ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Кто поверит, что его убили не мы? Опросят его друзей, а те скажут, что вчера он был в Клубе Мертвяков, и это можно проверить. Узнают, что у него были неприятности из-за его приставания к тебе. Никто не поверит, что мы не поучаствовали в этом убийстве.
— С другой стороны, — медленно проговорила я, думая вслух, — ты считаешь, что они станут упоминать о Клубе Мертвяков?
Олси задумался, водя большим пальцем по губам.
— Может, ты и права. А если не говорить о Клубе Мертвяков, как тогда объяснить… э-э.. стычку? Знаешь, что бы они сделали? Они бы решили, что сами разберутся с этой проблемой.
Идея была отличной. Я на нее купилась: обойдемся без полиции.
— Тогда надо его куда-то убрать, — сказала я, переходя к практической стороне дела. — Как мы это сделаем?
Олси тоже был практичным человеком. Он привык решать любые проблемы, даже самые серьезные.
— Его надо вывезти куда-то за город. Для этого его надо стащить в гараж, — и, подумав несколько минут, он добавил, — значит, его надо завернуть во что-то.
— В штору от ванны, — предложила я. — Уф, а нельзя закрыть чулан и пообсуждать это где-нибудь в другом месте?
— Конечно, — Олси вдруг тоже забеспокоился, не слишком ли долго мы созерцаем это страшное зрелище.
Итак, стоя посреди гостиной, мы провели заседание планировочной комиссии. Первое, что я сделала, — выключила отопление во всей квартире и открыла все окна. До сих пор тело было не обнаружено единственно потому, что Олси любил, чтобы в помещении была низкая температура, а дверь чулана закрывалась плотно. Теперь надо было выветрить слабый, но всепроникающий запах.
— У нас пятый этаж, вряд ли я сам донесу его, это далеко, — решил Олси. — Часть пути надо везти его в лифте. Это самый опасный этап.
Мы все обсуждали и прорабатывали нюансы плана, пока не убедились, что он реален. Олси дважды спрашивал меня, как я себя чувствую, и оба раза я успокаивала его; меня наконец осенило, что он боится, как бы я не впала в истерику или не потеряла сознания.
— Я никогда не могла себе позволить особой чувствительности, — объяснила я. — Это не в моем характере. — Если Олси рассчитывал, что я попрошу нюхательную соль, или буду умолять спасти маленькую меня от большого злого волка, то не на такую напал.
Я могу заставить себя держаться, но это не значит, что я совершенно спокойна. Меня трясло, когда я пошла снимать штору от ванны, я с трудом удержалась, чтобы не вырвать ее из пластмассовых колец. Не спеши, не останавливайся, уговаривала я себя. Вдох, выдох, берем штору, расстилаем на полу в холле.
Штора была сине-зеленая, и по ней ровными рядами плыли желтые рыбки.
Олси отправился вниз, в гараж, чтобы подкатить пикап как можно ближе к двери. Он догадался принести с собой пару рабочих перчаток. Натянул их, глубоко вдохнул — наверное, не следовало этого делать, учитывая близость трупа. Его лицо застыло и выражало только решимость. Олси схватил труп за плечи и резко дернул.
Результат был невообразимо драматичен. Одним махом застывшее тело байкера вылетело из чулана. Олси пришлось отскочить, чтобы тело не упало на него, оно рухнуло, ударилось о кухонную стойку и свалилось набок, прямо на штору.
— Вау, — сказала я слабым голосом, глядя на результат. — Хорошо получилось.
Тело лежало почти точно так, как мы хотели. Мы с Олси кивнули друг другу, и каждый опустился на колени у своего угла. Действуя согласованно, мы взялись за одну сторону шторы, накрыли ею тело, потом то же проделали с другой. И расслабились, когда закрыли его лицо. Олси притащил из гаража еще и моток клейкой ленты — у настоящих мужчин в грузовиках всегда есть клейкая лента, — и с ее помощью мы заклеили штору. Потом завернули свободные концы и приклеили их тоже. К счастью, этот вервольф, хоть и очень мускулистый, был невысокого роста.
Мы оба поднялись и позволили себе минутную передышку. Первым заговорил Олси.
— Смахивает на большого зеленого осла, — заметил он.
Я закрыла рот ладонью, чтобы не прыснуть.
