ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я уже знала, что Ньюлин собирается рассказать им, кто я такая, но мне надо было следить за движениями человека с колом. С трудом удерживая равновесие на своих каблучищах, я суетилась вокруг него, стараясь не упасть, а убийца вдруг сделал блестящий ход — переложил кол из правой руки, за которую я цеплялась, в левую.
Пнув меня под конец в спину, Ньюлин ринулся к выходу, за ним погналась толпа. Я слышала громкие вопли и топот, и тут черноволосый отвел назад левую руку и ударил меня колом в бок, на уровне талии.
Тогда я выпустила его руку и опустила глаза, рассматривая, что он мне сделал. Опять перевела взгляд на него и долгую минуту смотрела ему в глаза, но в них отражался только ужас — такой же, как в моих. И тут Бетти Джо Пикар размахнулась кулаком в перчатке и ударила его два раза — бум-бум. Он первого удара у него переломилась шея. От второго треснул череп. Я слышала хруст костей.
И он рухнул на пол, а поскольку наши ноги перепутались, я рухнула вместе с ним. Шлепнулась прямо на спину.
Я лежала и смотрела в потолок бара, на вентилятор, который торжественно вращался над моей головой. И подумала — вот интересно, зачем им вентилятор в середине зимы. Вдоль потолка пролетел ястреб, чуть не задев вентилятор. Ко мне подошел волк, лизнул меня в лицо и проскулил что-то, потом повернулся и убежал. Тара визжала во весь голос. Я — нет. Я просто оцепенела.
Правой рукой я закрыла то место, где в меня вошел кол. Лучше не видеть эту рану, я даже боялась на нее посмотреть. Только чувствовала, что вокруг раны накапливается что-то мокрое.
— Позвоните девять-один-один! — вопила Тара, опустившись на колени рядом со мной. Бармен и Бетти Джо над ее головой обменялись взглядами, и я их поняла.
— Тара, — сказала — или, скорее, проскрипела я. — Лапочка, все оборотни меняют облик. Сейчас полнолуние. Полиция сюда войти не сможет, но если позвонить девять-один-один, они точно припрутся.
Мои слова про оборотней ничего не сказали Таре, она не знала, что такое бывает. — Вампиры не дадут тебе умереть, — уверенно сказала Тара. — Ты только что спасла одного из них!
Я не была в этом так уж уверена. Поверх Тары на меня смотрел Франклин Мотт, и я сумела прочитать выражение его лица.
— Тара, — прошептала я, — тебе лучше уйти отсюда. Тут уже дурдом, и если есть хоть один шанс, что явится полиция, тебе лучше быть подальше отсюда.
Франклин Мотт одобрительно кивнул.
— Я тебя не оставлю, пока тебе не окажут помощь, — Тара была воплощением решимости. Господи, благослови ее.
Вокруг меня толпились вампиры. Среди них — Эрик. Я не могла прочитать выражение его лица.
— Тара, мне поможет вон тот высокий блондин, — я почти прошептала эти слова и пальцем указала на Эрика. На него я не смотрела, боялась, что в его глазах увижу отказ. Если Эрик не согласится помочь мне, я, наверное, буду лежать тут и умру на этом полу из полированного дерева, в баре вампиров, в Джексоне, штат Миссисипи.
Мой брат Джейсон был бы очень раздосадован.
Тару когда-то знакомили с Эриком в Бон Темпс, но тогда была очень напряженная ночь. И она, похоже, не признала в высоком блондине, который стоял сейчас рядом с ней в очках, костюме и с волосами, зачесанными назад и заплетенными в косичку, высокого блондина, с которым познакомилась в ту ночь.
— Прошу вас помочь Сьюки, — она обратилась прямо к нему, когда Франклин Мотт почти насильно поднимал ее на ноги.
— Этот молодой человек будет счастлив помочь твоей подруге, — и Мотт взглянул на Эрика так проницательно, что Эрик понял — чертовски лучше для него будет согласиться.
— Конечно. Я добрый друг Олси, — не моргнув глазом, соврал Эрик.
Он опустился рядом со мной, и я сразу поняла, что он уловил запах моей крови как только оказался на коленях. Лицо его побледнело, кожа обтянула череп, глаза заблестели.
— Знала бы ты, как трудно удержаться, — шепнул он мне, — так и хочется наклониться и слизнуть.
