ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

В одном ухе у него было два кольца. Я подумала — интересно, куда они деваются при полной луне. Но сразу же поняла, что передо мной проблема посерьезней. Выражение его лица было слишком откровенным; таким взглядом мужчины смотрят на тех женщин, что стоят на углу улицы в кричащих брюках и лифчике; короче, он решил, что я наверняка из таких.
— Спасибо, не надо, — вежливо сказала я, но привычно насторожилась: чувствовала, что этим дело не кончится. Но попытаться-то можно. У меня большой опыт работы в баре Мерлотта, я привыкла иметь дело с бесцеремонными парнями, но там у меня всегда была защита — сам Мерлотт. Сэм ненавидел, когда его сотрудниц лапали или оскорбляли.
— Конечно, киса, ты же хочешь познакомиться с нами, — настаивал он.
Впервые в жизни я пожалела, что нет со мной Буббы.
Я слишком привыкла, что те, кто пристают ко мне, кончают плохо. Я, наверное, слишком привыкла, что некоторые мои проблемы решают за меня.
Я подумала — может, испугать его, прочитав его мысли? Это было бы нетрудно — он весь тут передо мной, что для вервольфа необычно. Но дело не только в том, что его мысли скучные и неинтересные (все как обычно — похоть, агрессия), а в том, что если его банда получила задание найти герлфренд вампира Билла, про которую известно, что она барменша и телепат, а им в руки попадет именно телепат, то…
— Нет, — решительно отказалась я, — я не хочу идти сидеть с вами. Оставьте меня в покое. — Я соскользнула с табурета, чтобы не оказаться загнанной в угол.
— Ты тут без мужика. Настоящие мужики — это мы, милочка. — Свободной рукой он продемонстрировал мне свое хозяйство. Очаровательно. Тут я прямо сразу и испытываю сексуальное возбуждение. — Тебе будет с нами хорошо.
— Да будь вы хоть Санта Клаусом, вы меня не осчастливите. — И я изо всех сил наступила ему на подъем ноги. Эффекта я не достигла — он был в мотоциклетных ботинках. Я только чуть не сломала каблук. Мысленно я проклинала свои накладные ногти, потому что теперь руку в кулак не сожмешь. Я хотела врезать ему в переносицу свободной рукой; это очень болезненный удар. Ему придется меня отпустить.
Он зарычал на меня, по-настоящему зарычал, когда мой каблук ударил его по подъему ноги, но меня не выпустил. Свободной рукой схватил меня за голое плечо и вонзил ногти.
Я старалась сохранять спокойствие, надеясь разрешить ситуацию без шума, но теперь уже сил не осталось. — Ну-ка, отпусти ! — завизжала я и сделала героическую попытку коленом врезать ему по яйцам. У него были массивные бедра, он стоял в закрытой стойке, так что мне было не попасть. Но я заставила его отступить, и хотя его ногти еще впивались мне в плечо, он меня выпустил.
Отчасти потому, что Олси схватил его за загривок. И тут возник мистер Хоб, как раз в тот момент, когда вся остальная банда окружила нас — явились на помощь дружку. Тогда гоблин, который ввел нас в клуб, согнулся, как это делают вышибалы. И хотя Хоб показался мне очень хрупким, он обхватил байкера руками за талию и с легкостью поднял над землей. Байкер заорал, и по комнате поплыл запах паленой кожи. Тонкая, как рельс, барменша включила вентилятор, который пришелся очень кстати, но крики байкера звучали еще долго, пока его уносили по узкому темному коридору, не замеченному мной раньше. Видно, там находился черный ход из здания. Потом вдруг раздался громкий звон, вопль, и снова звон. Ясно, открылась дверь черного хода, и агрессора выперли.
Олси развернулся лицом к друзьям байкера, а я за его спиной не могла унять дрожь — нервную реакцию. На плече у меня оказались кровоточащие ранки от ногтей байкера. Мне нужен был неоспорин. Бабушка прикладывала его ко всякой моей царапине, потому что я возражала против применения кампо-феника. Но любая скорая помощь подождет — вроде бы намечалась еще одна драка. Я поискала взглядом что-нибудь типа оружия и увидела бейсбольную биту, ее вытащила и положила на стойку барменша. Сама она настороженно поглядывала, как развернется ситуация. Я схватила биту и встала рядом с Олси. Размахнулась битой — ждала следующего движения противника. Как меня учил брат Джейсон — боюсь, у него большой личный опыт драк в барах, — я выбрала одного противника, вообразила себе, как я замахиваюсь битой и опускаю ее с силой на его колено, оно ко мне ближе, чем голова. Так он с гарантией рухнет.
