ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Когда Олси отпер дверь и мы вошли в квартиру, я прислонилась к стене. Состояние мое было ужасно: усталость, душевное смятение, возбуждение после скандала с байкером и вандализма Дебби.
Я чувствовала, что должна извиниться, только не знала, за что.
— Спокойной ночи, — сказала я уже от дверей своей комнаты. — Да, возьми пиджак. Спасибо тебе, — стащила с себя пиджак и вручила Олси. Он аккуратно повесил одежду на спинку стула.
— С молнией сама справишься?
— Расстегни в начале, может, дальше пойдет, — и повернулась к нему спиной. Когда я одевалась, он помог застегнуть последние дюймы этой молнии, и я оценила его внимание — надо же, вспомнил, пока еще не ушел к себе.
Я почувствовала у себя на спине его толстые пальцы. Молния тихонько зашипела. И тут произошло нечто неожиданное: он снова дотронулся до меня.
Когда его пальцы забегали по моей коже, я задрожала всем телом.
Что делать?
Я и сама не знала, чего хочу.
Я заставила себя повернуться к Олси. На его лице было такое же неопределенное выражение, как и на моем.
— Самый неудачный момент, — нашлась я. — Ты — только что после любовного разочарования. Я — в поисках своего бойфренда; конечно, тот еще бойфренд, можно сказать, неверный, но все же…
— Да, время выбрано не лучшее, — согласился он и положил руки мне на плечи. Потом наклонился и поцеловал меня. Не прошло и полсекунды, как я руками обвила его талию, а его язык был уже у меня во рту. Он целовался нежно. Я хотела запустить руки в его волосы и ощутить, какая у него широкая грудь, и действительно ли его ягодицы так накачаны и округлы, как кажется, когда он в брюках… о-о-о! Я деликатно отпрянула.
— Не лучший момент, — и я покраснела, осознав, что платье на мне полурасстегнуто, и Олси прекрасно видны лифчик и верхние половинки грудей. Ну, слава Богу, лифчик у меня красивый.
— О, Господи, — проговорил он, явно уже запустив взгляд в вырез моего платья. С огромным усилием он зажмурил свои зеленые глаза. И снова согласился: — Да, не тот момент. Хотя я буду надеяться, что более подходящий момент наступит скорее раньше, чем позже.
— Кто знает? — улыбнулась я и отступила за дверь своей комнаты, пока еще хватало сил двигаться в том направлении. Тихонько затворив дверь, я повесила на вешалку красное платье, обрадовалась, что оно все еще смотрится прекрасно и на нем нет ни единого пятна. От рукавов, конечно, осталось одно воспоминание, по всей поверхности жирные отпечатки пальцев и пятна крови. Я с сожалением вздохнула.
Чтобы добраться до ванной, надо было пройти через две двери. Не хотелось дразнить мужика, но на мне был слишком короткий нейлоновый халат розового цвета. Ну, я и рванула, в чем была, тем более, что, судя по доносившимся звукам, Олси возился в кухне. То, се, и я проторчала в маленькой ванной долгое время. Когда вышла, свет в квартире был полностью погашен, кроме светильника в моей спальне. Я закрыла жалюзи, чувствуя себя ужасной дурой — в этом квартале не было ни одного здания, кроме нашего, высотой в пять этажей. Я надела розовую ночную рубашку и заползла под одеяло, собираясь прочитать главу из романа, чтобы успокоиться. Там героиня в итоге затаскивает героя в постель, так что на данный момент этот роман был неуместен, но я, по крайней мере, перестала вспоминать, как загорелась кожа на байкере от прикосновения гоблина, и выбросила из головы злобное узкое лицо Дебби. И то, что Билла подвергают пыткам.
Любовная сцена в романе (в сущности, это была сцена секса) вызвала в памяти теплые губы Олси.
Я выключила бра над кроватью и положила в книгу закладку. Свернулась клубочком в постели, укрылась всеми одеялами, и, наконец, мне стало тепло. Я почувствовала себя в безопасности.
Раздался стук в окно.
Я тихонько вскрикнула. Раздумывая, кто бы это мог быть, я набросила халат, туго затянула пояс и открыла жалюзи.
Ну и, конечно, за окном парил не кто иной, как Эрик. Я снова зажгла светильник и стала разбираться с незнакомой мне системой оконных задвижек.
— Тебе какого черта тут надо? — уже говорила я, когда в комнату ворвался Олси.