— Если ты это сделаешь, то и все остальные тоже захотят. А они не просто лизнут, они укусят. — На меня смотрела сверкающими желтыми глазами немецкая овчарка, стоявшая прямо у моих ног.
— Вот только это и останавливает меня.
— Вы кто такой? — спросил Рассел Эджингтон. Он внимательно разглядывал Эрика. Рассел стоял по другую сторону от меня, и теперь он угрожающе наклонялся над нами обоими. Могу сказать, что не раз я оказывалась в такой угрожающей обстановке, но в данный момент я была слишком бессильна.
— Я друг Олси, — повторил Эрик. — Он пригласил меня сегодня познакомиться с его новой девушкой. Меня зовут Лейф.
Рассел мог смотреть на Эрика сверху вниз, потому что Эрик стоял на коленях, и его золотисто-карие глаза сверлили синие Эриковы.
— Олси общается не со многими вампирами, — сказал Рассел.
— Я из немногих.
— Нам надо вытащить отсюда эту молодую леди, — заявил Рассел.
Рычание в нескольких футах от нас стало интенсивнее. Похоже, группа зверей окружила что-то, лежащее на полу.
— Уберите это отсюда! — проревел мистер Хоб. — Через заднюю дверь! Что, правила забыли?
Два вампира подняли тело, — оказывается, вот вокруг чего роились вервольфы и оборотни, — и понесли его к двери черного хода, а за ними потянулось все зверье. Не много ли чести для черноволосого фанатика?
Только сегодня днем мы с Олси избавлялись от трупа, так нам и в голову не пришло тащить его сюда, к клубу, подбросить в соседний переулок. Конечно, нынешний трупик посвежее будет.
— …может быть, задел почку, — говорил Эрик. На несколько секунд я потеряла сознание, или ушла в другое измерение.
От мучительной боли я покрылась потом. С досадой сообразила, что платье все пропотело, хотя какая разница? От него и так, наверное, остались рожки да ножки — из-за огромной кровоточащей раны в боку.
— Ко мне отвезем, — решил Рассел, и если бы я не сознавала, что очень сильно ранена, я бы засмеялась. — Лимузин уже в пути. И уверен, что присутствие знакомого лица ей будет кстати, согласны?
Я его поняла: Рассел не хочет пачкать костюм, так что не станет поднимать меня. А Тальбот, скорее всего, меня просто не поднимет. Конечно, тут был и этот малорослый вампир с черными кудрями, он по-прежнему улыбался, но и для него я окажусь слишком массивной…
И я отключилась еще на какое-то время.
— Олси превратился в волка и побежал за компаньоном убийцы, — рассказывал мне Эрик, хотя я не помню, когда успела его об этом спросить. Я начала было говорить Эрику, кто такой этот компаньон, и тут поняла, что лучше помолчать.
— Лейф, — пробормотала я, стараясь зафиксировать это имя в своей памяти. — Лейф, по-моему, у меня подвязки торчат из-под юбки. Как понимать…?
— Да-да, Сьюки?
… и я снова отключилась. Очнулась, почувствовав, что меня несут, причем несет именно Эрик. В жизни своей мне не было так больно, и не в первый раз мне пришло в голову, что до встречи с Биллом я никогда не попадала в больницы, а теперь, похоже, я то и дело или участвую в драках, или лечусь от их последствий. Это было очень важно и существенно.
Из бара, оставшегося позади, неслышными шагами вышла рысь и пристроилась рядом с нами. Я посмотрела вниз, в ее золотистые глаза. Ничего себе ночка оказалась в городе Джексоне. Я надеялась, что все добрые люди сегодня решили остаться по домам.
Потом мы оказались в лимузине. Голова моя покоилась на бедре Эрика, на сиденье напротив нас сидели Тальбот, Рассел и малорослый курчавый вампир. Мы остановились перед светофором, и мимо нас неуклюже протопал бизон.
— Хорошо, что никто в декабре не ходит сюда, в предместье, по ночам в выходные, — заметил Тальбот, и Эрик засмеялся.
Мне показалось, что мы ехали довольно долго. Эрик расправил мою юбку, прикрыв мне колени, и убрал волосы с моего лица. Я подняла глаза на него, и…
— …она знала, что он собирается сделать? — спрашивал Тальбот.
— Говорит, увидела, как он вытаскивал кол, — соврал Эрик. — Она шла к стойке, хотела взять еще бокал.
— Повезло Бетти Джо, — Рассел говорил со своим плавным южным акцентом. — Наверное, она еще охотится за тем, который смылся.