Но тут некто внедрился на ничейную территорию между мной и Олси с одной стороны и вервольфами — с другой. Это был мелкий вампир, тот, который разговаривал с человеком, чьи мысли оказались для меня источником неприятных сведений.
Он был хрупкого сложения, ростом не выше пяти футов. Я поняла, что умер он рано, лет в двадцать. Чисто выбритый и очень бледный, с глазами цвета горького шоколада, что противоречило его рыжим волосам.
— Мисс, позвольте извиниться за причиненное вам неудобство, — сказал он мягким голосом с сильным южным акцентом. Я не слышала такого сильного акцента с тех пор, как двадцать лет назад умерла моя прабабушка.
— Мне жаль, что нарушена мирная обстановка в баре, — ответила я, стараясь говорить с достоинством, но продолжая держать в руках бейсбольную биту. Инстинктивно я скинула туфли, чтобы не помешали при драке. Я выпрямилась и слегка наклонила голову, признавая авторитет вампира.
— Вам, ребята, придется уйти прямо сейчас, — коротышка обращался к группе вервольфов, — но прежде извинитесь перед этой леди и ее спутником.
Они неуклюже затоптались вокруг нас, но никто не хотел отступать первым. Один из них, явно моложе и тупее остальных, блондин с густой бородой и повязкой на голове, пылал жаждой битвы; глаза его выдавали. Гордость не позволяла ему разрешить ситуацию мирным путем. Я прочла его мысль — он намеревался сделать движение вперед, и с быстротой молнии я протянула биту вампиру, он выхватил ее у меня так быстро и мгновенно сломал байкеру ногу.
При воцарившемся молчании друзья утащили вопящего камикадзе. Хором крича: «Простите, простите», вервольфы подняли блондина и на руках выволокли его из бара.
И снова заиграла музыка, маленький вампир вернул биту барменше, Олси стал обследовать, какие мне нанесены раны, а меня затрясло.
— Да все у меня в порядке, — я очень не хотела, чтобы все смотрели на меня.
— Но, моя дорогая, вы истекаете кровью, — сказал вампир.
И он был прав: с плеча у меня катились капли крови — подарочек от байкера. Я этикету обучена. Я прислонилась к вампиру и предложила ему кровь.
— Спасибо, — и он немедленно языком слизнул с меня капли. Я знаю, что слюна заживляет быстрее и лучше любого снадобья, так что я держалась вполне спокойно, хотя, по правде говоря, это смахивало на то, будто меня щупают при народе. Но я улыбалась, хоть мне и было неудобно, и знаю, что улыбка моя вышла несколько натянутой. Олси держал меня за руку, и это очень успокаивало.
— Прости, что не пришел быстрее, — извинялся он.
— Не все можно предусмотреть. Ой, да хватит. Кровотечение уже наверняка само прекратилось.
Вампир выпрямился, облизал губы и улыбнулся мне:
— Ничего себе приключение. Позвольте представиться? Я Рассел Эджингтон.
Рассел Эджингтон, король Миссисипи! По реакции байкеров я что-то в этом роде и подозревала. — Рада познакомиться, — вежливо сказала я, размышляя, не сделать ли книксен. Но он не назвал своего титула. — Я Сьюки Стэкхаус, а это мой друг Олси Герво.
— Семью Герво я давно знаю, — сказал король Миссисипи. — Рад встретиться, Олси. Как папа? — Было похоже, что мы встретились солнечным воскресеньем возле Первой Пресвитерианской церкви, а не в полночь в баре вампиров.
— Спасибо, хорошо, — немного сдержанно ответил Олси. — Просим извинить, что оказались причиной неприятностей в баре.
— Да вы тут не виноваты, — любезно сказал вампир. — Иногда приходится оставлять даму одну, а дамы не отвечают за дурные манеры дураков. — Эджингтон мне даже по-настоящему поклонился. Я не знала, чем мне отвечать, но решила, что не помешает отвесить еще более низкий поклон. — Вы, моя дорогая, похожи на розу, расцветшую в запущенном саду.
— А ты — сплошную чушь несешь.