Я не удостоила его и мимолетного взгляда через плечо:
— Ты, Эрик, лучше оставил бы меня в покое и дал мне поспать, — и плевать мне, что я вела как старая карга, — и прекратил бы ты возникать черт знает где среди ночи и требовать, чтобы тебя впустили!
— Сьюки, впусти, — просил Эрик.
— Нет! Это вообще-то дом Олси. Олси, что ты думаешь?
Тут я в первый раз повернулась к Олси и с трудом удержалась, чтобы не разинуть рот. Олси, оказывается, спал в этих, ну, знаете, таких длинных штанах с завязочками, просто финиш. Вау! Если бы тридцать минут назад он был без рубахи, момент оказался бы как раз тот, что надо.
— Тебе чего надо, Эрик? — Олси говорил гораздо более спокойным тоном, чем я.
— Надо поговорить, — нетерпеливо заявил Эрик.
— Если я его сейчас впущу, могу я аннулировать потом разрешение? — спросил меня Олси.
— Конечно, — ухмылялась я, глядя на Эрика. — Аннулировать его ты можешь в любую минуту.
— Годится. Входи, Эрик, — Олси снял решетку с окна, и Эрик влетел ногами вперед. Я тут же закрыла за ним окно, щелкнув задвижкой. Теперь мне снова стало холодно. Вся грудь Олси покрылась гусиной кожей, а его соски… Я поскорее перевела взгляд на Эрика.
Эрик проницательно посмотрел на каждого из нас, в свете ночника его синие глаза блестели, как сапфиры. — Ну, Сьюки, что выяснила?
— Он тут, у вампиров.
Глаза Эрика раскрылись чуть шире, но это была его единственная реакция. Казалось, он крепко задумался.
— Не опасно ли тебе находиться здесь, на территории Эджингтона, инкогнито? — спросил Олси. Он снова прислонился к стене. Оба они с Эриком были крупными мужчинами, и комната вдруг стала тесной. Может, их величества поглотили весь кислород из воздуха?
— Еще бы не опасно, — ответил Эрик. — Даже очень, — и лучезарно улыбнулся.
Я подумала — а вдруг они не заметят, если я опять улягусь в постель. Я зевала. На меня уставились две пары глаз. — Чего тебе еще надо, Эрик? — спросила я.
— Что еще можешь доложить?
— Ах да, они его пытают.
— Тогда его так просто не отпустят.
Естественно, не отпустят. Вампиров, которых пытали, никогда не отпускают за здорово живешь. Чтобы всю оставшуюся жизнь не пришлось оглядываться через плечо. Я об этом специально не задумывалась, но чувствовала, что такое решение наиболее правильно.
— Собираешься напасть? — когда это произойдет, мне хочется оказаться где угодно, только подальше от Джексона.
— Надо подумать. Завтра вечером снова пойдете в бар?
— Да, Рассел нас персонально пригласил.
— Сегодня он обратил внимание на Сьюки, — пояснил Олси.
— Отлично! — обрадовался Эрик. — Завтра вечером ты, Сьюки, сядь с ребятами Эджингтона и послушай их мысли.
— Вот уж что никогда не приходило мне в голову, Эрик, — озадаченно сказала я. — Знаешь, я просто рада, что ты меня сегодня разбудил и подсказал идею.
— Нет проблем, — ответил Эрик. — Если тебе, Сьюки, когда-нибудь потребуется, чтобы я тебя разбудил, только скажи.
— Убирайся, Эрик, — вздохнула я. — Еще раз спокойной тебе ночи, Олси.
Олси выпрямился в ожидании, пока Эрик выберется через окно. Эрик ждал, пока Олси уберется к себе.
— Аннулирую твое разрешение приходить в мою квартиру, — сказал Олси, и Эрик, круто повернувшись, прошел к окну, снова открыл его и, ворча, вылетел наружу. Оказавшись на улице, он снова обрел прежнее достоинство, улыбнулся нам, помахал и исчез — как сквозь землю провалился.
Олси рывком опустил окно и закрыл жалюзи.
— Нет, меня как раз очень многие совсем не любят, — сказала я в ответ на его мысли, которые в данный момент было нетрудно прочесть.
— Правда? — он как-то странно на меня взглянул.
— Да.
— Ну, раз ты так говоришь…
— Большинство, обычные люди, то есть… они считают, что я ненормальная.
— А это так?
— Ну да! И очень нервничают, когда я их обслуживаю.
