ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я помахала ей в ответ.
— Заходи! — крикнула она.
Я перешла улицу. В парикмахерской было полно народу, Джервис и Коринна работали не покладая рук.
— Сегодня Рождественские вечеринки, — объяснила Дженис, одновременно деловито накручивая на бигуди черные, длиной до плеч волосы молодой дамы. — Обычно по субботам мы работаем до обеда. — Дама, с пальцами, унизанными впечатляющим набором бриллиантовых колец, листала журнал «Southern Living», пока Дженис трудилась над ее прической.
— Неплохо звучит, а? — спросила она Дженис, тыча пальцем в рецепт «Имбирные кнели».
— Восточное блюдо, что ли? — заинтересовалась та.
— Да вроде, типа. — Дама внимательно изучала рецепт, бормоча про себя: — Их никто другой не подаст. В них надо воткнуть зубочистки.
— Сьюки, что делаешь сегодня? — Дженис обратилась ко мне, убедившись, что клиентка задумалась над рецептом кнели.
. — Да просто так шатаюсь, — ответила я, пожав плечами. — Твой брат оставил записку, что побежал по делам.
— Оставил тебе записку? Написал, куда пошел? Ну, барышня, можешь гордиться. Этот тип, с тех пор как школу закончил, ручку не брал в руки. — Она искоса кинула на меня взгляд и улыбнулась. — Как вчера провели вечер, хорошо отдохнули?
Я задумалась:
— Да, знаешь, все было отлично, — с расстановкой сказала я. Танцевать и впрямь было весело.
Дженис расхохоталась:
— Раз об этом приходится так усиленно вспоминать, видно, вечер прошел не на высоте.
— Ну, правда, кое-что его подпортило, — призналась я. — Возле стойки произошла стычка, и одного человека пришлось выставить. И потом, там была Дебби.
— Как прошла ее вечеринка по поводу обручения?
— Ну, толпа у ее столиков была изрядная, — но через некоторое время она подгребла к нам и засыпала вопросами. — Я улыбнулась своим воспоминаниям. — Ей явно не понравилось, что Олси пришел с кем-то другим!
Дженис хохотала.
— Кто там обручился? — спросила ее клиентка, видно, уже выбрав себе рецепт.
— Это Дебби Пелт. Таскалась с моим братом.
— Знаю я ее, — с удовольствием в голосе заявила черноволосая. — Встречалась с Олси, твоим братом? А теперь выходит за кого-то другого?
— За Чарльза Клозена, — серьезно кивнула Дженис. — Знаете его?
— Еще бы не знать! Мы вместе учились в старших классах. Он женится на Дебби Пелт? Ну, лучше уж он, чем твой брат. — доверительно заявили Черные Волосы.
— Я уже и сама сообразила. Знаете что-то, чего я не знаю, а?
— Эта Дебби, она занимается какими-то тайными делишками, — сообщили Черные Волосы, многозначительно поднимая брови.
— Какого рода? — я боялась дышать, чтобы не спугнуть то, что последует. Вдруг эта дама действительно знает об оборотнях, о вервольфах? Я встретилась глазами с Дженис и увидела, что она ждет ответа с таким же нетерпением.
Дженис знала все о своем брате. И вообще знала его мир.
И она знала, что и я осведомлена не меньше.
— Говорят, дьяволу поклоняется, — выпалили Черные Волосы. — Колдует.
Мы обе, разинув рты, уставились на ее отражение в зеркале. Она добилась нужной реакции. И удовлетворенно кивнула. Поклонение дьяволу и колдовство — не совсем одно и то же, но я не собиралась спорить с этой дамой: не то время и не то место.
— Да, мадам, именно это я и слышала. Каждое полнолуние она отправляется в лес с несколькими друзьями, и там они все это проделывают. Но вроде бы никто не знает точно, что именно, — призналась она.
Мы с Дженис одновременно сделали глубокий выдох.
— Боже мой, Господи, — слабо пискнула я.
— Ну, мой брат порвал все отношения с ней. Мы в семье такого не потерпели бы, — с добродетельным видом заявила Дженис.
— Конечно, нет, — подтвердила я.
Друг на друга мы не смотрели.
После этого небольшого представления я сделала попытку уйти, но Дженис спросила, в чем я намерена сегодня пойти.
— Нечто цвета шампанского, вроде блестящего бежевого.
