар.
Я никогда не была, как это принято говорить, брезгливой, слава Господу. Я приникла губами к ранкам на его запястье и стала сосать.
Эрик застонал, и я сразу поняла, что он испытывает удовольствие от того, что оказался в таком тесном контакте со мной. Он слегка зашевелился, и я ничего не могла с этим поделать. Левой рукой он по-прежнему крепко прижимал меня к себе, а правая его рука, что ни говори, «кормила» меня. Все же мне трудно было не чувствовать отвращения к этому процессу. Но Эрику явно было хорошо. И поскольку с каждым глотком я чувствовала себя лучше, трудно было доказывать себе, что я поступаю плохо. Я старалась ни о чем не задумываться, старалась не шевелиться в унисон с его движениями. Я помнила, как принимала кровь Билла, — мне тогда понадобились дополнительные силы, и помню реакцию Билла.
Эрик прижал меня еще крепче, и вдруг сказал «Охххх» и сразу расслабился. Я почувствовала, как подо мной стало мокро, и сделала последний, долгий глоток. Эрик снова застонал, издал глубокий гортанный звук, и губы его скользнули по моей шее.
— Не кусай меня, — я с трудом сохраняла остатки здравого смысла. Ведь понятно, что меня возбуждает, говорила я себе: это воспоминание о Билле, его реакции на мои укусы, его бурной готовности. Простая случайность, что рядом оказался Эрик. Я не могла допускать секса с вампиром, особенно с Эриком, только потому, что нахожу его привлекательным, — ни за что, я знаю, какие будут ужасные последствия. У меня были слишком напряжены нервы, чтобы вспоминать весь перечень последствий. Я ведь взрослая, строго сказала я себе; взрослые не вступают в сексуальные отношения только из-за того, что партнер опытен и красив.
Клыки Эрик царапнули мое плечо.
Я пулей вылетела из кровати. С намерением отыскать ванную я распахнула дверь и натолкнулась на вампира, курчавого коротышку-брюнета. На левой руке у него висела одежда, правую он поднял, собираясь постучать в дверь.
— Ну, вот я и увидел тебя, — улыбнулся он.
— Тебе надо со мной поговорить? — я прислонилась к дверному косяку, изо всех сил стараясь выглядеть хрупкой и болезненной.
— Да, нам пришлось разрезать твое прекрасное платье, Рассел сказал, что тебе нужно во что-то одеться. У меня в чулане нашлось вот это, мы с тобой как раз одного роста…
— Ой, — слабо проговорила я. До сих пор я никогда не менялась одеждой с парнем. — Большое спасибо. С твоей стороны это такая любезность. — Так оно и было. Он принес мне какой-то тренировочный костюм (зеленовато-голубоватого цвета), носки, шелковый купальный халат, даже несколько свежих трусиков. Я старалась не особенно задумываться об их прошлом.
— Выглядишь лучше, чем вчера, — он смотрел на меня с восхищением, но без личной заинтересованности. Может, я переоценила свое очарование?
— Плохо себя чувствую, — тихо сказала я. — И встала только потому, что пошла в ванную.
Карие глаза Курчавого вспыхнули, и я заметила, что он через мое плечо смотрит на Эрика. Этот-то больше в его вкусе, и улыбка Курчавого стала откровенно приветливой:
— Лейф, не хочешь сегодня разделить со мной мой гроб? — он даже кокетливо захлопал ресницами.
Я не осмеливалась обернуться и посмотреть на Эрика. У меня пониже спины до сих пор виднелось влажное пятно. Я вдруг сама себе стала противна. Я в этом аспекте подумывала об Олси, а об Эрике — не только подумывала. Мне не нравился мой моральный склад характера. И нельзя считать оправданием, что мне стало известно о неверности Билла. Также не оправдывает меня и то обстоятельство, что Билл приучил меня к регулярному эффектному сексу. Или не совсем оправдывает.
Пора мне напрячь свои моральные силы и вести себя достойно. Как только я приняла это решение, мне сразу стало лучше.
