ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Потом Мейн протянул ей бокал с шампанским.
– Теперь сядьте, и я покажу вам, как следует ходить даме вашего возраста.
– Вы правда полагаете, что я смогу поработить всех мужчин? – Джози не спеша опустилась на стул.
Без корсета было так удобно, так приятно! Скрестив ноги, она наслаждалась возможностью свободно изгибать спину. Шампанское уже начало действовать, и она мигом обрела бесшабашно-веселое настроение, тем более что этот странный денди готов был потратить на нее уйму времени для того только, чтобы показать, как добиться успеха на ярмарке невест.
Мейн дотянулся до ее брошенного платья, взял его в руки и встряхнул особым образом.
– Что, ради всего святого, вы делаете? – спросила Джози, когда он стал снимать свой сюртук. При всей своей наивности, она могла понять, что эта сцена не похожа на попытку соблазнить ее, и все же...
– Думаю, я лучше смогу показать вам, как следует двигаться, если надену женское платье. – Мейн очаровательно подмигнул ей. – Слава Богу, здесь короткие рукава. Боюсь, что мои руки слишком мощные, оттого что я имею дело с лошадьми, а это немодно.
Прежде чем Джози успела что-нибудь сказать, Мейн сбросил рубашку и принялся надевать платье, что оказалось для него крайне непростой задачей, поскольку он весь состоял из гладких и отчетливо очерченных мускулов. Она воображала, что на груди у мужчин масса густых волос, но ничего подобного у Мейна не было – его кожа оказалась совершенно гладкой. Он бы отлично смотрелся в тенистом лесу, с лозами, вплетенными в шелковистые кудри, – настоящий лесной бог, не знающий о своей красоте.
Не замечая своего состояния, Джози словно приросла к стулу и не произносила ни звука. Чувства ее смешались: она испытывала влечение и страх, удивление и удовольствие.
Однако уже секундой позже все это разрешилось приступом неудержимого смеха, когда Мейн поднял ее платье и одним ловким движением распорол его на спине сверху донизу. Это произошло прежде, чем она успела выразить протест, – а ведь оно было одним из лучших творений мадам Бадо, изготовленное из тончайшего шелка на чехле из розового газа и расшитое крошечными белыми стеклянными бусинками. Потом он стал натягивать рукава, и треск разрываемой материи повторился, но разве теперь это могло иметь какое-нибудь значение?
– Ну вот. – Мейн прервал свои действия, чтобы сделать глоток шампанского. – Теперь можно смотреть.
– Теперь? – Джози продолжала безудержно хохотать. – Пожалуй, теперь уже поздно!
Мускулистые руки Мейна забавно выступали из крошечных розовых рукавчиков платья, и в этом была явная несообразность, как если бы тигр вздумал напялить передник.
– Прекратите издеваться, – сказал Мейн серьезно. – Лучше представьте, что я мисс Люси Дебютантка.
Джози тут же вскочила и сделала реверанс:
– Приятно познакомиться, мисс Люси!
Она не могла не отметить, насколько легче делать реверанс, когда на тебе нет корсета, впивающегося в тело.
Мейн тоже сделал нечто весьма похожее на реверанс, а потом отошел в дальний конец комнаты.
– Итак, теперь смотрите внимательно. Люси – молодая неопытная девушка, но она прирожденная кокетка и инстинктивно чувствует, что мужчинам приятно. Надеюсь, вы меня понимаете?
– Нет, – честно ответила Джози. – Моя гувернантка мисс Флекно учила меня ходить с книгой на голове. Я должна была каждую минуту помнить, что леди обязана держать спину прямо и поменьше вилять различными частями тела.
Мейн раздраженно фыркнул:
– Ваша мисс Флекно – обыкновенная идиотка. Виляние бедрами – именно то, что следует делать; разумеется, без вульгарности, в изысканной манере. Ну, теперь ясно? – Он положил руку на обтянутое розовым шелком бедро и не спеша направился через комнату к Джози. При этом, как по волшебству, его походка приобрела сходство с медлительной и грациозной походкой хищницы, женщины, бедра которой двигались, как руль корабля, встречающего на пути волну.
Когда он повернулся, Джози снова не смогла удержаться от смеха. Разумеется, ее бедное платье не сходилось на его спине, чем еще больше усиливало комизм ситуации.
– Прекратите фыркать, ведьма, – бросил Мейн через плечо. – Теперь ваша очередь.
