ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— я опустила окошко в дверце. И попыталась улыбнуться.
— Это тебя вчера ткнули колом? — мой собеседник был угрюм, оброс бородой и от него пахло, как от мокрого пса.
— Угу.
— Ну, и как самочувствие?
— Спасибо, лучше.
— Вернешься к распятию?
Наверное, я его не расслышала.
— К чему? — слабым голосом переспросила я.
Его коллега, стоявший в дверях будки, сказал:
— Дуг, заткнись.
Дуг злобно глянул на друга вервольфа, но на того злобный взгляд никак не подействовал, и Дуг пожал плечами:
— Ладно, тебе разрешен выезд.
Ворота открывались слишком медленно, как мне казалось. Когда они распахнулись достаточно широко и вервольфы отошли назад, я степенно выехала на улицу. И вдруг поняла, что не знаю, в каком направлении двигаться. Правильным казалось свернуть налево, поскольку я хотела вернуться в Джексон. Мое подсознание говорило, что вчера вечером, перед тем как въехать в ворота, мы сворачивали направо.
Мое подсознание оказалось большим жирным лжецом.
Через пять минут я твердо поняла, что заблудилась, а солнце все светило — естественно, через толщу облаков. Я не помнила, хорошо ли одеяло закрывает Билла, и не знала, насколько светонепроницаем багажник. В конце концов, безопасная перевозка вампиров — это не тот фактор, который у изготовителей машин стоит в перечне технических условий.
С другой стороны, сказала я себе, багажник должен быть водонепроницаем — это-то важный фактор, так что светонепроницаемость тоже как бы подразумевается. Тем не менее, мне казалось жизненно важным отыскать темное место и припарковать «линкольн» до наступления вечера, хотя интуиция подсказывала мне, что надо ехать как можно быстрее и уехать как можно дальше от поместья. На всякий случай, вдруг кто-нибудь захочет проверить, как там Билл, и сопоставит вместе два несложных факта. Но я подкатила к обочине дороги и открыла отделение для перчаток. Господи, благослови Америку! Там была карта штата Миссисипи, а в ней вкладка — карта города Джексон.
Это, конечно, замечательно, но неплохо бы мне иметь представление, где я нахожусь в данный момент.
Тот, кто совершает отчаянный побег, по определению не должен заблудиться.
Я сделала несколько глубоких вдохов. Вернулась на дорогу и ехала, пока не увидела работающую заправочную станцию. Хоть бак «линкольна» был полон (спасибо, Эрик), я въехала и припарковалась у одного из насосов. По другую сторону насоса стоял черный «мерседес», а в нем сидела женщина интеллигентного вида, средних лет, в удобной дорожной одежде. Доставая щетку дворника из желобка с водой на ветровом стекле, я спросила ее:
— Вы случайно не знаете, как мне отсюда выбраться на шоссе 20?
— Знаю, конечно, — улыбнулась она в ответ. Она была из тех, кто просто обожает помогать другим, и я поблагодарила свою счастливую звезду, что мне попалась именно такая. — Сейчас мы в Мэдисоне, Джексон к югу отсюда. Вот в той стороне, — она указала на запад, — 55-е шоссе примерно в миле отсюда. Поезжайте по 55-му на юг, и там свернете прямо на 20-е. Или можно еще поехать…
Для меня это уже было избыточной информацией.
— О, меня вполне устраивает. Я лучше поеду, как вы сказали, а то заблужусь.
— Конечно! Рада, что смогла помочь.
— Да, спасибо вам огромное.
Мы обменялись улыбками, просто встретились две такие приятные дамы. Я еле удержалась, чтобы не ляпнуть: — А у меня в багажнике замученный вампир, — просто так, похулиганить. Я спасла Билла, и сама осталась жива, и сегодня вечером мы уже будем на пути в Бон Темпс. Жизнь потечет удивительно спокойно. Если не думать, конечно, о предстоящих разборках с моим неверным бойфрендом; если не вспоминать, что надо бы выяснить, найдено ли тело вервольфа, которого мы выбросили в Бон Темпс, а также дождаться новостей о вервольфе, которого мы нашли в чулане Олси; да еще подождать реакции королевы Луизианы на невежливость, проявленную Биллом по отношению к Лорене. Невежливость чисто вербальную: я ни минуты не думала, что он мог интересовать ее в сексуальном плане.