— Спасибо вам, мистер Эджингтон, — я опустила глаза, чтобы он не заметил моего скептического взгляда. Может, его надо называть «Ваше Величество»? — Олси, боюсь, с нас хватит на сегодня. — Я постаралась произвести впечатление девушки мягкой, нежной и потрясенной. Это было проще простого.
— Конечно, дорогая, — немедленно отозвался он, — сейчас принесу твою накидку и сумочку. — И тут же начал проталкиваться к нашему столику. Господь благослови его.
— Мисс Стэкхаус, мы хотели бы видеть вас тут завтра, — пригласил мистер Эджингтон. Его друг-человек стоял позади него, оперевшись ладонями о плечи Эджингтона. Маленький вампир поднял руку и похлопал по лежащей на своем плече ладони. — Нам не хочется, чтобы вы испугались из-за дурных манер одного человека.
— Спасибо, я передам Олси, — я не позволила себе никакого энтузиазма в голосе. И надеялась, что показала себя полностью подчиненной Олси, но не безвольной. Среди вампиров такие люди не выживают. Рассел Эджингтон считал, что ловко изображает южного джентльмена старой школы, и если таков его имидж, почему бы мне ему не подыграть.
Вернулся Олси, угрюмый.
— Боюсь, твоя накидка приказала долго жить, — и я увидела, что он вне себя от гнева. — Думаю, это дело рук Дебби.
В моей прекрасной шелковой шали была прожжена большая дыра. Я старалась сохранить равнодушное лицо, но не уверена, что у меня получилось. На самом деле у меня на глаза навернулись слезы, видно, сказывалось нервное напряжение после стычки с байкером.
Эджингтон, конечно, все это впитывал.
— Ладно, — я попыталась небрежно пожать плечами, — лучше шаль пострадала, чем я. — И улыбнулась уголками губ. Хоть кошелек цел, хотя в нем всего-то пудра и губная помада, да еще деньги — заплатить за ужин. К моему огромному изумлению, Олси снял пиджак и набросил его мне на плечи. Я запротестовала, но у него лицо было такое, что стало понятно — отказа он не примет.
— Доброй ночи, мисс Стэкхаус, — сказал вампир. — Герво, будете завтра вечером? Вы можете еще задержаться в Джексоне?
— Да, могу, — приятно улыбнулся Олси. — Рад был встретиться с вами, Рассел.
Когда мы вышли на улицу, пикап стоял перед клубом. Тротуар так же источал злобу, как при нашем прибытии. Я подумала — любопытно, как они это делают, но была слишком подавлена, и не стала спрашивать у своего спутника.
— Нечего было отдавать мне пиджак, замерзаешь ведь — сказала я, когда мы проехали два-три квартала.
— На мне больше надето, — ответил Олси.
Он совсем не дрожал, хоть и был без верхней одежды. Я закуталась в его пиджак, наслаждаясь гладкостью шелковой подкладки, и теплом, и запахом Олси.
— Не следовало оставлять тебя одну, когда в зале были эти подонки, — сокрушался вервольф.
— Но ведь каждому может понадобиться зайти в туалет, — мягко успокаивала я.
— Надо было попросить кого-нибудь присмотреть за тобой.
— Я большая девочка. Мне не нужен постоянный охранник. Я у себя в баре в такие ситуации влипаю постоянно, — устало сказала я, впрочем, я и была усталой. Просто когда работаешь в баре, уже не ждешь ничего хорошего от мужиков; даже в таком месте, как бар Мерлотта, где владелец присматривает, чтобы его служащих не обижали, да и клиенты почти все местные.
— Тогда тебе не надо там работать, — категорично заявил Олси.
— Согласна, женись на мне и забери меня оттуда, — сказала я кисло, ответом мне был испуганный взгляд. Я усмехнулась. — Мне надо зарабатывать себе на жизнь, Олси. И вообще я люблю свою работу.
Боюсь, я его не убедила. Он задумался. Пора было менять тему.
— Билл у них, — сказала я.
— Точно знаешь?
— Угу.
— Откуда? Что он такого особенного знает, раз Эджингтон решил пойти на такой риск? Ведь он может нарваться на войну.
— Не могу тебе сказать.
— Но сама-то ты знаешь?
Сказать ему — значило признаться, что я ему доверяю. Мне грозила бы такая же опасность, что и Биллу, если бы стало известно, что я знаю то же, что и он. А меня сломать намного проще.
— Да, — призналась я. — Знаю.
Глава 6
В лифте мы ехали молча.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

загрузка...