ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Да, теперь мы и впрямь оказались в беде.
— Я его кокнул, — гордо объявил Бубба. — Я вас спас, мисс Сьюки.
Если в твоем баре появился Человек из Мемфиса, который еще и оказался вампиром, и если он на твоих глазах убил возможного агрессора — да, такое не просто переварить сразу, даже Сэму, а ведь он не так прост, как кажется.
— Кокнул, кокнул, — успокоил Сэм Буббу. — Знаешь, кто это?
Я мертвецов никогда не видела — только когда бывала в стенах местного морга. Конечно, в техническом смысле Билл тоже мертв, но я имею в виду мертвых людей .
Что-то частенько они стали попадаться мне теперь. Слава Богу, я не очень подвержена приступам тошноты.
Данному конкретному трупу было около сорока лет, и каждый из этих годов явно дался ему непросто. Руки у него были покрыты татуировками, плохого качества, такие делают в тюрьме, вдобавок у него отсутствовали несколько коренных зубов. Одет он был, по-моему, как байкер: грязные синие джинсы и кожаный жилет, под которым — футболка с непристойным рисунком.
— Что на спине жилетки? — спросил Сэм, будто для него это имело значение.
Бубба любезно присел на корточки и перекатил человека на бок. Кисть трупа безвольно ударилась об пол, и меня затошнило. Но я заставила себя посмотреть на спину жилета, украшенную изображением волчьей головы. Та была изображена в профиль, так словно волк выл на фоне белого круга, видно, символизировавшего собой луну. При виде рисунка Сэм еще больше заволновался.
— Вервольф, — изрек он.
Да, это объясняет многое.
Погода была слишком промозглой, чтобы человек надел только жилет, если он не вампир. Конечно, вервольфы мерзнут меньше, чем нормальные люди, но обычно они в холодную погоду стараются надевать верхнюю одежду, потому что Общество вервольфов все еще засекречено от расы людей (за исключением счастливицы — меня и, возможно, еще нескольких сотен таких, как я). Я подумала — не оставил ли убитый свою куртку на вешалке в баре у главного входа; в таком случае он бы прятался в мужском туалете, в ожидании моего появления. Или мог войти через служебную дверь сразу за мной. Может, оставил куртку в своей машине?
— Бубба, ты видел, откуда он явился? — Я чувствовала легкое головокружение.
— Да, мисс. Он, видно, ждал вас на большой парковке. Объехал дом, вышел из машины и подошел к служебному входу через минуту после вас. Вы влетели в дверь, тут и он вошел. А я за ним. Вам очень повезло, что я с вами.
— Спасибо, Бубба. Ты прав — мне повезло, что ты тут. Интересно, что он хотел со мной сделать. — Я похолодела от одной мысли. Может, он просто высматривал одинокую женщину, чтобы ограбить, или хотел ограбить именно меня? И тут я поняла, что все это глупости. Если Эрик настолько испугался, что прислал охрану, он, видно, знал, что мне угрожает опасность, так что я не попадаю в категорию «случайная жертва нападения». Не сказав ни слова, Бубба вышел через заднюю дверь и спустя минуту вернулся.
— У него на переднем сиденье машины была клейкая лента и что-то вроде кляпа. И вещи его там. Я принес — положим ему под голову. — Он наклонился и обмотал голову и шею убитого толстой камуфляжной курткой. Это было кстати — из человека немного текло. Закончив свои манипуляции, Бубба облизал пальцы.
— Сэм обнял меня, потому что я начала дрожать.
— Но все же странно… — я не договорила, потому что начала медленно открываться дверь, ведущая в бар. Я мельком заметила лицо Кевина Прайора. Он милый парень, но полицейский, а этого нам как раз не хватало.
— Простите, проблемы с водопроводом, — я рывком захлопнула дверь прямо перед его удивленным лицом. — Послушайте, ребята, почему бы мне не подержать эту дверь? А вы вдвоем отнесете этого парня в его машину, и потом будем думать, что с ним делать. — Пол в коридоре надо будет протереть. Я вдруг сообразила, что дверь коридора запирается. Я только сейчас это поняла.
Сэм засомневался:
— Сьюки, ты не думаешь, что надо вызвать полицию?