Если не считать всего этого, ситуация у нас была мировой.
«Для каждого дня достаточно своей заботы», — сказала я себе. Эта цитата из Библии была любимой у моей бабушки. Лет в девять я попросила ее объяснить мне смысл фразы, и она сказала: «Не ищи забот на свою голову; они сами тебя найдут».
Держа в голове эту мудрую мысль, я произвела инвентаризацию своих планов. Ближайшая цель — просто вернуться в Джексон и найти убежище в гараже. Я последовала совету доброй женщины и через полчаса с радостью убедилась, что въезжаю в Джексон.
Я знала, что стоит мне отыскать здание конгресса штата, как я найду дом Олси. Я знала, что улицы с односторонним движением исключаются, а когда Олси проводил для меня маленькую экскурсию по предместью Джексона, я не обращала особого внимания на маршрут. Но во всем штате Миссисипи не так много пятиэтажек, даже в столице. И после напряженных поисков я этот дом обнаружила.
Ну вот , подумала я, теперь все мои беды закончатся . Ну, не тупость ли — так думать? Вообще когда-либо?
Я подкатила к дому — прямо к маленькой будке охранника, где надо подождать, пока парень тебя опознает и нажмет на выключатель, или на кнопку, или на что-то там, еще чтобы шлагбаум поднялся. Я испугалась, что он может не разрешить мне въехать, потому что на моем ветровом стекле не было такой наклейки, как на пикапе Олси.
В будке никого не было. Так ведь не должно быть? Я нахмурилась, не зная, что делать. Но тут явился охранник в коричневой униформе и тяжело прошагал вверх по пандусу. Когда увидел, что я жду, испугался и подбежал к машине. Я вздохнула. Все-таки придется с ним разговаривать. И нажала кнопку, чтобы опустилось окошечко.
— Прошу прощения, что покинул пост, — он заговорил первым. — Я отлучился… гм… по… личной надобности.
Так у меня оказалось небольшое преимущество — выигрыш в силе.
— Видите ли, мне пришлось одолжить машину. Можно ли мне получить временную наклейку на стекло? — И взглянула на него определенным взглядом, чтобы настроить его на свою волну. Моя мысль была такой: не цепляйся ко мне из-за наклейки, и я не скажу ни слова о том, что тебя не было на посту.
— Да, мисс. Вы ведь из квартиры 504?
— У вас прекрасная память, — и при этих моих словах его морщинистое лицо залилось краской.
— Такая работа, — небрежно сказал он и вручил мне пластиковый номер, который я прикрепила к ветровому стеклу. — Только вы, пожалуйста, верните его, когда будете совсем уезжать, хорошо? А если вы намерены остаться, тогда заполните бланк, и мы вам выдадим наклейку. В сущности, — он немного смутился, — заполнить бланк следует мистеру Герво как владельцу недвижимости.
— Конечно, — сказала я. — Без проблем. — Я весело помахала ему рукой, он ушел в будку и поднял шлагбаум.
Я вкатилась в темный гараж, ощущая состояние разрядки, наступающей обычно после преодоления серьезного препятствия.
Но это длилось недолго. Я вся тряслась, вынимая ключи зажигания. Мне показалось, что вижу пикап Олси через два ряда, но случилось так, что я припарковалась как можно глубже, в самом темном углу, подальше от всех других машин. Пока все шло по плану. Но я не знала, что делать дальше. Я даже не очень-то верила, что все настолько удачно получится. Я на секундочку прислонилась к спинке комфортабельного сиденья, чтобы расслабиться и перестать дрожать, прежде чем выходить из машины. Сразу после выезда из поместья я на полную мощность включила радиатор в салоне, так что в машине было тепло, как в тостере.
Когда я проснулась, оказалось, что прошло несколько часов.
В машине было холодно, а я сама была еще холоднее, несмотря на украденную стеганую куртку. Я на негнущихся ногах встала с водительского сиденья, потягиваясь и делая наклоны в разные стороны, чтобы размять затекшие суставы.
Может быть, надо проверить, как там Билл. Не сомневаюсь, в пути катался по всему багажнику, и надо бы убедиться, что тот хорошо закрыт.
Просто я хотела увидеть его снова. Даже от одной мысли у меня сильно забилось сердце. Ну чем не полная идиотка?