— Тогда красные ногти не пойдут, — решила Дженис. — Коринна!
Несмотря на мои протесты, я покинула парикмахерскую с бронзовыми ногтями — и на ногах тоже, а Джервис снова сделал мне укладку. Я попыталась расплатиться, но она разрешила мне только дать чаевые ее специалистам.
— Ты знаешь, со мной никогда так не цацкались.
— А чем ты занимаешься по жизни, Сьюки? — Вчера этот вопрос как-то не всплыл.
— Я в баре работаю.
— Да, это и впрямь перемена после Дебби, — Дженис задумалась.
— Вот как? А что делает Дебби?
— Она помощник юриста.
Дебби определенно девица образованная. Я-то так и не закончила колледж: материальных возможностей не было, хотя в принципе можно было найти способ. Но из-за моей психологической особенности мне было трудно даже доучиться в средней школе. Подростку с телепатическими способностями это очень непросто, можете мне поверить. А я тогда так плохо умела контролировать себя! Каждый день меня окружали драмы — драмы других детей. Надо было постараться сосредоточиться и слушать на уроках, отвечать на тесты в классе, полном жужжащих чужих мыслей… мне удавалось успешно выполнять только домашние задания.
Дженис, кажется, не шокировало то обстоятельство, что я была барменшей, хотя как правило такая специальность не производит благоприятного впечатления на родню парня, с которым встречаешься.
Мне все время приходилось напоминать себе, что эта авантюра с Олси — временное мероприятие, на которое он не напрашивался, и что после того, как я разузнаю, где находится Билл, — вот именно, Скуки, помнишь еще Билла, своего бойфренда ? — я больше не увижу Олси. Конечно, почему бы ему не заглянуть к нам в бар Мерлотта, если ему вздумается съехать с шоссе между штатами по пути из Шривпорта в Джексон, но на большее нечего рассчитывать.
Дженис, судя по всему, искренне надеялась, что я стану постоянным членом их клана. Как мило с ее стороны. Она мне очень нравилась. Я поймала себя на том, что мне хочется, чтобы Олси в меня влюбился, чтобы появилась реальная возможность иметь Дженис в качестве золовки.
Говорят, мечтать не вредно, но это не так.
Глава 7
Когда я вернулась домой, Олси уже ждал меня. На кухонной стойке лежала гора завернутых в бумагу подарков — вот на что он потратил по меньшей мере часть утра. Олси готовился к Рождеству.
Судя по его смущенному виду (уж мистером Хитрецом он никак не был), он сделал что-то и не был уверен, что мне это понравится. Что бы это ни было, он явно не намеревался раскрывать секрет, так что я старалась быть вежливой и не мелькать у него перед глазами. Идя через короткий холл от кухонной стойки к стене спальни, я почуяла какой-то очень неприятный запах. Может быть, надо вынести мусор? Но за наше короткое пребывание мы просто не успели накопить никакого мусора, который издавал бы этот слабый, но странный запах. Я тут же забыла об этом, переживая приятные впечатления от только что состоявшегося разговора с Дженис и радости созерцания Олси.
— Отлично выглядишь, — заметил он.
— Забежала повидаться с Дженис, — и заволновалась, боясь, что он подумает, будто я спекулирую щедростью его сестры. — Она умеет заставить тебя принять то, что принимать не собирался.
— Хорошая девчонка, — просто сказал он. — Она со школы знала про меня, но ведь никому ни слова.
— А я могла бы разболтать.
— То есть как…? Ах, да, — и он отрицательно покачал головой. — Знаешь, я никогда не встречал более нормального человека, чем ты, просто трудно держать в голове, что у тебя есть все эти экстра-способности.
Ни от кого никогда не слышала такой формулировки моей особенности.
— Когда ты вошла, тебе не показалось, что тут странный запах… — начал было он, но тут позвонили в дверь.
Он отправился открывать, а я стала снимать пальто. Олси пришел в такой восторг от моего вида, что я повернулась к двери с улыбкой. Вошел молодой человек, ничуть не удивился, увидев тут меня, и Олси представил его как мужа Дженис, Делла Филлипса. Я потрясла его руку, ожидая, что он мне так же понравится, как Дженис.
Он убрал свою руку как можно быстрее, и после этого совершенно игнорировал меня.
— Послушай, не сможешь придти к нам после обеда? Поможешь мне отладить рождественское освещение на доме, — он обращался к Олси, только к Олси.
