ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Я пират, Аннелиза, и у меня имеется кое-какой опыт по части похищения ценностей. Я не могу жить без тебя. А компания пусть подыщет себе другую наложницу.
– Но… ты ведь бросил меня, когда губернатор Хон сказал, что тебе можно идти…
– И правильно сделал. Когда голландец говорит: «Иди», – нужно брать ноги в руки и бежать не раздумывая. И вообще, если хочешь, чтобы твой побег удался, надо сначала исчезнуть, а потом утрясать мелочи.
– Вот как? Мелочи.
– Ну да. Провизию и прочее. – Майкл выпрямился и стукнул себя по груди, где между пуговицами рубашки торчал уголок охранной грамоты. – Вот здесь гарантия безопасности для меня и всего, что я повезу с собой. Когда я требовал у Хона этот пропуск, я кое-что держал в голове, так, одну-две вещи.
– И я была в их числе? Значит, я и есть одна из тех мелочей?
– Не ты – одна из тех мелочей, а все они, вместе взятые, – малая часть тебя. – Майкл притянул ее к себе в объятия, и Аннелиза почувствовала, как мощные удары его сердца вливаются в ее сердце и как постепенно исчезают ее неуверенность и опасения. – Ты для меня все на свете, и я хочу знать о тебе как можно больше прямо сейчас. Например, сколько цветов и оттенков солнца я увижу в твоих волосах, если расплету эти злосчастные косы, и как от настроения меняются твои глаза. Я должен знать, будет ли наш ребенок мальчиком или девочкой и кто родится следующим, а потом следующим за ним. Я хочу изучить все эти мелочи и бесчисленное множество других, и это будет величайшим путешествием моей жизни.
– Мы правда поедем в Виргинию? – спросила она и задержала дыхание. Взбудораженное воображение уже рисовало ей новую жизнь с Майклом и детьми в необжитой свободной стране.
– Да. Хотя должен заранее предупредить тебя относительно воззрений тамошнего общества. Не жди, что пожилые матроны старой закваски одобрят твой выбор. Тебя определенно не похвалят за то, что ты вышла замуж за такого бродягу, как я.
– Какое мне дело до каких-то матрон? – в возбуждении воскликнула Аннелиза. – Когда мы едем?
– Сейчас.
– Сейчас?
– Ну конечно, а когда же еще, черт побери! Только женщина может задавать подобные вопросы. Заставила меня ждать целых три недели и еще спрашивает! Я уж думал, ты никогда не выйдешь из этого дома.
– Так ты все это время прятался здесь, в рощах?
– С первого дня и до последней минуты.
– Но ведь тебя могли поймать! О Майкл! А вдруг губернатор Хон передумает, и тебе запретят…
Он заставил ее прекратить вопросы, приложив палец к ее губам.
– Дорогая моя учительница, что бы я делал без тебя! Если бы ты однажды не пришла и не помогла мне, вряд ли бы я когда-нибудь освоил все тонкости мастерства. Дай срок, как только мы доберемся до Виргинии, обещаю тебе, что заставлю себя сто раз написать в школьной тетрадке: «Я ничего не смыслю в побегах. Я – плохой ученик».
– Ты ждал здесь столько времени, – прошептала Аннелиза, чувствуя, как ее охватывает разочарование. Все те ужасные мучительные часы, которые ей пришлось провести, глядя в пустоту, она могла находиться в объятиях Майкла. Но нет, лучше ей отбросить сожаления. Впереди ее ждала целая жизнь, полная любви и радости; тем более сейчас ей не следовало раскисать.
– Должен признаться, – заметил Майкл, – в редкие минуты я пытался заняться еще кое-чем. Оказывается, это чертовски трудное дело – выхватывать орехи из клювов голодных голубей.
– Ясно. Ты по-прежнему озабочен судьбой бедствующих колонистов.
Майкл проделал затейливый трюк пальцами:
– Поверь, Аннелиза, на корабле найдется место для небольшого мешка с орехами.
– Мешка?
– Ну да. Выращивать эти проклятые деревья – каторжный труд. И потом, не ты ли однажды сказала, что было глупо с моей стороны рисковать жизнью из-за какой-то горстки орехов? Рисковать так рисковать.
– Мне нужно взять несколько платьев на смену. Еще деньги и…
Но Майкл не желал ничего слушать и закрыл ей рот поцелуем.
Далеко внизу разбивался о скалы прибой, но Аннелиза уже не отличала его шум от стука собственного сердца.
Майкл неохотно оторвался от ее губ. Затем он обвил талию Аннелизы одной рукой, а другую приложил к ее животу. Немного помедлив, словно давая себе возможность еще раз убедиться в торжестве новой жизни, он сказал:
– Пойдем, любимая. Все, что нам нужно, ты уже взяла.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...