Олси с удивлением взглянул на меня поверх упакованного тела. И вдруг тоже расхохотался.
Отсмеявшись, я спросила:
— Готов к этапу два?
Он кивнул, я натянула пальто и вышла к лифту, быстро закрыв за собой дверь квартиры, на случай, если кто-то будет проходить мимо двери.
Как только я нажала на кнопку вызова, из-за угла появился человек и встал рядом со мной у дверей лифта. Возможно, это был родственник старой мадам Осбер, или кто-то из сенаторов прилетел назад в Джексон. Во всяком случае, одет он был хорошо, ему было около шестидесяти, и он оказался достаточно вежливым — счел себя обязанным завязать разговор.
— Холодно сегодня, правда?
— Да, но вчера было холоднее, — я сверлила глазами закрытую дверь лифта, желая, чтобы она поскорее открылась и уехал бы мой нежданный собеседник.
— Вы здесь недавно поселились?
Никогда до сих пор меня так не раздражали любезные люди.
— Я тут в гостях, — ответила я скучным голосом, давая понять, что разговор окончен.
— Вот как, — развеселился он. — У кого?
К счастью, лифт выбрал именно эту минуту для прибытия, и его двери со свистом раскрылись как раз вовремя, пока я не успела откусить голову этому слишком сердечному человеку. Он взмахом руки предложил мне входить первой, но я сделала шаг назад, сказав: — Надо же, ключи забыла! — И быстро, не оглядываясь, отошла от лифта. Подошла к соседней квартире, Олси говорил, что она пуста, и постучала в дверь. Услышала, как за моей спиной закрылась дверь лифта, и облегченно вздохнула.
Когда я вычислила, что мистер Разговорчивый уже успел дойти до своей машины и выехать из гаража, — если он не вешает лапшу на уши охраннику, — я снова вызвала лифт. Была суббота, и трудно было предсказать, каков режим дня у разных людей. Олси говорил, что большинство квартир в кондоминиуме куплены как вложение капитала и сданы в субаренду представителям законодательной власти, большинство из которых уезжает на выходные. Но от жильцов, которые обитают тут круглый год, можно ждать нетипичного поведения, поскольку был не просто выходной, а двойной выходной — канун Рождества. Скрипучий лифт добрался до пятого этажа пустым.
Я кинулась к квартире 504, дважды стукнула в дверь, метнулась к лифту, чтобы придержать двери. Из квартиры сначала появились ноги мертвеца, потом Олси. Он двигался с максимальной скоростью, доступной человеку, взвалившему на плечи негнущийся труп.
Наступил самый опасный для нас момент. Тюк на плечах Олси не был похож ни на что иное, кроме как на труп, завернутый в штору от ванны. Пластик не пропускал запаха, но через тонкую щелку он все же просачивался. Мы благополучно спустились на один этаж, еще на один. На третьем этаже наши нервы сдали. Мы остановили лифт, и, к нашему огромному облегчению, дверь открылась в пустой коридор. Я выскочила и помчалась к двери на лестницу, придержала ее открытой для Олси. Потом быстро побежала вниз по лестнице и глянула сквозь стеклянную панель двери в гараж.
— Ох, — я подняла руку.
В гараже женщина средних лет и девочка лет десяти выгружали пакеты из багажника своей тойоты, одновременно яростно споря. Девочку пригласили на вечеринку на всю ночь. Нет, — говорила мама.
Она обязана пойти, все друзья будут там. Нет, — говорила мама.
Ну мама, всех других отпускают. Нет, — говорила мама.
— Только не вздумайте подниматься по лестнице, — шепотом заклинала я.
Но спор разгорался, пока они шли к лифту. Я отчетливо слышала, как девчонка прервала свой поток жалоб и объявила:
— Фу, тут чем-то пахнет! — после чего двери лифта закрылись.
— Ну, что там? — шепнул Олси.
— Ничего. Подождем еще минуту.
Подождали, и я вышла из двери и подошла к пикапу Олси, бросая взгляды во все стороны, чтобы убедиться, что я на самом деле одна. Охраннику нас по идее не было видно, он сидел в своей маленькой стеклянной будочке.
Я отперла багажник пикапа; к счастью, его дно было чем-то покрыто. Обведя еще раз проницательным взглядом все углы гаража, я поспешила к двери на лестницу и побарабанила по ней. И через секунду широко ее распахнула.