— Я должен выполнить поручение Сьюки, — говорил Эрик курчавому вампиру. — Не уверен, что вернусь до наступления дня, но если получится, не сомневайся, я тебя разыщу. — Это Эрик флиртовал в ответ. Пока шел этот обмен любезностями, я напялила шелковый халат, — он был разрисован цветами, черными, розовыми и белыми. Просто шикарный. Курчавый кинул на меня взгляд, и, кажется, я заинтересовала его больше, чем когда предстала перед ним в неглиже.
— Гм, — такова была его единственная реакция.
— Еще раз спасибо. Скажи, где тут ближайшая ванная?
Он указал на приоткрытую дверь дальше по коридору.
— Прошу извинить меня, — обратилась я сразу к обоим и, напомнив себе, что идти надо медленно и осторожно, как будто мне все еще больно, побрела по коридору. Мимо ванной, мимо еще двух дверей. Ага, вон виднеется лестничная площадка. Итак, ясно, где выход. Это меня очень обрадовало.
Ванная была традиционная, заполненная всяким обычным для ванных хламом: сушилки для волос, термобигуди, дезодоранты, шампуни, гель для укладки волос. Какая-то косметика. Щетки, расчески, бритвы.
Конечно, все в ней было чистым и рабочим, но этой ванной несомненно пользуются несколько человек. Я готова была поспорить на что угодно, что персональная ванная Рассела Эджингтона ничуть не похожа на эту. Я нашла несколько шпилек и закрепила волосы на макушке, потом включила душ на полную мощность. Волосы я мыла еще утром — сто лет назад, казалось мне, да еще целую вечность их сушила, так что сейчас я решила обойтись без этого, зато усердно отскребла кожу душистым мылом, которое обнаружилось в мыльнице на стене. В шкафчике были чистые полотенца, какое счастье.
Через четверть часа я вернулась в спальню. Курчавый ушел, Эрик оделся, и вернулся Бубба.
Эрик не сказал ни слова о конфузной ситуации, которая имела место между нами. Он молча и одобрительно оглядел халат. И сказал, явно повторяя чужие слова:
— Сьюки, Бубба обшарил всю территорию.
Бубба улыбался какой-то перекошенной улыбкой. Он явно был доволен собой. И с триумфом заявил:
— Мисс Сьюки, я нашел Билла. Он не то чтобы в хорошей форме, но жив.
У меня подкосились ноги — слава Богу, повезло, что позади меня оказалось кресло. Все еще находясь в вертикальном положении, я вдруг оказалась не стоящей, а сидящей. Это было еще одно необычное ощущение за эту ночь странностей.
Когда я оказалась в адекватном состоянии, я смутно сообразила, что на лице Эрика отражаются противоречивые чувства: удовольствие, сожаление, злость, удовлетворение. Бубба был просто счастлив.
— Он где? — я говорила каким-то чужим голосом.
— Там сзади есть такое большое здание, как гараж на четыре машины. Но наверху там квартиры, а сбоку одна комната.
Рассел, видно, любил, чтобы его помощники были всегда под рукой.
— А другие здания тут есть? Я не заблужусь?
— Есть плавательный бассейн, мисс Сьюки, и перед ним небольшой домик — для купальщиков, переодеваться в купальные костюмы. И есть большая кладовая для инструментов, то есть я думаю, что это она — здание, отдельное от гаража.
— В какой части гаража его держат? — спросил Эрик.
— В комнате направо. Может, гараж раньше был конюшней, и в этой комнате держали упряжь и седла. Она не очень большая.
— Сколько с ним человек? — Эрик знал, что спрашивать. Я все не могла опомниться от слов Буббы, что Билл еще жив и что я так близко от него.
— Трое там с ним, мистер Эрик, — двое мужчин и баба. Все трое вампиры. У бабы нож.
— Нож, — повторила я и внутренне содрогнулась.
— Да, мисс, она его сильно порезала.
Не было времени для колебаний. Я всегда гордилась тем, что не брезглива. Наступил момент доказать себе, что это так.
— Долгонько его держат, — сказала я.
— Да уж, — согласился Эрик. — Ну, Сьюки, пойду добывать машину. Постараюсь припарковать ее возле конюшни.