— А Томми где? — Олси был явно разочарован. — Не принес Томми повидаться со мной? — Томми — это, как оказалось, ребенок Дженис.
Делл перевел взгляд на меня и покачал головой.
— У тебя в доме женщина, это непорядок. Ребенок у моей мамы.
Заявление было таким неожиданным, что я могла только стоять и молчать. Такое отношение Делла ошеломило и Олси. — Делл, — попросил он, — не груби моему другу.
— Она ночует в твоем доме, это не называется друг, — категорично заявил Делл. — Простите, мисс, но это не дело.
— Не судите, да не судимы будете, — я надеялась, что в моем голосе не звучит столько ярости, сколько я ощущала в себе. Нехорошо цитировать Библию, когда ты в гневе. Я ушла в комнату для гостей и захлопнула за собой дверь.
Олси постучал в мою дверь, когда я услышала, что Делл отбыл.
— Поиграем в «Эрудита»?
— Конечно, — я захлопала глазами.
— Мне на глаза попалась эта игра, когда я искал подарок для Томми.
Коробку с игрой он уже поставил на кофейный столик перед кушеткой, но не был уверен в моем согласии, так что еще не развернул.
— Пойду принесу кока-колы. — Не в первый раз я заметила, что в квартире прохладно, хоть, конечно, теплее, чем на улице. Я пожалела, что не взяла с собой теплой одежды, и подумала — не оскорбится ли Олси, если попросить его включить отопление. Потом вспомнила, какое у него теплое тело, и подумала — видно, он из тех, «горячих людей». Может, все вервольфы такие? Осторожно, чтобы не испортить прическу, я натянула через голову хлопчатобумажный свитер, который надевала вчера.
Олси сел на пол с одной стороны стола, я — с другой. Оба мы давно не играли в скрабл, так что перед тем, как начать, изучили правила.
Олси закончил технологический в Луизиане. Я и в колледже не училась, но много читала, так что у нас был примерно равный объем лексики. Олси превосходил меня в стратегии, зато я думала несколько быстрее.
Я выиграла по крупной на слове «арапник», и он показал мне язык. Я засмеялась, а он сказал: Не читай мои мысли, это нечестно.
— Конечно, ни за что не буду, — сказала я с притворной скромностью, и он сердито взглянул на меня.
Я проиграла — но всего на двенадцать очков. После дружеской перебранки Олси встал и отнес наши стаканы в кухню. Он поставил их и начал рыться в шкафчиках, пока я собирала буквы и закрывала крышку.
— Куда ставить коробку? — спросила я.
— В чулан возле двери. Там несколько полок.
С коробкой подмышкой я пошла к чулану. Запах, замеченный мной раньше, усилился.
— Послушай, Олси, — я надеялась, что не произведу впечатления чопорной старухи, — там что-то гниет, прямо в этом чулане.
— Я тоже заметил. Поэтому проверяю все шкафчики. Может, дохлая мышь?
Во время этого разговора я уже крутила ручку чулана.
И обнаружила источник запаха.
— Нет! — сказала я. — Нет-нет-нет…
— Только не говори, что туда попала крыса и сдохла.
— Не крыса. Вервольф.
Чуланчик был небольшой, с вешалкой, а над ней — полка для шляп. Предназначен для гостей — вешать пальто. Сейчас в нем находился давешний смуглый парень из Клуба Мертвяков: это он вчера хватал меня за плечо. Он был мертв по-настоящему. Уже несколько часов.
Мне было глаз не оторвать от этого зрелища.
К счастью, за спиной возник Олси. Он поглядел поверх моей головы, держа меня руками за плечи.
— Крови нет, — дрожащим голосом проговорила я.
— А где шея-то? — Олси был потрясен не меньше, чем я.
Шеи и впрямь не было, голова была прикреплена к плечам. Буль-буль-буль… Я с трудом проглотила комок в горле. — Надо вызывать полицию, — неуверенно сказала я. Кто знает, надо ли это делать? Я обратила внимание, как его пристроили в чулан. Труп практически стоял. Я представила себе, что его втолкнули, а потом втолкнувший, кто бы он ни был, с силой прижал дверь. И труп так и закоченел в этом положении…
— Но если позвать полицию… — голос Олси оборвался. Вервольф глубоко вдохнул.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

загрузка...