Олси кинулся вперед прямо к пикапу; я и представить себе не могла, что он сможет развить такую скорость, при его-то ноше. Мы изо всех сил запихивали тело, и наконец оно медленно улеглось на дно багажника. С огромным облегчением мы захлопнули и заперли крышку багажника.
— Этап второй пройден. — Олси, кажется, вздохнул с облегчением.
Вести машину по улицам города, имея труп в багажнике, — веселенькая прогулочка на грани паранойи.
— Ты, главное, соблюдай все правила движения, — напоминала я Олси, страдая от того, что мой голос был таким напряженным.
— Ладно, ладно, — сердито огрызался он, не менее напряженным голосом.
— Тебе не кажется, что вон те, в Джимми, смотрят на нас?
— Не кажется.
Очевидно, мне бы лучше было помолчать. Так я и поступила. Мы оказались на шоссе 20, по которому въезжали в Джексон, и двигались по нему, пока на горизонте не стало видно ни одного города, только сельские просторы.
На повороте к Болтону Олси сказал:
— По-моему, неплохое место.
— Конечно, — согласилась я. Я подумала, что больше нет сил кататься с трупом в багажнике. Территория между Джексоном и Виксбургом довольно низменная и плоская, в основном тут открытые поля, кое-где их пересекают старицы, пейзаж типичный для этих мест. Мы съехали с шоссе и направились на север в сторону лесов. Через несколько миль Олси свернул направо по дороге, которая годами ждала нового покрытия. По обе стороны от асфальта, покрытого множеством заплат, росли деревья. Свет блеклого зимнего солнца не мог пробиться сквозь них, я дрожала в кабине пикапа.
— Еще чуть-чуть, — пообещал Олси, и я нервно кивнула.
Я указала ему на отходящую налево узенькую, как нитка, дорогу. Олси притормозил и мы осмотрелись. Олси поехал задним ходом, что сперва меня удивило, но потом я поняла, что в этом есть смысл. Чем глубже мы въезжали в лес, тем больше меня радовало выбранное нами место. Недавно эту дорогу посыпали гравием, так что мы не оставим следов шин, это первое. И еще я подумала, что вполне возможно — эта примитивная дорога ведет в охотничью стоянку, которая сейчас никому особенно не понадобится, ведь сезон охоты на оленей закончился.
Точно так и оказалось. Немного прохрустев гравием, мы увидели прибитый к дереву указатель: «Частные владения Охотничьего Клуба Кайли-Одам. ВХОД ВОСПРЕЩЕН».
Мы ехали дальше по дороге задним ходом, медленно и осторожно.
— Тут, — сказал он, когда мы оказались глубоко в лесу и могли быть практически уверены, что нас не видно с дороги. Он поставил машину на парковочную площадку. — Слышь, Сьюки, тебе выходить не стоит.
— Быстрее будет, если поработаем оба.
Он попробовал угрожающий взгляд, но в ответ получил не менее каменное лицо, и наконец вздохнул: — Ладно, давай покончим с этим.
Воздух был холодный и влажный, и если стоять неподвижно, то от знобящей влаги промерзнешь до мозга костей. Я чувствовала, что температура воздуха падает, и яркое утреннее небо осталось приятным воспоминанием. День вполне подходящий для закапывания тела. Олси открыл багажник, мы надели рукавицы и ухватились за яркий сине-зеленый тюк. Веселые желтые рыбки смотрелись чуть ли не непристойно здесь, в промерзшем лесу.
— Ну-ка, приложи все силы, — посоветовал Олси, и на счет «три» мы потянули труп. Тюк вылез наполовину, часть его торчала из багажника — противное зрелище. — Готова? Еще раз. Один, два, три, — снова я потянула, и тело под действием собственной тяжести вылетело из пикапа на дорогу.
Если бы можно было уехать тут же, я бы радовалась; но мы решили, что надо забрать с собой штору от ванны. Кто знает, какие отпечатки обнаружатся или на самой шторе, или на клейкой ленте? Наверняка есть и другие улики, но этих я даже не могла себе представить.
Напрасно я, что ли, смотрю передачу «Научные открытия».
У Олси был перочинный нож, и я позволила ему взять на себя честь разобраться конкретно с этой задачей. Я держала открытым мешок для мусора, пока он разрезал пластиковую штору и запихивал ее в отверстие мешка.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

загрузка...