– Моя очередь?
Преодолев смущение, Джози встала рядом с ним.
– Пусть ваши бедра покачиваются, – скомандовал Мейн. – У вас красивые бедра. Я заметил это, хотя вы и превратили себя в мисс Колбаску.
– Я не... – начала Джози, но тут Мейн весьма бесцеремонно подтолкнул ее, и они двинулись через комнату, держась рядом.
Увы, это не сработало. Джози не чувствовала себя кокеткой, хоть и положила ладонь на талию и попыталась покачивать бедрами. При этом она все же успела осознать, что ей бы понравилась фигура Мейна, будь он женщиной. Весь он выглядел таким чувственным, когда изображал женщину!
Внезапно Мейн остановился и недовольно посмотрел на нее:
– Вы не слишком внимательны, Джози, и не чувствуете, что надо делать. Скажите, вы когда-нибудь целовались?
– Конечно!
– Поцелуй с мужчиной – вот что я имел в виду.
Джози покачала головой. Кому, интересно, придет в голову поцеловать ее? Неужто он слеп?
Должно быть, Мейн прочел это на ее лице, он неловко отвел глаза.
– Да, это проблема. Вы не чувствуете своего тела, совсем не чувствуете...
И вдруг произошло неожиданное: в одну секунду Мейн оказался стоящим лицом к ней в ее розовом платье. Стеклянные бусинки, так старательно нашитые белошвейками мадам Бадо, поблескивали в лунном свете, и сейчас, должно быть, это выглядело нелепо, но почему-то Джози показалось, что сам Вакх, спустившись в эту странную комнату в башне и оказавшись рядом с ней, смотрит на нее, и в его глазах она читает безумный страстный призыв.
Однако то, что затем произнес Мейн, вовсе не прозвучало как призыв.
– Я собираюсь вас поцеловать, – спокойно сказал он. – Кто-то же должен сделать это в первый раз? Ну, Джози... – Он схватил ее за плечи. – Подыграйте мне, но не забывайте, что я влюблен в Сильви и вы это знаете.
Джози почувствовала, как у нее округлились глаза.
– Неужели вы вообразили, что я способна влюбиться в вас после одного поцелуя?
Мейн нахмурился:
– Не волнуйтесь так. Раз уж мы честны друг с другом, то, скажу вам откровенно, у меня нет намерения влюбляться в столь юную особу.
Джози вздохнула:
– Мои сестры только и делают, что пытаются бросить меня в объятия мужчин вашего возраста, и эти мужчины весьма любезны и соглашаются танцевать со мной, а я...
Она не закончила фразу, так как Мейн тут же ее перебил:
– Вы хотите выйти замуж за человека вашего возраста, и это вполне естественно, но я посоветовал бы вам обратить внимание на зрелого мужчину.
– У меня есть список, – неожиданно для себя сообщила Джози.
Мейн ухмыльнулся:
– И кто же в нем?
– Я не стану вас знакомить со всем списком, поскольку он содержит личные сведения, но скажу, что возраст в двадцать пять лет мне вполне подходит. Кстати, Имоджин заметила, что Рейф соответствует почти всем предъявляемым мною требованиям.
– Надеюсь, когда-нибудь вы позволите мне заглянуть в ваш список, – сказал Мейн с юмором. – А сейчас уже почти рассвет и ваши сестры, вероятно, не могут ума приложить, куда я вас увез.
Не зная, что ответить, Джози пожала плечами. Ее кожу слегка покалывало, и она очень остро чувствовала, что они одни и полуодеты.
– Имоджин, вероятно, отбыла с Рейфом в свадебное путешествие, Тесс уехала домой с Фелтоном, а Аннабел покинула бал еще до того, как я встретила вас: у нее грудной ребенок, и она начинает скучать по нему после получаса разлуки.
Мейн сделал шаг вперед и притронулся к ее подбородку.
– У вас прекрасная кожа, Джози, вы это знаете?
– Это лучшее, что у меня есть, – пробормотала Джози, словно загипнотизированная его взглядом. Он смотрел на нее, как если бы...
Его рука легла на ее затылок, а пальцы зарылись в волосы.
– У вас и волосы прекрасные...
– Каштановые, – сказала Джози, пытаясь избавиться от чар, исходивших от его текучего голоса.