Год назад я уже названивала бы 911, не дав еще телу упасть на пол. Но прошедший год был для меня как длинная кривая роста моего жизненного опыта. Я встретилась глазами с Сэмом и выразительно посмотрела на Буббу:
— Как, по-твоему, он перенесет тюрьму? — пробормотала я. Бубба уже мурлыкал вступительные строки «Голубого Рождества». И я уточнила: — Нам с тобой, ясно, такое было бы не под силу.
Поколебавшись минуту, Сэм кивнул, смирившись с неизбежным:
— Ладно, Бубба, давай-ка вдвоем перетащим этого парня в машину.
Я побежала за шваброй, пока мужики — ну, вампир и оборотень — выносили байкера через служебную дверь. Когда они вернулись вместе с порывом холодного ветра, я уже убрала коридор и мужскую ванную комнату (как положено поступать, если там действительно протечка). И побрызгала в коридоре освежителем воздуха.
Хорошо, что мы обернулись так быстро, потому что как только я отперла дверь, Кевин тут же распахнул ее.
— Ну, все у вас в порядке? — Кевин занимается бегом, так что у него нет ни капли жира на теле, и он довольно не крупный парень. Он внешне смахивает на овцу, живет все еще при маменьке, но при всем при том вовсе не дурак. Когда-то я послушала его мысли, и они были или о работе в полиции, или о его партнерше — черной амазонке Кении Джонс. В данный момент в его мыслях царила профессиональная подозрительность.
— По-моему, мы его починили, — ответил Сэм. — Ноги вытрите, мы только что тут пол помыли. Не поскользнитесь, чтобы не пришлось подавать на меня иск! — и улыбнулся Кевину.
— У вас там кто-то есть? — Кевин кивнул на закрытую дверь.
— Один из друзей Сьюки, — объяснил Сэм.
— Я, пожалуй, пойду в бар, притащу чего-нибудь выпить, — весело сказала я, одаряя их обоих улыбкой.
Проверила, в порядке ли моя прическа — конский хвост, и зашевелила кроссовками. В баре было почти пусто, и моя сменщица Чарлси Тутен при виде меня вздохнула с облегчением.
— Ну, и скучная же сегодня была ночка, — пробормотала она. — Эти ребята за шестым столом целый час цедили один кувшин, а Джейн Боудхаус старалась подцепить каждого входящего. Кевин всю ночь строчил что-то в блокноте.
Я взглянула на единственную даму-посетительницу бара, стараясь не выказывать внешне своего отвращения. В каждом питейном заведении есть свой набор посетителей-алкоголиков, они приходят к открытию и уходят с закрытием. У нас из таких была Джейн Боудхаус. Обычно Джейн напивалась у себя дома, но каждые две недели ей приходило в голову, что надо придти и подцепить мужика. Возможность подцепления становилась все более сомнительной, и не только из-за того, что Джейн было под пятьдесят, но когда человек десять лет пьет без продыху, это скверно сказывается на его внешности, скажем так.
Сегодня я заметила, что при нанесении боевой раскраски Джейн утратила ощущение истинных размеров своих бровей и губ. И результат был весьма тревожный. Придется вызывать ее сына, чтобы забрал матушку домой. С одного взгляда было ясно, что за руль ей не сесть.
Я приветственно кивнула Чарлси и помахала рукой Арлене, другой официантке, сидевшей за столиком со своим последним объектом страсти, Баком Фоули. Да, видно, полный застой, если Арлена не на ногах. Арлена помахала мне рукой в ответ, встряхивая рыжими кудряшками.
— Как детишки? — прокричала я, вынимая из посудомоечной машины несколько стаканов. Мне казалось, что я держусь вполне нормально, пока не заметила, что у меня сильно дрожат руки.
— Отлично. У Коби все отметки на уровне А, а Лиза получила В за правописание, — широко улыбнулась Арлена. Если кто считает, что побывавшая четыре раза замужем женщина не может быть хорошей матерью, пусть посмотрит на Арлену. Ради Арлены я улыбнулась и Баку. Бак — парень довольно средний, Арлена с ним встречается, но для него это много чести.
— Здорово! Толковые детишки, как и мама, — отреагировала я.
— Слышь, тебя тот парень нашел?
— Какой? — хотя мне показалось, что я догадываюсь, о ком идет речь.
— Такой, одет, как мотоциклист. Он спрашивал, не я ли та официантка, что встречается с Биллом Комптоном, потому что у него поручение к ней.
— И не знал моего имени?
— Нет, странно, правда? О, Господи, послушай, Сьюки, если он не знал, как тебя зовут, как же он мог придти от Билла?