Я проверила, насколько велико расстояние от слабого солнечного света, проникавшего в гараж на въезде; да, свет достаточно далеко. Причем я так поставила машину, что багажник открывался в сторону, противоположную выезду из гаража.
Поддавшись искушению, я обошла машину и приблизилась к багажнику. Повернула ключ в замке, вытащила его, сунула в карман куртки и наблюдала, как поднимается крышка.
В полутемном гараже было видно не очень хорошо, трудно было различить даже пушистое желтое одеяло. Похоже, Билл достаточно закрыт. Я наклонилась немного пониже, чтобы натянуть складку одеяла повыше ему на голову. Предупредительный сигнал дошел до меня буквально за секунду: послышался шорох, а потом я почувствовала мощный толчок под зад.
Я рухнула в багажник прямо на Билла.
Через миг еще удар — вслед за мной влетели мои ноги, и крышка с треском захлопнулась.
Теперь мы с Биллом оказались запертыми в багажнике «линкольна».
Глава 12
Дебби, подумала я, это может быть только Дебби. Преодолев первый приступ паники, длившийся дольше, чем хотелось бы признавать, я постаралась тщательно восстановить в памяти свои ощущения в последние несколько секунд. Я уловила следы типичного мышления — достаточно, чтобы понять, что на меня напал оборотень. Я вычислила, что это могла быть бывшая девушка Олси — ну, значит, не настолько бывшая, раз имеет доступ в его гараж.
Неужели со вчерашнего вечера ждала, пока я вернусь в дом Олси? А, может, встретилась с ним где-то в безумную ночь полнолуния? Значит, Дебби еще больше разозлило мое присутствие при Олси, чем я себе представляла. Или она его так уж любит, или крайняя собственница по натуре.
Нельзя сказать, что в данный момент меня интересовали ее мотивации. Меня больше всего занимала проблема отсутствия воздуха. В первый раз меня порадовало, что Билл не дышит.
Сама я дышала медленно и ровно. Никаких глубоких панических вдохов, никакой суеты. Я заставила себя рассуждать. Итак, судя по всему, я оказалась в багажнике около часа дня. Билл проснется около пяти, когда станет темнеть. Может, поспит подольше, ведь он так измучен, — но наверняка не дольше, чем до шести тридцати. Проснется и сумеет вытащить нас отсюда. А сумеет ли? Он ведь очень ослаб. Его сильно мучали, на исцеление ран даже вампирам требуется время. Ему понадобится отдых и кровь, прежде чем он обретет форму. Он неделю был без подпитки кровью. Когда эта мысль мелькнула у меня в голове, я похолодела.
Похолодела всем телом.
Билл будет голодным. По-настоящему голодным. Обезумевшим от голода.
А тут рядом я — готовое блюдо.
Поймет ли он, что это я? Успеет ли понять и вовремя остановиться?
Но особенно больно было думать, что ему, возможно, наплевать на меня — настолько наплевать, что он не станет останавливаться. Может, он просто будет сосать и сосать, пока не высосет из меня всю кровь. Все-таки у него был роман с Лореной. Он видел, как я ее убила, прямо у него на глазах. Ну, ясно, она его предала и мучила, и это должно было умерить его пыл. Но разве человеческие взаимоотношения сами по себе не безумны?
Даже моя бабушка сказала бы: — Ну и дерьмо.
Ладно. Буду сохранять спокойствие. Надо дышать неглубоко и ровно, экономить воздух. И надо передвинуться и устроиться поудобнее. Повезло еще, что багажник такой большой, никогда таких не видела, в нем можно было двигаться. Билл лежал расслабившись, — это в порядке вещей, он ведь мертв. Так что я могла его толкать как угодно, не думая о последствиях. В багажнике было холодно, и я старалась немножко развернуть Билла, чтобы тоже воспользоваться одеялом.
Было совсем темно. Я могла бы написать отзыв проектировщику об этой модели и сообщить, что голосую за светонепроницаемость багажника, если это можно так назвать. Если я выйду отсюда живой, конечно. Мне в бок впивались два округлых предмета — бутыли с кровью. Может, Биллу хватит их?
И вдруг я вспомнила статью, которую читала в журнале новостей, когда ждала приема у дантиста. Про женщину, которую взяли в заложники и затолкали в багажник ее же машины, и потом она возглавляла кампанию за то, чтобы изнутри багажников установить задвижки, чтобы любой заложник мог себя освободить.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

загрузка...