Он засмеялся, и я настолько не ждала такой реакции, что просто не знала, что говорить дальше.
Он вышел из комнаты, посмеиваясь.
Надо же, как таинственно. Я выключила свет и сняла халат, швырнув его в ноги кровати. Снова свернулась клубком среди простыней и натянула до подбородка одеяло. Снаружи было холодно и промозгло, но мне наконец стало тепло и безопасно, и я была одна.
По-настоящему одна.
Когда я встала на следующее утро, Олси уже ушел. Строители и геодезисты встают рано, что вполне естественно, а я привыкла спать допоздна, из-за работы в баре и потому что я встречаюсь с вампиром. Само собой разумеется, раз я хотела быть с Биллом, я должна была быть с ним по ночам.
На кофейнике меня ждала записка. У меня побаливала голова, ведь я не привыкла к спиртному, а вчера вечером выпила дважды; головная боль — это не похмелье, конечно, но я потеряла свою обычную веселость. Я скосила глаза на бумажку.
«Пошел по делам. Чувствуй себя как дома. Приду днем».
Целую минуту я ощущала разочарование и пустоту. Потом взяла себя в руки. Ведь нельзя сказать, что он вызвонил меня сюда и пообещал романтические выходные, мы даже не очень хорошо знакомы. Олси навязали мое общество. Пожав плечами, я налила себе кофе, сделала тост и включила телевизор — узнать новости. Просмотрев передачу «Центральные новости», я решила принять душ. Я не спешила. Какие тут у меня дела?
Мне грозило испытать почти незнакомое состояние — скуку.
Дома всегда находятся дела, хотя я далеко не всеми люблю заниматься. Если владеешь домом, надо обязательно не упустить каких-то мелочей. А у нас в Бон Темпс всегда можно пойти в библиотеку, на распродажу, в бакалею. С тех пор, как я вместе с Биллом, я бегала еще и по его поручениям, которые можно было выполнить только днем, когда все учреждения открыты.
Вспомнив про Билла, я начала выщипывать торчащие волоски и выпрямлять линию бровей, наклонившись над мойкой, чтобы увидеть себя в зеркале. Пришлось положить пинцет и сесть на край ванны. Мои чувства к Биллу были запутанными и противоречивыми, я не надеялась в них разобраться в ближайшее время. Но знать, что ему больно, что у него беда, что я не знаю, как его найти, — было слишком тяжело. Я никогда и не надеялась, что наши взаимоотношения будут развиваться гладко. В конце концов, мы с ним из разных категорий. Причем Билл намного старше меня. Но только сейчас, когда его нет рядом, я почувствовала это болезненное противоречие — а ведь я даже не представляла, что оно есть.
Я натянула джинсы и свитер и застелила постель. Привела в порядок свою косметику в ванной и повесила на место полотенце. Я могла бы прибрать комнату Олси, если бы не считала это вторжением в его мир. Так что я села читать, прочла несколько глав и вдруг ощутила, что просто не могу дольше оставаться в квартире.
Оставив Олси записку, что ушла погулять, я села в идущий вниз лифт, в котором был один человек в неказистой одежде с мешком клюшек для гольфа. Я не стала спрашивать «Идете играть в гольф?», ограничилась сообщением, что погода просто зовет на прогулку. Было ясно и солнечно. Наверное, градусов 50. Удачный день, на солнце ярко сверкали рождественские украшения, на улицах толпились покупателей.
Интересно, подумала я, будет ли Билл дома к Рождеству. Сможет ли пойти со мной в церковь в канун Рождества, да и захочет ли? Я вспомнила, какую я купила новую пилу модели «Скил» в подарок Джейсону; я ее отложила в магазине Сирс в городе Монро и выплачивала стоимость несколько месяцев, а неделю назад уже забрала. Я приготовила подарки для каждого из детей Арлены, а для самой Арлены — свитер. Конечно, больше мне не для кого покупать подарки. Жалкое существование. Я решила, что Сэму в этом году я подарю CD-Rom. Эта идея меня развеселила. Я люблю делать подарки. В этом году я впервые собиралась провести Рождество с бойфрендом…
Проклятье, опять все вернулось на круги своя, совсем как в передаче «Центральные Новости».
— Сьюки! — услышала я.
Оторванная от своих унылых мыслей, я подняла голову и увидела, что из дверей парикмахерской, с противоположной стороны улицы мне машет рукой Дженис. Бессознательно я выбрала тот же маршрут, который освоила вчера.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

загрузка...