Видимо, свои таланты Коби унаследовала от отца, если Арлена так долго шла к этому выводу. Что ж, я люблю ее за характер, а не за умственные способности.
— Ну, и что ты ему сказала? — улыбнулась я ей. Улыбка вышла нервная, ненастоящая. Я не всегда отдаю себе отчет, что нервничаю.
— Я сказала ему, что нет, я люблю мужиков теплых и дышащих, — засмеялась она. Иногда Арлена бывает довольно бестактной. Я решила, что надо обдумать, в честь чего я держу ее за хорошую подругу. — Нет, конечно, я так не сказала. Я просто объяснила, что ты блондинка и приходишь в девять.
Спасибо, Арлена. Итак, агрессор знал, как я выгляжу, потому что моя лучшая подруга меня ему описала; но не знал ни моего имени, ни адреса, просто — что я работаю в баре Мерлотта и встречаюсь с Биллом Комптоном. Немного утешительная информация, но все равно не фонтан.
Три часа тащились бесконечно. Сэм пришел в зал, шепнул мне, что дал Буббе посмотреть журнал и попить бутылку Поддержателя Жизни, и начал возиться за стойкой бара.
— Как получилось, что этот парень был на машине, а не на мотоцикле? — тихо пробормотал Сэм. — Как получилось, что на его машине номера штата Миссисипи? И замолчал — подошел Кевин проверить, собираемся ли мы вызвать сына Джейн, Марвина. Пока Сэм звонил, Кевин стоял рядом, так что нам удалось заручиться обещанием сына явиться в бар Мерлотта через двадцать минут. После этого Кевин убрался, держа подмышкой блокнот. Интересно, подумала я, что это он, в поэты заделался или просто сводку свою пишет?
Четверка, старавшаяся игнорировать Джейн, посасывая пиво из кувшина с черепашьей скоростью, наконец допила и ушла, каждый оставил после себя на столе доллар — вроде как чаевые. Какие кутилы, смотри-ка. Как правило, мой путь не усыпан такими клиентами.
Арлене оставалось полчаса до конца смены. Она подсчитала выручку и отпросилась уйти вместе с Баком. Дети ее были у бабушки, так что им с Баком светило недолгое уединение в его трейлере.
— Билл скоро вернется? — спросила она меня, натягивая пальто, пока Бак обсуждал с Сэмом футбол.
Я пожала плечами. Три ночи назад он отзвонился мне, доложил, что благополучно прибыл в «Сиэттл» и встречается — с тем, с кем ему надо было встретиться. В его мобильном исправно звучало: «Абонент недоступен». Мне почудилось, что это слово четко отражало всю ситуацию. И это казалось плохой приметой.
— Ты… соскучилась по нему? — ее слова прозвучали двусмысленно.
— А ты как думаешь? — я улыбнулась уголками рта. — Иди домой, желаю тебе хорошо провести время.
— Бак очень хорош, когда все хорошо, — она смотрела на меня как-то искоса.
— Повезло тебе.
Итак, когда прибыла Пэм, в баре Мерлотта оставалась только Джейн Боудхаус. Джейн можно не считать: она уже была не в этой реальности.
Пэм — вампирша, она совладелец «Фангтазии», туристского бара в Шривпорте. Она вторая в их иерархии после Эрика. Пэм — блондинка, ей порядка пары сотен лет с хвостиком, и у нее действительно есть чувство юмора — что для вампиров не характерно. Если вампир способен быть другом, то для меня она была ближе всего в этом качестве.
Она уселась на табурет и посмотрела на меня поверх полированной поверхности стойки.
Это был зловещий признак. Я ни разу не встречалась с Пэм нигде, кроме как в «Фангтазии».
— В чем дело? — приветствовала я ее с напряженной улыбкой.
— Бубба где? — спросила она своим резковатым голосом. И посмотрела поверх моего плеча. — Эрик рассердится, если Буббы тут нет. — Я в первый раз обратила внимание, что Пэм говорит с легким акцентом, непонятно каким. Может, просто модуляции древнеанглийского?
— Бубба там, в офисе Сэма, — я не сводила глаз с ее лица. Я хотела, чтобы удар обрушился, наконец, поскорее. Сэм подошел, встал рядом со мной, я их познакомила. Пэм приветствовала его с гораздо большим уважением, чем простого человека (которого она и не заметила бы), потому что Сэм был оборотень.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

загрузка...