— Ты считаешь, что тебя впустят назад?
— Если со мной будет Бернар.
— Это еще кто?
— Коротышка, — улыбнулся мне Эрик несколько кривой улыбкой.
— Ты хочешь сказать… А-а, ну да, если ты возьмешь с собой Курчавого, они тебя впустят назад, потому что он тут живет?
— Ну да. Но может оказаться так, что мне придется остаться тут. С ним.
— И думаешь, что не сможешь… ну, отмотаться?
— Как получится. Я не хочу, чтобы они меня поймали тут, когда встанут и увидят, что Билла нет и тебя тоже.
— Мисс Сьюки, днем его охраняют вервольфы.
Мы одновременно уставились на Буббу.
— Те вервольфы, которые бежали за тобой? Они будут охранять Билла, пока вампиры спят.
— Но сегодня полнолуние, — заметила я. — Они будут усталыми, когда им надо будет заступать на дежурство. Если они вообще тут появятся.
Эрик посмотрел на меня с некоторым удивлением:
— Ну, ты молодец, Сьюки. Сегодня самая лучшая для нас возможность.
Мы еще пообсуждали ситуацию; возможно, я смогу изобразить из себя очень слабую девушку и запереться в доме, в ожидании, пока человек — союзник Эрика прибудет из Шривпорта. Эрик сказал, что улучит минутку, как только выберется с этой территории, чтобы позвонить ему по мобильному.
— Может быть, Олси смог бы помочь завтра утром, — сказал Эрик.
Должна признать, у меня было большое искушение снова обратиться к Олси. Олси — сильный, крутой и компетентный во всем, и некая внутренняя женская слабость подсказывала мне, что Олси несомненно справится с любым делом гораздо лучше меня. Но совесть меня удерживала. Я убеждала себя — нельзя втягивать Олси в это дело. Он свое дело сделал. У него свой бизнес с этими людьми, и его карьера закончится, как только Рассел сообразит, что вервольф принимал участие в побеге Билла Комптона.
Больше мы не могли тратить время на дискуссии, до рассвета оставалось всего два часа. Не обговорив многих подробностей, Эрик отправился искать курчавого Бернара, чтобы скромно попросить помочь ему выполнить мое поручение — съездить за машиной. Я думала, он хочет взять машину в прокате, и сомневалась, будет ли открыто в это время суток какое-нибудь прокатное агентство, но Эрик был уверен, что проблемой это не станет. Я постаралась выбросить из головы всякие сомнения. Бубба согласился еще раз перебраться через стену поместья Рассела тем же путем, каким вошел сюда, и найти для себя укрытие на день. Эрик сказал, что жизнь Буббы оказалась в безопасности только потому, что сегодня ночь полнолуния, и мне хотелось этому верить. Вампир-привратник, хоть и хороший профессионал, не может быть одновременно повсюду.
Мне было дано такое задание: до наступления дня изображать слабость, пока вампиры не уйдут на покой, а потом как-то вытащить Билла из конюшни и затолкать в багажник той машины, которую раздобудет Эрик. У владельцев поместья нет причин удерживать меня тут.
— До сих пор не попадался мне такой глупый план действий, — вдруг заявил Эрик.
— Ты прав, но другого у нас нет.
— У вас все получится, мисс Сьюки, — обнадеживающе заявил Бубба.
Мне как раз этого и не хватало — положительного отношения.
— Спасибо, Бубба, — я постаралась выразить голосом всю свою благодарность. Кровь Эрика придала мне энергии. Мне казалось, что глаза мои мечут молнии и волосы развеваются вокруг головы, создавая энергетический нимб.
— Очень-то не увлекайся, — посоветовал Эрик. Он напомнил мне, что так часто бывает с теми людьми, которые испробовали кровь вампиров, купленную на черном рынке. Они желают совершать невероятные подвиги, ощущая себя такими сильными, такими непобедимыми, но иногда пытаются сделать то, что им просто не под силу, — например, один парень пытался в одиночку победить целую банду, а одна женщина хотела остановить надвигающийся поезд.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

загрузка...