Потом мы въехали на подъездную дорогу и остановились перед воротами. Вышел бородатый вампир, поглядел в смотровое окошечко, внимательно осмотрел каждого из нас. Он был намного бдительнее, чем равнодушный охранник в доме Олси. Я услышала, как распахнулись ворота. Мы ехали по подъездной дороге, я слышала, как хрустит гравий под колесами. Сделав разворот, машина остановилась перед особняком. Он был освещен, как именинный торт. Когда Эрик осторожно извлек меня из лимузина, я заметила, что мы находимся под навесом перед порталом причудливой конструкции. Даже навес для автомобилей опирался на колонны. Я не удивилась бы, если бы навстречу нам по ступеням спустилась Вивьен Ли.
На секунду я опять отключилась и пришла в себя уже в фойе. Боль вроде бы утихала, и от ее отсутствия у меня закружилась голова.
Возвращение Рассела, хозяина дома, было событием. А когда обитатели дома учуяли свежую кровь, они с удвоенной быстротой сбежались ко входу. У меня было ощущение, будто я вдруг оказалась среди манекенщиков на конкурсе романтической моды. Я в жизни своей не видела такого количества симпатичных мужиков, собранных в одном месте. Но сразу мне стало ясно, что это — не мой контингент. Рассел был таким же, как вампир-гей Хью Хефнер, и здесь была усадьба плейбоев, с ударением на слово «бой».
— Вода, вода всюду, а не выпить ни капли, — сказала я, и Эрик громко расхохотался. За это я его люблю, оптимистично подумала я: умеет «поймать» мою мысль.
— Отлично, укол подействовал, — заявил седой мужик в спортивной рубашке и плиссированных брюках. Он был нормальный человек, и так ясно было видно, что это врач, как будто на шее у него был вытатуирован стетоскоп. — Я вам понадоблюсь?
— Да, не уходи далеко, — попросил Рассел. — Пожалуй, Джош составит тебе компанию.
Мне не удалось увидеть, какой такой Джош, потому что Эрик потащил меня наверх.
— Ну прямо Рет и Скарлет, — сказала я.
— Не понял, — удивился Эрик.
— Ты что, не видел «Унесенных ветром»? — ужаснулась я. Ну, а что за трагедия? В честь чего вампир-викинг должен был видеть этот эталон южноамериканской сентиментальности? Но зато он читал «Стихи древнего морехода», над которыми я корпела в старших классах. — Ты обязательно посмотри по видику. Объясни, почему я себя так глупо веду? Почему ничего не боюсь?
— Этот человек-врач вкатил тебе здоровую дозу наркотика, — улыбался Эрик, глядя на меня сверху вниз. — Вот, несу тебя в спальню, будешь выздоравливать.
— Он тут, — проинформировала я Эрика.
В глазах его блеснуло: «осторожно!»
— Рассел, да. Но боюсь, что Олси поставил не на ту звезду, Сьюки. Он рванул в ночь вслед за вторым заговорщиком. А должен был остаться с тобой.
— Да пошел он… — не сдержалась я.
— Он этого и хочет, особенно после того, как увидел, как ты танцуешь.
У меня было не то физическое состояние, чтобы смеяться, хотя такое желание возникло.
— По-моему, не стоило давать мне наркотики. — У меня в голове хранится слишком много секретов.
— Согласен, но и то хорошо, что ты боли не чувствуешь.
Тут мы оказались в спальне, и Эрик уложил меня на чертовски удобную кровать под балдахином на четырех колоннах. Он воспользовался возможностью и шепнул мне прямо в ухо: — Будь осторожна. — И я постаралась втемяшить эту мысль себе в одурманенную наркотиком голову. Я могла выболтать то, что для меня уже было несомненным фактом, — Билл где-то рядом.
Глава 10
Я заметила, что в спальне полно народу. Эрик усадил меня на кровати, которая была так высока, что без лесенки не слезть. Но я слышала слова Рассела: она годится для лечения, и заволновалась: что означает «лечение» в его понимании? В последний раз вампиры меня «лечили» методом, мягко говоря, нетрадиционным.
Что будет дальше? — спросила я Эрика, он стоял слева от кровати, с той стороны, где на мне не было раны.
Но на мой вопрос ответил вампир, стоявший справа от кровати. У него было длинное лошадиное лицо, светлые брови и ресницы, почти неразличимые на бледном лице. И на оголенной груди не было волос.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

загрузка...