– На солнце они кажутся бронзовыми, – поправил Мейн. – Однажды днем, когда мы ехали в Шотландию, вы сидели у окна кареты, и солнце играло у вас в волосах. Тогда я и увидел, какого они глубокого бронзового оттенка, пленительно мягкие и пышные.
Джози покраснела: она никогда так не думала о своих волосах.
И тут он наклонился ближе. Вот оно, подумала Джози. Конечно, ей было известно, чего следует ожидать. Она видела, как Лусиус Фелтон целовал Тесс, как граф Ардмор касался поцелуем волос Аннабел, видела, как он целовал ее плечи. Однажды она даже подсмотрела из-за угла коридора, как Рейф обнимал Имоджин, целовал, и их тела соприкасались.
Но все оказалось совсем не так, как она предполагала.
Губы Мейна не коснулись ее губ с нежностью и обожанием, как губы Фелтона, когда он целовал Тесс, а требовательно и властно впились в ее рот. А поскольку Джози понятия не имела, чего он требовал от нее, то с трудом заставила себя не слишком вырываться. «Неудивительно, что романы Мейна длятся не долее двух недель, – подумала она. – Он просто не умеет целоваться! Возможно, и в постели он тоже не лучше».
Впрочем, Джози вовсе не хотелось, чтобы Мейн почувствовал ее отношение к происходящему. Он так добр к ней и хочет... Не важно, все ли ему удается, но он определенно хочет подарить ей первый поцелуй, чтобы ее поведение стало женственнее и она научилась двигаться, как настоящая светская дама. Во всяком случае, до сих пор она ни от кого не слышала, что это так важно.
Рука, поддерживавшая ее голову, оставляла приятное ощущение, будто Мейн склоняет ее к чему-то, – вот только она не понимала к чему.
Его язык прошелся по ее губам, вызвав в теле Джози странное ощущение. Мысленно она отметила это как еще один недостаток Мейна и причину того, почему он остался неженатым до столь преклонного возраста, как вдруг...
Джози и сама не поняла, почему все столь резко изменилось. Может, потому, что она ощутила его чудесный запах? Это был тонкий аромат мужского мыла. Она подняла глаза и тут же почувствовала, что его пальцы ласкают ее шею. Ощущение это было странным, как если бы она... только сейчас избавилась от корсета.
– Вот так, моя девочка. – Низкий голос Мейн был таким же темным, как и неосвещенная комната, как мурлыканье бога вина и виноделия, и он заставил Джози раскрыть губы навстречу ему. Тогда Мейн одним движением оторвал ее от пола и прижал к себе; в то же мгновение его язык проник в ее рот...
Джози оцепенела от неожиданности. В этом было нечто нечистое, негигиеничное, и все же...
Тут мысли ее утратили ясность, руки каким-то образом обвились вокруг шеи Мейна, а пальцы запутались в его волосах. Ее груди оказались крепко прижатыми к его груди, и ощущение это показалось Джози восхитительным – оно напоминало одновременно и наслаждение, и муку.
Его язык у нее во рту говорил с ней без слов, а руки настолько крепко держали ее, что она не могла пошевелиться. Все, чего Джози теперь хотела, – это вечно оставаться прижатой к его сильному телу и испытывать неведомые доселе ощущения.
Должно быть, Мейн именно на это и рассчитывал: слегка отстранившись, он пристально посмотрел на нее, и его глаза еще больше потемнели. Теперь они казались уже не синими, а черными, и на миг Джози почудилось, что его дыхание стало хриплым и неровным.
– Ну вот, Джозефина Эссекс, это был ваш первый поцелуй.
Джози открыла рот, но не смогла произнести ни звука и просто смотрела на него, не отводя глаз, в то время как ее руки все еще обнимали его шею, а душа была полна желания.
Наконец она разомкнула руки и попыталась совладать с мыслями.
– Ну как, приемлемо? – На этот раз в голосе Мейна не было обольстительного мурлыканья.
– Вполне, – ответила Джози, дрожащими руками пытаясь завязать пояс халата. – И что же, теперь я смогу ходить, как полагается?
Мейн снисходительно посмотрел на нее:
– Надеюсь, сможете. Впрочем, отчего бы нам не испытать это прямо сейчас? Давайте посмотрим, не сыграл ли я роль осла, а?
Джози отвернулась от него и отошла к противоположной стене. Нет, Мейн точно не осел – она чувствовала это по дрожи в ногах и по ощущению, которое прикосновение его халата вызывало в ее груди.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

загрузка...